eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Лукашенко повел страну на очередную «битву»

В Белоруссии сохранили советскую модель сельского хозяйства. На нынешнюю уборочную «мобилизованы» даже руководители парламента и Совбеза.

11:00, 07.08.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.by

Как правило, приехавший в Белоруссию россиянин (особенно если он был связан с сельским хозяйством) остается под сильным впечатлением: нет заброшенных, заросших бурьяном полей — все они хорошо обработаны, аккуратно и ровно колосятся, а с конца лета по ним ровными рядами идут новенькие комбайны. А сама Белоруссия не только полностью обеспечивает себя сельхозпродукцией, но и является крупным ее экспортером.

Впрочем, местные жители, как правило, не разделяют восторгов приезжих. Им хорошо известна изнанка этого аграрного благополучия. «Страной руководит бывший директор совхоза. Так и руководит, как руководил своим совхозом», — говорят простые граждане. А экономисты могут рассказать еще и про парадокс белорусского АПК, который одновременно и очень прибылен, и невероятно убыточен.

Чрезвычайное положение: уборочная

Советская модель агропромышленного комплекса (АПК) Белоруссии сохранила даже лексику советского времени, насквозь военную. Обязательно «битва за урожай», районные и областные «штабы по уборке», «чрезвычайные полномочия» начальства разных уровней и «особое положение» в стране. Вопрос о том, что урожай можно убрать «мирным путем», за последние 25 лет не поднимался ни разу.

Все это белорусы опять увидели 2 августа, когда Лукашенко проводил совещание, посвященное уборке зерновых. Начали, впрочем, с финансов. «Вы имейте в виду, что сейчас все пойдут с портфелями просить денег. Поэтому надо разобраться. Там, где катастрофическая ситуация, надо помочь», — сказал президент. А далее пошла раздача чрезвычайных полномочий.

Главы палат парламента — Совета республики и Палаты представителей — были командированы в Витебскую и Брестскую области. Госсекретарь Совета безопасности также был направлен «биться за урожай», министру сельского хозяйства — сам бог велел. На время «мини-диктаторами» стали даже председатели райисполкомов. «Особо хочу подчеркнуть, (…) решения председателя райисполкома до 1 октября, связанные с уборочной кампанией, окончательные и обжалованию не подлежат. (…) Никто не вправе вмешиваться в его распорядительно-организационные функции. Поправить его может, если он согласится, только губернатор», — заявил глава Белоруссии.

Урожай в этом году оказался очень хороший, но неожиданно дело уперлось в… комбайны. Что удивительно просто потому, что Белоруссия — крупный производитель сельхозтехники. Но Комитет государственного контроля выявил, что хозяйства просто не готовили технику к уборке. «Факты низкой готовности зерноуборочных комбайнов установлены в 41 из 158 проверенных сельхозорганизаций, в 11 из них приписывалась исправность», — отметил на президентском совещании глава КГК Леонид Анфимов. Попутно выяснилось, что даже новые комбайны поставляются в хозяйства с браком.

Эту проблему Александр Лукашенко «решил» традиционно просто, поручив руководству МВД и Комитета госконтроля докладывать о случаях выхода из строя гарантийной техники. А заодно распорядился отправить в хозяйства произведенную, но не оплаченную технику: «Денег нет… Ну, завтра появятся. А комбайны-то не нужны будут завтра. Поэтому немедленно отправить…»

Система траты денег

Описанная феерия повторяется ежегодно, с небольшими вариациями. И по сути своей полностью копирует советскую модель работы «агропромаха». С высокой долей вероятности можно предположить, что такая ситуация сложилась из-за того, что в Белоруссии сельское хозяйство привычно «заливают» деньгами, ежегодно списывая все долги и выдавая новые суммы под посевную/уборочную.

«Только номенклатурные любимцы из АПК на протяжении 2011—2015 годов и только из бюджета получали ежегодно $1,66 млрд. А еще у каждого руководителя района есть свой внебюджетный фонд, который он расходует по своему усмотрению», — пишет на своей странице в Facebook известный белорусский экономист Ярослав Романчук. Также, по его данным, с 1995 по 2015 годы государство направило на поддержку АПК около $100 миллиардов — астрономическая сумма для Белоруссии.

И это не «байки оппозиционеров», эти цифры подтверждают госчиновники. По словам спикера верхней палаты белорусского парламента Михаила Мясниковича, финансирование государством АПК только за 2011—2015 годы составило $43,8 млрд. А отвечающий за аграрный сектор вице-премьер Михаил Русый в интервью БелТА признает: сельскохозяйственные предприятия избалованы государственным попечительством в виде прямых бюджетных субсидий и льготных банковских кредитов.

Это подтверждают международные эксперты — например, авторы аналитической записки «Меры по совершенствованию процесса разработки и реализации государственных программ в Беларуси», подготовленной Немецкой экономической группой.

По оценке авторов исследования, аграрный сектор республики имеет доступ к обширному списку субсидий и директивному кредитованию, которые предоставляются индивидуально и искажают конкуренцию. При этом полной статистики по объемам оказываемой поддержки не существует, а ее масштабы и структуру можно оценить лишь частично. Так, по информации на сайте Министерства финансов, господдержка, предоставленная юридическим лицам из бюджета в 2015 году, составила 8,9% от всех расходов республиканского бюджета и 1,6% от ВВП.

При этом в прошлом году рентабельность в АПК Белоруссии составила минус 2,5%. Количество убыточных организаций выросло вдвое, их удельный вес (без учета господдержки) составил 65,6%. То есть две трети белорусских колхозов (хотя их в последние годы колхозами не называют) — убыточны. Но при всем при этом, как рассказал год назад на пресс-конференции министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц, Белоруссия ежедневно продает за рубеж продукции АПК на $11 млн. По словам министра, каждая партия белорусской экспортной продукции приносит солидный доход. Например, говядина продается в Россию с рентабельностью в 21%, чистая прибыль с каждой тонны — $684. Многие сыры продаются с прибылью около тысячи долларов (рентабельность продаж — 26-27%).

Благодаря этому Белоруссия находится на 3-м месте в мире по экспорту сухой сыворотки, на 3-м — по маслу, на 4-м — по сыру. Порядка 95% белорусского продуктового экспорта — это поставки в Россию. В 2016 году Белоруссия продала за пределы республики на 25% больше мяса и в два раза больше молока и молочных продуктов, чем во времена СССР.

Получается парадокс: очень прибыльный экспорт, высокие цены на продукты в самой Белоруссии — и убыточный АПК, неспособный заработать. Здесь важно понимать, как устроено белорусское сельское хозяйство. Главные в нем — не руководители агропродприятий, не агрохолдинги и т. д. Главные — руководители рай- и облисполкомов. Именно они решают, какое агропредприятие или фермер что должны сеять (или какой скот выращивать), кому и по какой цене продавать. Формально в отрасли действует рынок, но реально действует система госзакупок, и каждый район должен выполнить спущенный ему сверху план. Формально глава хозяйства может продать урожай кому пожелает, но тогда он не получит от исполкома ни удобрений, ни топлива — зато в его хозяйстве уже на следующий день появятся проверяющие из Госконтроля. Да и КГБ в Белоруссии так и не переименовали.

То есть всякая самостоятельность аграриев исключена напрочь. Получается, что львиную долю произведенного с/х продукта выкупает государство по ценам, которые оно само же и назначает. Эта цепочка государственного контроля тянется и дальше, включая в себя переработчиков агросырья и экспортеров готовой продукции. В итоге действительно большие прибыли от экспорта получает именно государство — а не предприятия (как государственные, так и частные), которые занимаются агропроизводством и переработкой. Попутно в магазинах поддерживается высокий уровень цен на продукты — чтобы исключить «дикий» экспорт.

Так ли хороша белорусская «молочка»?

«Белорусские молочные продукты» — едва ли не самый известный в России белорусский бренд. С крайне удачным имиджем — мол, они и «качественные», и «полностью натуральные», и вообще «по советским ГОСТам сделаны». Рядовой потребитель относительно недорогой белорусской продукции даже не задумывается, что покупает в большей степени миф. Миф, как ему и положено, оказался очень живучим — развенчать его не смогли даже руководители Роспотреб и Россельхознадзора, которые этим занимались.

Сперва Геннадий Онищенко, а потом и Сергей Данкверт регулярно находили в белорусской «молочке» то вредные бактерии, то, наоборот, антибиотики; запрещали поставки с конкретных белорусских заводов, доказывали недобросовестность белорусских производителей и чиновников — но все эти действия всегда воспринималось как политически мотивированные, как элемент нескончаемой череды «молочных войн».

«Когда-то, еще при Ельцине, Александр Лукашенко сделал гениальный PR-ход: объявил белорусские молочные продукты совершенно натуральными и аналогичными советским. Дело в том, что в тот момент в российские магазины действительно хлынули очень некачественные (и потому дешевые) зарубежные молочные продукты, сделанные во многом из суррогатов. А собственные производители работать почти прекратили, — рассказал „Росбалту“ белорусский экономический обозреватель Виктор Демидов. — А белорусские заводы работали, но оборудование у них было крайне устаревшее, так что они просто не могли производить ничего современного — только советский ассортимент. К сегодняшнему дню все поменялось: и в Беларуси, и в России „молочку“ производят по одним и тем же технологиям. Но миф живет».

Оборотная сторона успешности белорусских молочных продуктов в России — очень высокие цены на них в самой Белоруссии. Не случайно, наверное, очень многие белорусы на выходных отправляются на закупки в соседний Вильнюс — за ширпотребом и продуктами. И то, и другое в литовской столице дешевле (обычно — раза в два). Из продуктов везут прежде всего сыр — даже с учетом затрат на поездку он оказывается дешевле белорусского, зато намного вкуснее и качественнее. Те, кто могут себе позволить такие поездки, отечественный сыр стараются вообще не покупать. Странная ситуация для страны, занимающей 4-е место в мире как раз по экспорту этого продукта.

Дальше — больше. В последние год-два литовские сыры стали в изобилии появляться и в белорусских магазинах. Правда, пока цены на них безбожно завышены, но сам факт примечателен: продолжая массово экспортировать свои сыры в Россию, официальный Минск «другой рукой» уже закупает «молочку» в соседней Литве.

Советское, слишком советское…

Как последний штрих — пример того, что в отсутствие рыночных отношений в АПК воспроизводятся худшие советские практики. Новость свежая: белорусская прокуратура возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц СУП «Ханчицы-Неман», которые уничтожили зерно урожая 2015 года, чтобы освободить зерносклад перед уборочной.

Как сообщила пресс-служба Генеральной прокуратуры, в ходе проверки было установлено, что руководители сельхозпредприятия для освобождения помещений зерносклада в деревне Монтовты и приема урожая нынешнего года приняли решение об уничтожении хранившихся там более 45 тонн зерна тритикале (гибрид пшеницы и ржи) урожая 2015 года. По факту превышения служебных полномочий должностными лицами предприятия и причинения ущерба хозяйству возбуждено уголовное дело. Материалы направлены для организации предварительного расследования.

Эта новость примечательна также и тем, что, оказывается, в хозяйствах урожай еще позапрошлого года некуда девать — то есть государство его у них до сих пор не выкупило. Ну, а раздать зерно своим работникам или пустить на корм скоту в колхозе даже не подумали. Просто уничтожили.

Денис Лавникевич, Минск
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: +1..+2, облачно
Санкт-Петербург: -1..+2