В мире

Минск перестал бояться «акул империализма»?

Белоруссия остается одной из немногих стран, не входящих во Всемирную торговую организацию, но очень старается поменять этот статус. Будет ли это выгодно РФ?

08:40, 11.08.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта kprf.ru

Не так давно в российском МИДе заявили, что Москва помогает Белоруссии стать членом Всемирной торговой организации (ВТО). Комментарий прозвучал после очередной выволочки, которую белорусский президент устроил своим чиновникам за слишком медленный, по его мнению, ход этого процесса. Тогда же Александр Лукашенко поручил министрам отчитаться о готовности страны присоединиться к организации до конца года. Для этого из Минска в Женеву была направлена специальная переговорная группа.

Хотя большинство экспертов скептически оценивают шансы Белоруссии на вступление в ВТО в относительно ближайшее время, в российском МИДе — по крайней мере на словах — настроены вполне оптимистично. «Россия всемерно поддерживает вступление Белоруссии в ВТО. Важно отметить, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в свое время создавался с учетом правил и норм ВТО. Присоединение всех государств ЕАЭС к многосторонней торговой системе на согласованных условиях позволит членам союза выступать с единых позиций по актуальным вопросам глобальной повестки дня. Исходим из того, что вступление Белоруссии в ВТО будет осуществляться именно на этих принципах», — заявили в департаменте информации и печати МИД РФ.

Также, по данным ведомства, Москва содействует процессу присоединения Белоруссии к ВТО еще и в рамках переговоров в четырехстороннем формате с участием США и ЕС. «Активно участвуем в переговорах в рамках рабочей группы по присоединению Белоруссии к ВТО. Кроме того, Россия финансирует проект „Программа развития ООН (ПРООН), Содействие правительству Республики Беларусь при вступлении в ВТО через усиление экспертного и институционального потенциала“», — отметили на Смоленской площади.

Между тем, сегодня и сам Минск проявляет максимум активности, явно не рассчитывая на чью-то протекцию для вступления в ВТО. 16 июля министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей заявил в интервью телеканалу «Беларусь 1», что стране необходимо активизировать процесс вступления во Всемирную торговую организацию. «Надо постараться снять по максимуму барьеры и препятствия для продвижения наших товаров на все рынки. Мы должны активизировать (и мы очень активно работаем над этим) процесс вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию. Это важно и для экономического имиджа нашего государства, и для того, чтобы мы могли действовать по тем унифицированным правилам, которые существуют в рамках ВТО, в которую входит большинство стран мира», — сказал глава белорусского внешнеполитического ведомства. Владимир Макей также отметил важность использовать благоприятную ситуацию на внешних рынках, которая позволила Белоруссии за предыдущее полугодие нарастить экспорт почти на 23%.

Рассуждения министра о внешней торговле не должны удивлять: в Белоруссии именно на МИД возложены обязанности по продажам за рубежом белорусских товаров — вплоть до составления планов, сколько тракторов должно продать то или иное посольство. Отсюда и всерьез обозначенное не так давно стремление вступить в ВТО: в белорусском правительстве в какой-то момент решили, что членство в организации позволит радикально увеличить белорусский экспорт.

Предыдущее заседание Генерального совета Всемирной торговой организации состоялось в Женеве 26—27 июля. Делегация Белоруссии, которую возглавил директор Департамента внешнеэкономической деятельности МИД Роман Соболев, присутствовала на мероприятии — но пока в статусе наблюдателя. Там белорусская сторона представила пакет документов, включая проект доклада рабочей группы, что позволит провести 9-е официальное заседание рабочей группы по присоединению Белоруссии осенью 2017 года.

После этого в белорусском МИДе оптимистично сообщили: «Переговоры о вступлении в ВТО идут с 1994 года. Весной 2017-го были проведены первые консультации в рамках рабочей группы после долгого перерыва. Таким образом, наблюдается определенная динамика. Мы ведем переговоры о вступлении в ВТО, исходя из своих национальных интересов и учитывая международные обязательства, взятые на себя в том числе в рамках ЕАЭС».

Обратите внимание: переговоры идут с 1994 года — то есть ровно столько, сколько Белоруссией правит нынешний президент. Между тем, в предыдущие два с лишним десятилетия на различных правительственных совещаниях по вопросу вступления в ВТО Александр Лукашенко не раз выказывался скептически: а нужно ли Белоруссии туда? Но в декабре 2014-го на страну обрушился очередной кризис, и в 2015-м белорусский экспорт просто обвалился. После чего власти Белоруссии резко ускорили процедуру.

Игра в «догонялки»

Члены Всемирной торговой организации — это в том числе Кыргызстан, Армения, Казахстан и Россия — то есть все страны ЕАЭС, кроме Белоруссии. Официальный Минск всегда обозначал вступление в ВТО как некую далекую цель, но на практике не торопился.

Дело в том, что до 2014 года белорусская промышленная продукция и продукты питания на 90% потреблялись Россией, а остальное — другими постсоветскими странами. В свою очередь, с Европой Белоруссия торговала сырьем (калийная соль, лес, азотные удобрения) и продуктами нефтепереработки. Для таких нехитрых торговых схем членство в ВТО не нужно, скорее наоборот — независимость Белоруссии от норм ВТО позволяла ей держать закрытым свой рынок тогда, когда это было выгодно. Однако обвал экспорта в 2015-м заставил белорусское правительство искать любые новые модели работы на внешних рынках. И вопрос вступления в ВТО резко стал актуален.

К концу 2016 года переговоры велись уже «по всем фронтам». Так, 21 ноября Александр Лукашенко говорил о помощи Евросоюза при вступлении в ВТО на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС, посетившей Минск. А чуть раньше Лукашенко заручился поддержкой Турции на личной встрече с Реджепом Тайипом Эрдоганом. Также вступление Белоруссии в ВТО обсуждали министр экономики Владимир Зиновский и поверенный в делах США Роберт Райли (американского посла в Минске нет). А премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков попросил Польшу содействовать в продвижении переговоров по вступлению Белоруссии в организацию. Проще говоря, белорусские чиновники начали абсолютно любую встречу с иностранцами использовать для продвижения своей страны в сторону ВТО.

«Мы видим, что основные проблемы в переговорах по вступлению в ВТО у Беларуси не с Россией и не со странами ЕАЭС, а с Европейским Союзом, — сказал „Росбалту“ белорусский экономист, руководитель „Центра Мизеса“ Ярослав Романчук. — Россия, будучи членом ВТО, просто подпишет с Беларусью двусторонние соглашения по согласованию, и там будут прописаны те вещи, которые уже так или иначе прописаны в договорах о Евразийском экономическом союзе и о Союзном государстве Беларуси и России. Поэтому особых проблем быть не должно. Но у России появится еще один аргумент в пользу того, что нужно все-таки проводить в Беларуси экономические реформы, чтобы играть по общим правилам».

А проблемы с Европой, которые сейчас пытается разрешить белорусское руководство, считает эксперт, это проблема субсидирования белорусского сельского хозяйства, наличия нетарифных барьеров на пути товаров из стран ЕС. «Беларусь — одна из самых протекционистских стран, и ей придется очень сильно попотеть, чтобы выторговать выгодные для себя позиции при вступлении в ВТО», — говорит Ярослав Романчук.

Среди чиновников согласья нет

Между тем, среди высокопоставленных белорусских чиновников вовсе нет единства по вопросу вступления страны в ВТО. Более того, противников присоединения к торговой организации, пожалуй, в правительстве даже больше, чем сторонников. Конечно, на широкую публику споры между ними традиционно не выносятся, но и утаить их тоже невозможно.

С одной стороны, приверженцы вступления в ВТО утверждают, что развивать экономику и промышленность в небольшой стране можно, только полностью открывшись мировому рынку. Это в самом деле актуально для Белоруссии, вся экономика которой ориентирована на экспорт. Как доказывают сторонники вступления, все успешные страны основывали свою стратегию роста на традиционном рецепте: либерализации торговли и использовании рыночных механизмов. Соответственно, быстрый и стабильный рост показывали страны, которые избегали применять протекционистские меры по защите от импорта: Польша, Чехия, Чили, Сингапур, Гонконг и Тайвань.

В свою очередь, противники присоединения к ВТО задаются вопросом: каким именно отраслям белорусского производства это будет выгодно? И указывают на то, что слишком многие белорусские предприятия, наоборот, потеряют свои позиции на мировых рынках. Эти же «промышленные» чиновники напоминают, что, к примеру, России пришлось вводить санкции, что бы защитить свое сельское хозяйство. А что будет с белорусским АПК в условиях, когда правительство не сможет директивно регулировать внешнюю торговлю?

Для белорусского руководства, привыкшего все держать под контролем, камень преткновения в том, что правила ВТО стоят выше национальных законодательств. То есть складывается ситуация, которая предусматривает единственный возможный путь развития экономики страны — через максимальную открытость. Члены ВТО обязаны либерализовать, приватизировать, дерегулировать (открывать для доступа ТНК и банков) сферы своей экономики одну за другой.
Однако в Белоруссии в социализме застряли даже не отдельные «красные директора», а целые отрасли экономики, такие, как агропром или легкая промышленность. Да и вся белорусская экономика в целом определяется как квазисоциалистическая — вряд ли она потянет предлагаемую членством в ВТО конкуренцию.

Еще один довод белорусских противников ВТО: якобы успехи индустриализации в азиатских странах — следствие не свободного рынка, а сильного государства. Применявшаяся «азиатскими тиграми» модель экономического роста включала строгое регулирование торговли, государственные предприятия, финансируемую государством инфраструктуру, высокие таможенные барьеры для защиты промышленности этих стран от конкуренции, строгий контроль за денежной политикой и движением капитала, а также субсидии и управляемые государством инвестиции в определенные секторы экономики.

Вопрос в том, насколько это будет эффективно сегодня в Европе. Все-таки все перечисленное есть и в сегодняшней Белоруссии — а вот экономического роста нет.

Российский интерес

«В практической плоскости вступление Беларуси в ВТО никак не может повлиять на экономические отношения с Россией, учитывая что Россия (как и Казахстан) — уже участник организации. Чисто теоретически, регулярно возникающие торговые споры смогут выноситься на рассмотрение ВТО, но пока существуют такие организации, как Союзное государство и ЕАЭС, на практике до этого не дойдет», — так прокомментировал ситуацию «Росбалту» старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб.

В самом деле, де-факто Белоруссия уже несколько лет живет в условиях, максимально близких к ВТО, — с того времени, как к организации в 2012 году присоединилась Россия, крупнейший торговый партнер страны.

С другой стороны, Александр Лукашенко любит в своих публичных выступлениях рассказывать о том, что еще до вступления России в ВТО все три государства Таможенного Союза — РФ, Белоруссия и Казахстан — вели переговоры о синхронизации условий вступления в организацию. При этом, по словам белорусского лидера, между Москвой и Минском имелись договоренности о том, что вступать в ВТО союзные государства будут, находясь на единых жестких позициях. Однако, сокрушается Лукашенко, в итоге Россия сама стала членом торговой организации и уже после этого предложила своим партнерам на принципах ВТО формировать Таможенный Союз, а затем и создавать ЕАЭС. В Минске это тогда было воспринято как вероломство со стороны восточного соседа.

Денис Лавникевич, Минск
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +13..+25, облачно
Санкт-Петербург: +16..+19, дождь