В мире

Глава Молдавии решил перевернуть ее с ног на голову

Поскандалив с правительством, Игорь Додон пообещал превратить свою страну в президентскую республику. Возможно ли это, рассуждает политолог Оаузу Нантой.

21:15, 08.09.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта <a href=&quot;http://ppe.md/&quot;>Европейской народной партии Молдавии</a>

Правительство Молдавии  и ее президент вновь «вошли в пике». Скандал разразился после того, как Игорь Додон запретил 57 молдавским военнослужащим принимать участие в учениях на Украине Rapid Trident -2017 (Быстрый трезубец), в которых будут задействованы 2,5 тыс. солдат и офицеров из США, Польши, Румынии и ряда других стран. Однако правительство этот запрет проигнорировало, а глава кабинета Павел Филип отметил, что у Додона нет для запрета веских причин, после чего молдавские военные выехали на Украину.  Додон пообещал разжаловать ряд высших офицеров, пожаловался на то, что Молдова — парламентская республика и пообещал «призвать народ, чтобы была президентская форма правления». Данную ситуацию «Росбалтт» попросил прокомментировать бывшего депутата молдавского парламента, политолога  Оаузу Нантоя.

— Как вы расцениваете коллизию, когда президент, который формально является главнокомандующим вооруженными силами, запрещает военным участвовать в учениях, а Кабмин этот запрет игнорирует? Есть тут правовая коллизия или нет?

 — Правовая коллизия есть, потому что помимо Конституции Молдовы, где записано, что президент является главнокомандующим, есть еще закон об обороне, где прописаны его полномочия. В то же время Игорь Додон стал президентом не на пустом месте. Республика Молдова еще в 1994 году подписала договор со странами НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира». В 2005 году, когда «духовный отец» Додона — коммунист Владимир Воронин  — стал президентом, был подписан индивидуальный план партнерства Молдовы с НАТО.

Согласно международным обязательствам нашей страны, молдавские военнослужащие участвуют, в том числе и в международных учениях, что вовсе не означает, что они участвуют в развязывании войны, скажем, против Российской Федерации. Тем более, что наши военные отправились в Украину без оружия и боеприпасов. С другой стороны, как я сказал, правовая коллизия есть.

Однако есть и другая проблема. Додон ведет себя так, что многие в Молдове считают его агентом влияния Кремля. Его демонстративные поздравления Вадиму Красносельскому в честь избрания того президентом непризнанной Приднестровской республики, его скандальное поведение в Брюсселе в штаб квартире НАТО, его попытки противопоставления Молдовы странам-соседям — Румынии и Украине, его заявление 2014 года после действий Российской Федерации против последней, когда он сказал, что для Молдовы настало время предъявления территориальных претензий к Киеву — все это можно назвать антигосударственным поведением.

В то же время, если говорить о данном конкретном случае, то правительство назвало командировку молдавских военных в Украину не учениями, а стажировкой. В целом это говорит о том, что в Молдове политические процессы давно вышли за рамки правового поля, что является прямой угрозой для молдавской государственности, особенно учитывая наличие российских войск на нашей территории (в Приднестровье)  и что мы имеем такого президента.

— Может ли Додон понижать офицеров в звании? В Конституции я этого положения не нашел. Там сказано, что он «присваивает высшие воинские звания, предусмотренные законом», но ничего не говорится о том, что он может кого-то понизить.

— Отправлять офицеров в отставку, повышать в звании президент Молдовы может только по представлению правительства, о чем и говорит закон об обороне.

— Как вы расцениваете заявление Додона о том, что он будет призывать народ, «чтобы была президентская форма правления»?

— Это популизм. Я помню политические процессы начала 90-х годов в Молдове, когда на площади собиралось по 50-70 тысяч человек, и любая резолюция там принималась единогласно. Мы знаем, что такое психология толпы, мы знаем, что на митингах можно проголосовать хоть за то, чтобы считать Землю кубом.

Изменение Конституции Республики Молдова не есть прерогатива президента. Для этого должен быть общественный консенсус. А когда президент позиционирует себя в качестве агента влияния Москвы, когда он сознательно поляризует общество, например, тем, что политсовет его Социалистической партии принимает решение, согласно которому ее стратегической целью является расторжение соглашения Молдовы об ассоциации с Евросоюзом и вхождении ее в Евразийское пространство, то это ничто иное, как сознательная  антагонизация страны.

Я, кстати, хотел бы обратить внимание, что когда 24 августа текущего года молдавские военнослужащие, вместе с военными девяти стран НАТО и Украины, участвовали в военном параде в Киеве, президент Додон сидел очень тихо, не подавая голоса. А тут неожиданно возбудился.

— Кстати, а как продвигается идея Додона о проведении в Молдове референдума по изменению формы правления с парламентской на президентскую?

 — Венецианская комиссия (Европейская комиссия за демократию через право — консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы) дала два негативных заключения на идею проведения такого референдума. Первое — на предмет изменения избирательной системы, а второе, еще более жесткое, на изменение Конституции, предусматривающее увеличение полномочий президента.

Конституционный суд Молдовы заблокировал возможность проведения такого референдума, поэтому Додон сейчас собирается устраивать публичные шоу в ходе избирательной кампании партии социалистов, в ходе которых они, в частности, будут предлагать сократить количество депутатов парламента и увеличить полномочия президента. На мой взгляд, это ужасающего уровня провинциальный популизм.

Беседовал Александр Желенин
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: +8..+15
Санкт-Петербург: +9..+18, солнечно