В мире

В погоне за компромиссом

Главы дипломатических ведомств России и США встретились в Нью-Йорке, чтобы предотвратить схватку между своими союзниками.

18:18, 18.09.2017 // Росбалт, В мире

Коллаж ИА «Росбалт»

Сергей Лавров провел переговоры с главой Госдепартамента США Рексом Тиллерсоном, как говорится в таких случаях, «на полях» сессии Генассамблеи ООН, открывшейся в Нью-Йорке. Дипломаты общались немногим меньше часа в неформальной обстановке, причем прессу попросили удалиться еще до начала встречи. Позднее, впрочем, обе стороны дали журналистам комментарии — столь же формальные, сколь и бессодержательные.

«Стороны обсудили взаимодействие по сирийскому кризису и другие аспекты ситуации на Ближнем Востоке и на севере Африки, а также ход реализации Минских договоренностей», — заявила представитель российского МИД Мария Захарова. В том же духе высказалась и представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт. В распространенном ей пресс-релизе говорится, что Тиллерсон и Лавров «подтвердили обязательства своих стран устранять конфликтные ситуации при проведении военных операций в Сирии, а также снижать уровень насилия и обеспечить условия для продвижения переговоров по межсирийскому урегулированию в Женеве».

Эти заявления явно нуждаются в расшифровке. Первое, что обращает на себя внимание, это акцент американской стороны на сирийской теме. Дело в том, что 16 сентября американское командование заявило, будто российская авиация во время боев в районе города Дэйр-эз-Зор сознательно атаковала союзные американцам отряды «Сирийских демократических сил». Россияне же утверждали, что заранее информируют союзников по борьбе с боевиками запрещенной в РФ организации «Исламское государство» о времени и месте наносимых ударов. В рамках же переданной военными США информации никаких «дружественных» сил в квадрате, по которому наносила удар российская авиация, не должно было быть.

Этот конфликт уже не в первый раз поставил под вопрос возможность проведения в Сирии если не совместных, то хотя бы скоординированных операций России и США, а также их союзников в лице войск президента Башара Асада и отрядов сирийской оппозиции. С учетом того, что победа над ИГ на сирийской территории, похоже, уже близка, никому не хотелось бы сейчас прерываться на внутренние «разборки». Это, вероятно, и стало причиной, по которой Тиллерсону потребовалось встретиться с Лавровым как можно быстрее, практически сразу после прибытия российского министра в Нью-Йорк.

Судя по тому, что сирийскую тему назвали обе стороны — главам дипломатических ведомств двух стран удалось по ней договориться. С Минскими соглашениями, которые упомянула только представитель российского МИД Мария Захарова ситуация, похоже, заметно сложнее. Тот факт, что американцы про Украину вообще не говорят, наводит на мысли, что тут никакого компромисса найти не удалось.

Речь, конечно, не собственно о Минских соглашениях, а о проекте резолюции, внесенном Россией в Совет Безопасности ООН. Это было сделано на основании публично заявленных президентом Владимиром Путиным предложений по созданию военной миссии ООН для защиты инспекторов ОБСЕ в Донбассе. Позднее, после телефонного разговора с канцлером Германии Ангелой Меркель, российский лидер также согласился с тем, что миротворцы могут находиться только на разделительной линии между украинскими военными и территориями, контролируемыми самопровозглашенными республиками (подробнее об этом читайте здесь).

Украина и США, однако, сразу же выступили за то, чтобы миротворцы в первую очередь пришли на участок российско-украинской границы, который сегодня не контролирует официальный Киев. Позднее американский и украинский представители публично усомнились в том, что российский проект резолюции можно использовать хотя бы как основу для проекта новой миротворческой миссии ООН.

Эту тему явно обсуждали и Лавров с Тиллерсоном. Причем, судя по всему, по инициативе российского министра. И договориться им, похоже, не удалось. Неудивительно, что российская сторона сейчас, на случай, если согласовать мандат миротворческой миссии так и не удастся, старается свалить всю вину за это на США и Украину.

«Это была инициатива президента Путина, которая была сформулирована в проекте резолюции (СБ ООН). Здесь важно не размывать сути российского предложения. Там речь идет о миссии ООН, которая обеспечивала бы безопасность сотрудников миссии ОБСЕ», — заявил, в частности, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, явно отыгрывая назад заявление Путина о возможности расширения мандата миссии ООН. Он также указал, что теперь все будет зависеть от того, «насколько конструктивную позицию займут и Киев, и США».

Причем «конструктив», по мнению российской стороны, тут может быть только один — согласие с российскими предложениями. Украина же, как и США, явно готовы взять только саму идею миротворческой миссии ООН (тем более что первым ее высказал украинский лидер Петр Порошенко) и творчески развивать ее. Собственно, это противоречие не помогла (да и не могла помочь) устранить встреча Лаврова и Тиллерсона.

В итоге, если характеризовать состоявшиеся переговоры, то все можно свести к краткому резюме: в Сирии договорились друг с другом не воевать, а по Украине торг, судя по всему, продолжается. Ведь если бы надежды договориться больше не оставалось то либо Тиллерсон лично, либо Госдепартамент США наверняка уже сообщили бы об этом.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости^

Погода

Москва: -2..+4
Санкт-Петербург: -1..+4