eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Путин и Назарбаев копят деньги и влияние

На форуме сотрудничества России и Казахстана решено: дороги двух стран не расходятся и «всем назло» ведут в Китай.

18:09, 13.11.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта kremlin.ru

Прошедшая недавно в Челябинске пленарная сессия ХIV Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана могла бы остаться незамеченной, если бы две главные фигуры этого действа — президент России Владимир Путин и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев — не пожелали навести легкий геополитический «шорох» после фанфар, прозвучавших в конце прошлого месяца в Баку во время открытия железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (БТК) с выходами на Китай и Европу. А также после фактически шантажа Киргизии развалить Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Собственно, ничего крамольного в проекте БТК нет, если не считать, что он обходит стороной Россию и Казахстан и усиливает влияние Турции — как минимум в регионе Южного Кавказа и бассейна Каспийского моря. Ну и теоретические слегка оттягивает грузоперевозки через территорию РФ. И тут в самый раз было вспомнить о проекте строительства железнодорожной магистрали Россия-Казахстан-Китай, которая как считает Путин, «положительно отразится на промышленности и логистике стран».

«Я присоединяюсь к тому, что сказал Нурсултан Абишевич Назарбаев по поводу возможной реализации крупного проекта строительства железнодорожной магистрали из Китайской Народной Республики через Казахстан и Россию, затем дальше в Европу. Это могло бы быть очень хорошим стимулом в развитии целых отраслей производства. Это дало бы хороший импульс в развитии целого ряда отраслей, поскольку проект мог бы быть очень масштабным», — проинформировал Путин.

Стоит отметить, что проект этот народился не сейчас, и не в Челябинске, но именно здесь настал подходящий момент извлечь его из «рукава», чтобы утереть нос основным участникам БТК — Азербайджану, Грузии и Турции. А предыстория его такова: летом прошлого года ОАО «РЖД» и «Китайские железные дороги» подписали соглашение о всестороннем стратегическом сотрудничестве, предусматривающем совместную реализацию ряда проектов в рамках ЕАЭС и проекта Шелкового пути. Согласно документу, Россия и Китай договорились о сотрудничестве в сфере железнодорожного транспорта — строительстве высокоскоростного транспортного коридора Москва — Пекин, включая прокладку высокоскоростной магистрали Москва — Казань.

И уже осенью того же года крупнейший китайский производитель China Railway Rolling Stock Corporation продемонстрировал в Берлине на международной выставке InnoTrans «задумку» трансконтинентального экспресса для перевозки грузов и пассажиров, приспособленного к разным климатическим условиям и разным железнодорожным системам. Тогда говорили, что новый состав собираются использовать на маршруте Китай — Европа.

А уже нынешней осенью распространилась информация о начале реализации проекта высокоскоростного железнодорожного коридора «Евразия» с участием России, Казахстана и Белоруссии. Магистраль, как задумано, пройдет из Пекина в Астану, Москву, Минск и далее до Берлина. Проект дорогостоящий — он оценен почти в 120 миллиардов долларов. На какие «свободные» финансы рассчитывают все заинтересованные стороны, неизвестно. Но, возможно, они имеют в виду кредиты Азиатского банка и Банка БРИКС.

С учетом того, что магистраль из Китая пройдет по территориям России и Казахстана, получается некий «междусобойчик», поскольку все эти страны являются членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а Россия, Казахстан и Белоруссия являются еще и членами одного интеграционного объединения — ЕАЭС. Получается междусобойчик в междусобойчике. В некотором смысле, это наводит на мысль об успешности проекта, поскольку такой альянс, абстрагируясь от транзитных перевозок, является хорошей основой для консолидации и тесного экономического взаимодействия государств, которые время от времени «обижаются» друг на друга, что не способствует устойчивости того же ЕАЭС.

В общем, Путин и Назарбаев очень аккуратно и спокойно приглушили сияние БТК, на строительство которого, заметим, международные доноры не сочли возможным скинуться, и даже на ремонт и прокладку грузинского участка дороги кредит выделил Азербайджан. Вероятно, иностранные инвесторы, включая Китай, руководствовались нежеланием укрепить позиции Турции на Южном Кавказе. Да и его нестабильность, в контексте нерешенности территориальных проблем (Карабах, Абхазия, Южная Осетия), тоже сделала свое дело.

Правда, БТК уже запущен, а новый проект Москвы, Астаны и Пекина пока только пытается устоять на ногах. Впрочем, Китай и без него транспортирует свои грузы через Россию, и все логистические схемы здесь хорошо отработаны. А проекту Баку-Тбилиси-Карс еще предстоит завоевать место не только под южным солнцем — с учетом того, что его амбиции выходят за рамки локально-региональных, и нацелены на большой грузопоток в весьма суровом бизнес-климате. Ведь компании, работающие на российском транзите, имеют многолетние наработки. Догнать, а, тем более, перегнать их, дело сложное и затяжное во времени.

Тем не менее, Россия, вероятно, все же опасается перспективных возможностей БТК, и не только с точки зрения оттока транзита с территории РФ. Ведь заработай альтернативная ей дорога более или менее успешно, Азербайджан может стать «излишне самоуверенным», чему сильно поспособствуют экспорт его углеводородов в Европу и утверждение страны в качестве транспортного хаба, соединяющего Восток с Западом и Север с Югом.

Кроме того, и, возможно, это главное, БТК является не только коммерческим, но и политическим проектом, обособляющим регион от российского влияния и зависимости, цементирующим треугольник Баку-Тбилиси-Анкара с доминированием последней в Закавказье с проецированием на южные периферии России, Центральную Азию, Каспий и часть Ближнего Востока. А это уже для Москвы «криминал».

Словом, Москва, вроде как не устроившая трагедии из строительства БТК, все же ответила ее участникам из Челябинска. Причем, вместе с Казахстаном, который спокойно может воспользоваться и услугами дороги Баку-Тбилиси-Карс с использованием Каспийского моря. Но и это не все: Москва и Астана, вопреки слухам и реальным опасениям о некоторых расхождениях по той или иной проблематике, продемонстрировали на границе Урала и Сибири, что, строго говоря, движутся они в одном направлении. И разбирать ЕАЭС на «запчасти», вопреки усилиям извне и отчасти — Киргизии, не собираются.

Назарбаев хорошо подготовился к поездке в Челябинск — за день до нее он находился в Костанайской области, где заявил, что Казахстан должен поддержать Россию в условиях введения против нее «тяжелых санкций», поскольку «…. с российской стороной у нас исторически добрые отношения и контакты в рамках Евразийского экономического союза».

ЕАЭС, как непреложную данность с ее непременным развитием, Назарбаев и Путин упоминали в Челябинске не единожды. В частности, президент Казахстана предложил провести в будущем году в Астане специальный форум Евразийского союза по цифровизации, заявив, что его страна и Россия «должны быть локомотивами в этой сфере».

Он также проинформировал о решении создать, в рамках ЕАЭС, общий рынок труда: «Для повышения его эффективности необходимо унифицировать требования к квалификации, знаниям и умениям работников. Нашим правительствам нужно принять меры по гармонизации и синхронизации этой работы». В этой связи президент Казахстана подчеркнул зависимость мобильности трудовых ресурсов в рамках общего рынка от информированности граждан о спросе и предложении на рынке труда. «Нам нужно проработать вопрос создания Единой интегрированной Евразийской электронной биржи труда», — пояснил Назарбаев.

В рамках форума состоялась встреча двух президентов. По официальной информации, они обсудили актуальные вопросы двусторонних отношений и перспективы их дальнейшего развития. «Наше межрегиональное сотрудничество, — сказал глава Казахстана, — является основой экономического взаимодействия, которое, несмотря на трудности, растет. За последние девять месяцев товарооборот между нашими странами возрос на 31%».

Каждую встречу с Путиным он назвал «новой вехой в решении важнейших задач» и, кстати, припомнил, что вроде как в Челябинске «мы на улице где-то пили пиво». Неизвестно, угощались ли Путин с Назарбаевым этим напитком в свой нынешний приезд в Челябинск, но доподлинно известно, какие новые «мосты» они навели в российско-казахстанских отношениях.

Так, Назарбаев выступил за открытие филиалов российских вузов в тех регионах Казахстана, — особенно, южных, — где имеется «повышенный спрос на образовательные услуги» (это после резонансного «антироссийского» решения главы Казахстана о переходе национальной письменности республики с кириллицы на латиницу).

По итогам форума, главной темой которого стало развитие человеческого капитала, подписан пакет документов. В их числе дополнительный протокол к соглашению между двумя странами о разграничении дна северной части Каспия; межправительственное соглашение об определении статуса технологической нефти в магистральных нефтепроводах «Туймазы-Омск-Новосибирск-2» и «Омск-Павлодар»; меморандумы о сотрудничестве между АО «КазТрансОйл» и ПАО «Транснефть»; между Акиматом Актюбинской области и АО «Русская медная компания» по реализации инвестиционных проектов в Актюбинской области Казахстана; между АО «Аграрная кредитная корпорация» и АО «Российский экспортный центр».

Подписаны также межправительственное соглашение о функционировании Казахстанского филиала Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова; программа межрегионального и приграничного сотрудничества между правительствами Казахстан и Российской Федерации на 2018—2023 годы, и т. д.

А открылся форум словами благодарности Путина президенту Назарбаеву за его вклад в разрешение сирийского кризиса. «Хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича за большой вклад в проведение международных встреч в Астане по Сирии. Во многом благодаря астанинским переговорам появилась возможность для скорейшего разрешения кризиса в Сирии, достижения самими сирийцами договоренностей о запуске политического процесса урегулирования», — сказал президент России.

Словом, в Челябинске Путин и Назарбаев твердо дали понять, что, во-первых, между Россией и Казахстаном царят мир, дружба, общее видение решения стратегических задач и твердое намерение не сходить с того пути, по которому они движутся — в том числе, это касается железнодорожных планов, которые фактически тождественны планам геополитическим.

Дополнительная демонстрация смычки Казахстана и России вполне логична в имеющихся региональных и международных реалиях, как намек на «единый фронт» Москвы, Астаны и, в некотором роде, Китая, ШОС и ЕАЭС. Разумеется, реалии эти могут меняться, не исключены иные геополитические интересы и конъюнктурные движения. Однако пока, как видно, Путин и Назарбаев ничего не расположены менять, более того, они хотят доказать намерение укрепить взаимодействие своих стран по разным направлениям, наполнить его новым содержанием и потянуть за собой «клубок» других стран.

Кстати, как подсчитал Путин, накопленные российские инвестиции в Казахстане превысили 10,8 миллиарда долларов, а казахстанские в Россию — три миллиарда. Важно, подчеркнул он, «не останавливаться на этом результате», поэтому правительствам двух стран поручено принять дополнительные меры по снятию барьеров для движения товаров, капиталов и рабочей силы.

Ну, а раз стороны щедры на взаимные инвестиции, это говорит о том, что они будут кооперироваться и дальше, чтобы не потерять ни деньги, ни влияние.

Ирина Джорбенадзе

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -2..+2, облачно
Санкт-Петербург: -1..+1