eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Христианской кротости» Филарета не оценили

Просьба о «прощении», с которой глава «украинских раскольников» обратился к РПЦ, вряд ли приведет к примирению двух поссорившихся церквей.

19:45, 04.12.2017 // Росбалт, В мире

Фото с сайта cerkva.info

Пресс-конференция предстоятеля «непризнанной» Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Филарета (Денисенко), состоявшаяся 1 декабря в Киеве, продемонстрировала, что попытка начать диалог с РПЦ и с «московской» ветвью украинского православия о преодолении раскола провалена. Аналитики ожидают теперь еще большего ухудшения отношений. Главное и самое печальное для многих верующих — процесс примирения церквей завершился, по сути не начавшись.

История с письмом Филарета, вызвавшая ошеломительный резонанс в СМИ, непонятна в деталях людям далеким от темы церковного противостояния на Украине, которое стало тождественным политическому. Особенно сложно разобраться в целях и истинных причинах того или иного поступка бывшего украинского митрополита (настоящего) и нынешнего патриарха (не вполне официального)  в условиях необъявленной, но активно ведущейся информационной войны между Украиной и Россией.

Сама событийная цепочка выглядит следующим образом: возникло обращение главы УПЦ КП, зачитанное на архирейском соборе Русской православной церкви; за ним последовали громкие анонсы в российской прессе о том, что «раскольник попросил пощады» и хочет воссоединения с УПЦ Московского патриархата; далее — трактовка автора письма с утверждениями, что «с анафемой» ему жить несложно, а истинная цель его обращения — получение автокефалии для украинского православия и опровержение домыслов о сожалении и переосмыслении своих поступков. На выходе же — множество далеко идущих версий, объяснений и предположений, иногда очень неожиданных, и сплошная ругань в соцсетях.

Собственно, речь в послании идет, помимо прочего, о желании «восстановить евхаристическое и молитвенное общение» с Русской православной церковью и о призыве принять решения для завершения «существующего противостояния». Многими это было понято, как «ходатайство» автора о снятии с него четвертьвекового отлучения от церкви. Конечно, обратили внимание и на его просьбу о «прощении». «Прошу прощения во всем, чем согрешил словом, делом — и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем», — написал Филарет. А подписался он под своим обращением в РПЦ как «ваш собрат Филарет», без упоминания своего «титула» — «Святейший Патриарх Киевский и всея Руси-Украины».

На Украине сообщения российских изданий об обращении Филарета поначалу было воспринято как журналистская «утка». Позже выяснилось, что это не «фейк», но и не покаянное письмо. Да, как того требует «христианское смирение», он попросил прощения «за все», одновременно «прощая всех». Какое ж тут покаяние? Это  примерно то же самое, как в конце письма написать «с уважением», даже если никого уважения к адресату не испытываешь. Видимо, россияне поторопились все «понять по-своему», хотя и представители УПЦ Московского патриархата тоже говорили о совершенно идентичных российским первым впечатлениям от обращения Филарета. Видимо, есть такая особая способность людей от власти и политиков выражать свои мысли так, чтобы каждый в них находил свой смысл.

Трактовка содержания письма окружения самого Филарета (комментарии и заявления последовали по горячим следам) была абсолютно другой. По словам спикера УПЦ КП архиепископа Евстратия (Зори), письмо не носит характер «покаянного», а продиктовано лишь стремлением наладить диалог между церквями. Инициатива такого обращения якобы исходила от Московского патриархата, а «посредником» при этом выступил первоиерарх Русской православной церкви за границей митрополит Иларион (Капрал). Более того, в заявлении пресс-центра УПЦ КП, появившимся вскоре, было сказано: для восстановления диалога между церквями РПЦ должна сама пойти на отмену снятия сана с Филарета и придания его анафеме. «После такого решения патриарх Филарет надеется на решение РПЦ признать автокефалию УПЦ», — отмечалось в заявлении, что, собственно, и является самым главным во всем этом «покаянном» деле.

Отдельно подчеркивалось, что вины «за раскол» с РПЦ и ее «филиалом» на Украине Филарет никогда не признавал, а потому у него нет причин ни в чем каяться. На встрече с журналистами сам киевский патриарх подтвердил, что все эта «история» затеяна им с целью получения автокефалии.

Однако некоторые сторонники Филарета все же считают, что он стал жертвой нечестной игры со стороны Московского патриархата. «К сожалению, наших просто „развели“. Но нужно понимать и Филарета — это был малореальный, но шанс объединить украинское православие, — оставил комментарий в Фейсбуке народный депутат Александр Бригинец („Блок Петра Порошенко“). — Объединение, в отличие от разъединения, — всегда компромисс. И Филарет продемонстрировал готовность договариваться ради великого исторического дела».

В «законной» Украинской православной церкви после пресс-конфренции Филарета не скрывали своего разочарования. «Мы хотим жить в мире с УПЦ МП, но мы будем и дальше захватывать их храмы. Такова суть сказанного Филаретом на пресс-конференции, правда, другими словами… Парадокс. Абсурд. Досадно», — написал в Фейсбуке спикер УПЦ Московского патриархата протоиерей Николай Данилевич. «Мы готовы были, протягивали руку, пусть даже в эту руку и плюнули, но мы это сделали, как христиане. Но насильно в рай не затащишь», — пояснил он в другой публикации.

Высказывались также предположения, что глава УПЦ КП в какой-то момент действительно решился навести межцерковные мосты, однако сдал назад под давлением противников этой идеи. «Вполне возможно, что у Денисенко в моменты просветления был искренний порыв покаяться. Но это закончилось при давлении окружения», — написал в своем блоге священник Алипий Светличный.

«Как обращение Филарета, так и дальнейший отказ от него стали для всех большой неожиданностью. Думаю, что миллионы украинцев, ожидая сегодняшней пресс-конференции (она прошла 1 декабря — прим. авт.), ожидали от лидера УПЦ КП сознательного заявления, которое положило бы конец церковным распрям, продолжающимся уже 25 лет. Но, к сожалению, сенсации не случилось, — сказал „Стране“ спикер Волынской епархии УПЦ МП Олег Точинский. — По моему убеждению, вся эта ситуация скорее всего была банальной постановкой с целью привлечения к себе внимания и создания огромного информационного резонанса, что им однозначно удалось».

Эксперты также считают «крутой разворот», совершенный патриархом Филаретом, следствием его «обработки». «Ведь Филарет даже обсуждал шаги к примирению в достаточно широком кругу, мол, надо идти навстречу, хватит распрей. Но „ястребы“ вокруг него были против, — утверждает в своем блоге политолог Кость Бондаренко. — Дело в том, что глава УПЦ КП инкорпорирован в существующую систему управления страной и над ним довлеет мнение, прежде всего, Банковой (администрации президента Украины — прим. авт.), спецслужб. Он не принадлежит себе, и случай с письмом и резким разворотом — пример этому».

По мнению политолога Руслана Бортника, письмо Филарета было отправлено им в Москву без разрешения синода УПЦ КП, и именно потому  ему пришлось «сдавать назад». «И в ночь перед пресс-конференцией Филарета поставили перед выбором: фактический отказ от письма или лишение должности, иначе последует раскол внутри Киевского патриархата, потому что часть духовенства и верующих не готовы к резкому повороту событий. Безусловно сыграло свою роль и непринятие извинений со стороны РПЦ: вместо этого создали комиссию, чем отложили вопрос», — представил свою версию произошедшего эксперт на одном из украинских каналов.

Журналистка Татьяна Высоцкая со ссылкой на свой источник в Киевском патриархате также говорит о том, что послание главы УПЦ КП было написано в тайне от синода. «Навстречу Москве» он пошел якобы после получения информации о том, что «конкуренты», УПЦ МП, получат автокефалию. «Филарету предложили написать письмо, в котором выступить инициатором начала объединения украинских церквей… Но московские церковники не выполнили обещания: вместо автокефалии глава УПЦ МП получил только автономию, а письмо Филарета слили в СМИ», — написала Высоцкая на своей странице в Фейсбуке.

Вообще-то первым опубликовал в соцсетях полную версию письма Филарета секретарь синода УПЦ КП епископ Евстратий (Зоря). А источники «Росбалта» в церковных кругах опровергают версию о якобы имевшем место «торге». «Собор в Москве спокойно готовили, даже не думая о Филарете. Именно от него шла инициатива с самого начала. РПЦ согласилась принять письмо с условием, что в письме не будет регалий», — говорит один из священнослужителей.

Что касается «обещания» РПЦ якобы предоставить «раскольникам» автокефалию в обмен на письмо, то эта версия, по его мнению, абсолютно невероятна. «Негативная позиция РПЦ по поводу автокефалии давно всем известна, и Филарету — в первую очередь, — говорит священник. — Скорее всего, в УПЦ КП узнали о готовящемся решении предоставить юридическую независимость УПЦ Московского патриархата (при сохранении канонического единства с РПЦ). И это, к слову, было сделано на соборе единогласно. На этой основе, судя по всему, и начались осторожные переговоры Филарета и УПЦ-РПЦ по шагам навстречу. Но после появления письма и шумихи, вызванной им, Филарет и его окружение, видимо, просто не решились продолжить эти шаги».

Прогнозы о дальнейшем развитии событий эксперты дают неутешительные. Уже очевидно, что решение собора РПЦ о «независимости» Украинской православной церкви не воспринято ее противниками как повод для отказа от дальнейшей борьбы с УПЦ МП. В частности, председатель подкомитета по вопросам государственной политики в сфере свободы совести и религиозных организаций Верховной рады Виктор Еленский («Народный фронт»), один из авторов законопроектов, направленных против «московской церкви», заявил, что новая норма лишь ширма, призванная прикрыть ее подчинение РПЦ.

А Руслан Бортник полагает, что теперь кризис затронет обе ветви украинского православия. «УПЦ КП будет переживать историю с письмом непросто: духовенство и миряне не поняли своего предстоятеля. Но это вызов и для УПЦ МП, в которой усилится внутреннее давление — от групп, заинтересованных в отдалении от РПЦ, и внешнее — с целью подчинению Церкви влиянию Банковой», — сказал эксперт в интервью «Стране».

В общем, если даже все-таки предположить, что письмо Филарета было шагом к преодолению церковного раскола, то он не только не удался, а еще больше усилил непонимание и противостояние «правильной» и «неправильной» УПЦ, в очередной раз подтвердив, что лишь благими намерениями дорогу в рай не вымостить.

Валентин Корж, Днепр, Украина

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: +7..+5, дождь
Санкт-Петербург: -1..0, облачно