eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Сирийская ловушка» никуда не делась

Россия хотела бы быстрее вывести войска после победы над боевиками, но ей мешают Асад и иранцы, отмечает востоковед Михаил Магид.

18:14, 08.12.2017 // Росбалт, В мире

Фото из личного архива Михаила Магида

Российский Генеральный штаб отчитался о полной победе в Сирии над формированиями «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ). Однако начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Сергей Рудской не исключил, «что на освобожденной территории могут появляться отдельные диверсионные группы ИГ». Таким образом, российские военные продемонстрировали понимание того, что боевые действия в Сирии фактически могут перейти в стадию отдельных партизанских вылазок. А это значит, что по факту она может продлиться на неопределенно долгий срок.

О том, что будет в Сирии после официального заявления о победе над ИГ, обозревателю «Росбалта» рассказал специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Каковы возможности исламистов продолжать партизанскую войну в Сирии после того, как они выбиты из большинства населенных пунктов?

 — ИГ годами действовал из пустынных районов Сирии и Ирака, совершая набеги на крупные города, устраивая засады на трассах, атакуя военные и гражданские объекты. Думаю, они сохраняют для этого определенные возможности. Очевидно, что не все боевики в Сирии сложили оружие. Нет сомнений в том, что у них остались опытные и фанатичные последователи, и что они еще долгое время будут способны совершать вылазки. Если режим Башара Асада будет ослаблен или произойдет какой-то кризис, эта проблема даст о себе знать.

— Какая военная обстановка на данный момент сложилась в Сирии?

 — Крупные соединения ИГ разгромлены, часть их бойцов погибла, многие покинули страну. Кроме того, арабские племена в Ракке и Дейр эз-Зор, сражавшиеся одно время на стороне ИГ, объявили нейтралитет или выступили против «Исламского государства». Надо отдать должное американско-курдской коалиции: ей удалось привлечь на свою сторону или добиться нейтралитета племен в Дейр эз-Зор и занять большие территории, избежав крупных потерь.

— Каковы шансы на реальный мир в Сирии?

 — Они очень не велики. У Москвы есть желание заставить Асада помириться с сирийской оппозицией. Дело в том, что война в Сирии стала непопулярна в России. По данным соцопроса проведенного «Левада-центром», только 30% жителей РФ хотят, чтобы Кремль продолжил оказывать поддержку Башару Асаду в этой войне, тогда как 49% считают, что нужно немедленно выходить из нее. Поэтому накануне президентских выборов руководство РФ хотело бы вывести войска из этой страны.

Однако сделать это просто так Россия не может, поскольку тогда возникнет вопрос о том, с какой целью страна воевала в Сирии два года, потратила на это большие деньги и понесла потери? Тем не менее, РФ сейчас, по названным выше причинам заинтересована в мирном решении сирийского конфликта. Даже если это решение будет носить имитационный характер, этого для Кремля достаточно, чтобы вывести войска или большую их часть.

— Хотят ли мира Иран и Асад?

 — Дело в том, что у Асада такой цели нет, по крайней мере, ничто не свидетельствует о ее наличии. На протяжении нескольких месяцев Асад расстреливает городские кварталы в Гуте (район Дамаска), где засели боевики. Расстреливает, не смотря на все рассуждения о деэскалации. Россия Асада не контролирует. Он маневрирует между двумя силами — Ираном и Россией, и вряд ли иранцы откажутся помочь ему в том, что касается контроля над Сирией.

Иран создал так называемый «шиитский пояс» — цепь государств, которые находятся под его влиянием, и в большой степени контролируются отрядами проиранского шиитского ополчения. Это Ирак, Сирия и Ливан. Никакие враждебные анклавы внутри этого пояса Ирану не нужны. Вместе иранцы и Асад достаточно сильны, чтобы рассчитывать на полное уничтожение оппозиции внутри Сирии (за исключением региона Идлиб, который может быть разделен с Турцией, и территориями, контролируемыми американско-курдской коалицией).

Режим Асада крайне не популярен в Сирии и может управлять ей, лишь опираясь на иранскую оккупацию. Тегеран поддерживает непримиримую позицию Асада в отношении суннитской вооруженной оппозиции, так что интересы тут совпадают. Это стало причиной разногласий между Ираном и РФ, но они по-прежнему союзники. Россия, возможно, и хотела бы уйти побыстрее из Сирии, но Асад и иранцы удерживают ее от этого. Они усиливают натиск на оппозицию, отказываются строить «потемкинские деревни» и тем самым заставляют Москву и дальше воевать на их стороне.

— Но в этом регионе есть и такой сильный игрок, как Израиль, который все громче заявляет о своих интересах в этой войне. Чего хочет он?

 — Жесткая позиция Асада и стоящих за ним иранцев наталкивается на жесткую позицию израильтян, обеспокоенных усилением иранского присутствия в Сирии. Израиль считает Иран и его союзников (прежде всего, ливанскую вооруженную группировку «Хезболла») наиболее опасными противниками на Ближнем Востоке и требует полного вывода иранских и проиранских сил из Сирии. Но это невозможно. Ни Асад, ни Иран на это не пойдут — без шиитского ополчения Асаду не выстоять против оппозиции, а иранцы не собираются терять завоеванные ими земли и новенькую, с иголочки, «персидскую империю».

Россия не в силах изменить в этом вопросе позицию Ирана. Больше того, официально, устами главы МИД РФ Сергея Лаврова, она заявила, что присутствие Ирана в Сирии «легитимно». Россия, как и прежде, выступает в роли союзника Ирана и Асада.

Между тем, в Израиле усиливается группа политиков и военных, которая стремится к войне. Израильские атаки на Асада, а так же на проиранские силы в Сирии становятся все более частыми. Российские ПВО, размещенные в Сирии, не пытаются помешать израильским налетам, потому что не хотят провоцировать реакцию мощной израильской авиации.

Это вызывает гневную реакцию Ирана: «какие же вы союзники, если не мешаете израильтянам нас бомбить?». Так выглядит еще одно противоречие между РФ и Ираном.

Ясно, что израильтяне ставят иранцев, «Хезболлу» и Асада перед выбором. Если шиитские силы будут терпеть авиаудары и не ответят ракетным обстрелом территории Израиля, значит, что они слабы и их можно бить когда и где угодно. Если ответят — это повод для большой войны Израиля, авиация которого начнет уничтожать шиитские силы в Сирии и Ливане.

Таким образом, Россия оказалась меж двух огней — между Ираном и Израилем.

— Чем обусловлено решение Трампа официально признать столицей Израиля Иерусалим и к каким последствиям оно может привести?

 — Во-первых, могла сыграть роль близость президента Трампа к правым фракциям израильской политики. Дочь Трампа Иванка замужем за одним из самых богатых американских евреев Джаредом Кушнером. Он выступает доверенным лицом президента и имеет сильное влияние на него. Сама Иванка, которая также влияет на политику Трампа, приняла иудаизм, взяла имя Яэль. Другом этой семьи является Шелдон Адельсон — один из самых богатых евреев в мире, входящий в число главных спонсоров Республиканской партии США, и одновременно человек, близкий к семье премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Семьи Трампа и Нетаньяху образуют дружный клан, который стоит за жесткий курс в отношении арабов и Ирана. Возможно, решение связано с этим обстоятельством.

Во-вторых, у этого решения могут быть другие, более важные причины. Израиль требует вывода всех проиранских и иранских сил из Сирии, в противном случае угрожая войной. Однако американское руководство вряд ли устраивает в данный момент война Израиля против Асада и Ирана. Если израильтянам удастся сокрушить своих врагов, это может привести к возрождению ИГ. Кроме того, в Сирии очень сильна «Аль-Каида» (также запрещена на территории РФ) и поражение Асада и иранцев может привести к резкому расширению ее сферы влияния.

Здесь интересы Штатов и Израиля расходятся. США считают главной проблемой ИГ и стремятся, как можно быстрее покончить с ним и поднести его голову на блюде американцам. Израиль же воспринимает именно Иран и его союзников как своих основных противников на Ближнем Востоке. Возможно, решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда посольство — это попытка задобрить Израиль и предотвратить или отсрочить его войну против иранцев и Асада. А вот получится ли это, неизвестно. У Израиля особые отношения с Америкой и ему позволено многое.

В то же время принятое Трампом решение, скорее всего, не выгодно Америке в стратегическом плане. Американское влияние на Ближнем Востоке и так существенно подорвано, поэтому это не прибавит США популярности. Зато оно может усилить Иран, который очень активно поднимает тему защиты палестинских арабов и борьбы против Израиля.

Беседовал Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -11..-9, облачно
Санкт-Петербург: -13..-10, облачно