eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Украинские корабли не плавают! Они не ходят

Инициатива Путина по возврату Киеву «крымского металлолома» встречена со скепсисом. Возможно, «подарок» от РФ делается, чтобы не платить по искам.

00:01, 17.01.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта flickr.com

Высшее военное руководство Украины оказалось застигнутым врасплох предложением Путина забрать вооружение из Крыма. Генералы буквально поперхнулись от неожиданности, не найдя сразу достойного ответа «главному врагу». Командующий Военно-морскими силами вице-адмирал Игорь Воронченко сумел лишь «выдавить» в эфире телеканала «112 Украина» нечто неопределенное о том, что «надо подумать», но тут же сняв с себя вообще всякую ответственность. «Решение будет приниматься на уровне высшего политического руководства государства, — отметил Воронченко. — Я побоюсь сказать, но это требует очень тщательного изучения, чтобы мы не остались разменной картой в какой-то грязной кремлевской игре».

Очевидно, что флотского начальника, как и обычных граждан, больше всего озадачили вопросы: Что это значит на самом деле? С чего вдруг РФ решила стать «доброй»? Правда, в одном, очень важном для украинского генералитета моменте, адмирал сориентировался молниеносно, опровергнув утверждение российского президента о том, что украинская военная техника в Крыму уже была в плачевном состоянии.

«Из восьми боевых кораблей был не на ходу только один БДК (большой десантный корабль) «Ольшанский», там была потребность в ремонте главных двигателей. Корветы «Тернополь», «Приднепровье», «Хмельницкий» на ходу, корабль управления «Славутич» на ходу, два тральщика «Черкассы» и «Чернигов» на ходу, «Луцк» (противолодочный корвет — прим. авт.) был в ремонте, но был практически отремонтирован. Подводная лодка была на 70% отремонтирована, осталась только замена клапанов», — рассказал Воронченко и добавил, что «то, что говорят, что был хлам — это не соответствует действительности».

Сразу вспоминается старый анекдот о склоке двух соседок: «Когда ты у меня брала мясорубку, она была целая, а когда вернула — оказалась поломанной! — Во-первых, я у тебя ничего не брала. Во-вторых, когда брала — она уже была поломанной, а когда вернула — была исправной!»
Ответы президенту РФ обдумавали и сочиняли недолго — всего пару дней понадобилось, чтобы оценить событие и придать ему правильную политическую окраску. Первые из появившихся можно отнести к категории эмоционально-патриотических.

«Крым за корабли не продаем, не сдаем и не меняем. Да, это наши корабли, украденные Путиным. Доведены до ужасного состояния, как и сам Крым, оккупантами. Все, к чему прикасается «русский мир», приходит в негодность. Мы вернем Крым и всю украинскую собственность там, в том числе и корабли. Как и Донбасс», — написала первый заместитель спикера Верховной рады Ирина Геращенко на своей странице в Фейсбуке.

Премьер-министр Владимир Гройсман также обеспокоился рассмотрением не хояйственно-деловой стороны вопроса, что ему по должности положено, а политической, и предложил президенту России вместе с украинской военной техникой из Крыма вернуть и сам полуостров. «Встречное предложение президенту РФ — предлагаю вместе с флотом вернуть Крым. Готовы принять в ближайшее время», — заявил он.

Когда эмоции немного поостыли, начали появляться мнения экспертов. За заявлением Владимира Путина о готовности Москвы передать Украине военную технику, которую ВСУ оставили в Крыму в 2014 году, покидая оккупированный полуостров, не стоит ничего, кроме еще одного элемента пропагандистской войны и желания главы Кремля представить себя «миротворцем». Вместе с тем, Путин пытается зафиксировать новую позицию РФ по оккупированным украинским территориям. Такое мнение высказал «Апострофу» российский политолог Дмитрий Орешкин.

По мнению эксперта, с обещанием Владимира Путина передать Украине оставшуюся в Крыму военную технику все достаточно прозрачно: то, что сейчас делает Путин, имеет только информационный или пиаровский смысл, ведь он честно сказал, что состояние плачевное — значит, осталось просто «железо», металлолом. «Первое — это как бы демонстрация доброй воли для переговоров с Западом. Теперь люди, которые представляют интересы РФ, могут сказать: смотрите, мы же делаем односторонние шаги в сторону разрядки — вот, вернули оружие, мы направлены на мирное решение. Взамен вы тоже должны проявить какую-то гибкость, мягкость, уступчивость, — говорит Орешкин. — Во-вторых, наверное, Путин себе сейчас перед выборами формирует образ миротворца. Что важно, потому что понятно, что на новую серьезную наступательную операцию ресурсов нет, тем более перед выборами».

Шаг недорогой, практически вообще ничего не стоящий, считает политолог. «В этом смысле меня даже несколько разочаровало, что Украина так это всерьез восприняла, как будто за этим что-то действительно стоит. Отдал это железо, ну и отдал», — говорит Орешкин.

Но нужно сказать, что теоретически (особо подчеркнем последнее слово) украинскими военными рассматривается возможность забрать «подарок», который, по мнению генерал-лейтенанта, в прошлом заместителя начальника Генштаба ВСУ  Игоря Романенко, может в буквальном смысле оказаться «заминированным». А потому он заранее призывает к «бдительности». «Если предположить, что мы можем принять технику, они могут заложить в корабли скрытые подрывные устройства, как это делали немцы и итальянцы после Второй мировой войны. Потом подрывались суда — как в Советском Союзе, так и в других местах. То есть они заваривали подрывные устройства в корпуса, а в нужный момент подрывали со всеми вытекающими последствиями, большими жертвами, в том числе и у нас в Крыму, — рассказал «Апострофу» генерал. При этом, по его словам, «с военной точки зрения надо было бы принять эту технику — но что принимать?» А потому, «надо туда направлять профессиональную группу, всесторонне изучить ситуацию, докладывать нашему военно-политическому руководству, в каком состоянии находится техника».

Есть еще и очень важный юридический аспект, который, возможно, станет основным в принятии решения, и заключается он в том, что Украина подала иски в международные суды по поводу возмещения потерь, которые она понесла в результате аннексии. Туда включены вооружение и техника, о которых идет речь. «Если мы сейчас это заберем, то надо будет менять материалы, которые есть в судах. А это повод для продления ситуации или даже срыва. Это по-путински», — сказал Романенко.

Возможную связь с осложнениями положения РФ в международном правовом поле усматривает и координатор группы «Информационное сопротивление», депутат Верховной рады Дмитрий Тымчук. «Почему именно сейчас, через три с половиной года, Путин об этом вспомнил? Я лично это связываю с теми исками, которые Украина сейчас готовит по Крыму, — написал он в своем блоге. — Очевидно, логика Москвы следующая: есть имущество украинской армии, которое осталось в Крыму, мы его передадим, оно нам даром не надо; а вот что касается всего остального — гражданской инфраструктуры, промышленных предприятий и тому подобного, то это уже собственность крымчан, которые на «референдуме» в марте 2014 года высказались за вхождение в состав России. Думаю, что логика только такая».

Украинский журналист и военный историк Юрий Дудкин прокомментировал ситуацию порталу TOPINFORM. Эксперт акцентировал внимание на финансовой стороне вопроса. Чтобы забрать «царский подарок» Путина, Украине нужно серьезно потратиться, и не факт, что это сейчас по зубам ослабленной экономике. Для транспортировки необходимы деньги, топливо, человеческие ресурсы. С его точки зрения, корабли, оставшиеся в Крыму, находятся в плачевном состоянии и  годятся только на переплавку, что может позволить Украине немного заработать на металлоломе. Чуть интересней ситуация с бронетанковой техникой. Ее можно было бы использовать в качестве деталей и запчастей, ведь основной парк украинской военной техники производился еще в СССР, а Россия прекратила поставки комплектующих для этих видов вооружения.

В своей оценке вооружения, оставшегося в Крыму, эксперт зацепил вопрос неприятный для военного руководства Украины. Он напомнил, как, присосавшись к бюджету страны, генералы все годы после развала Союза, тратили миллионы на якобы поддержание и «модернизацию» этой самой злосчастной техники. Яркий пример — подводная лодка «Запорожье», работы над восстановлением которой продолжались в течение 17 лет. За это время было освоено более 25 млн долларов, но ПЛ так и не отправилась в плавание, а государство, имеющее выход в Черное море и колоссальную акваторию, не получило ни одной (хотя бы дизельной) боеспособной единицы в подводный флот.

Вопросы о воровстве в армии на высшем уровне периодически поднимаются, и для многих было бы желательно «утопить» корабли в Крыму чужими руками как ненужное свидетельство их «хозяйственной деятельности». Ради этого можно даже простить отъем генеральских ведомственных дач и санаториев на берегу полуострова. В общем, вряд ли корабли вернутся в строй. Постоят призраками и в конце концов отправятся в печь. То ли в российскую, то ли в украинскую.

И еще одна деталь. Никто из морского ведомства, к сожалению, об этом не сказал, но достаточно сомнительно, что на Украине остались «запасные» руки и головы, способные обслужить не очень современную, но все же сложную технику. Когда моряк не востребован в своей стране в течение десятка лет, он либо переквалифицируется, либо находит работу на стороне — под другим флагом.

Валентин Корж, Днепр, Украина

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 15°, ясно
Санкт-Петербург: 14°, ясно