eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Мы не игроки, а лишь фигура на доске — еще не побитая»

Оппонент главы ДНР Александр Ходаковский заявил, что готов сменить нынешнего лидера, чтобы исправить ситуацию в Донбассе.

19:45, 13.02.2018 // Росбалт, В мире

Фото из архива батальона «Восток» (ДНР)

Недавно глава самопровоглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко заявил о том, что осенью этого года пройдут выборы нового лидера ДНР. Его соратник по 2014 году и нынешний оппонент Александр Ходаковский рассказал «Росбалту», чем нынешняя власть не устраивает возглавляемое им движение «Патриотические силы Донбасса», и почему он сам хочет составить конкуренцию главе республики.

— Недавно вы заявили, что существует угроза вашего физического устранения. Вы и на самом деле сейчас начали опасаться за свою жизнь?

 — Я просто трезво оцениваю ситуацию, анализируя положение моих внутренних оппонентов. Они понимают, что у них нет возможности легитимными способами устранить конкурентов в лице меня и моих соратников, поэтому у них может оставаться только один вариант.

— Почему именно вы можете стать жертвой этих «радикальных мер»?

 — Мы сохраняем свои политические позиции, можем консолидировать вокруг себя людей и быть центром влияния. На фоне очевидной слабости товарищей, которые сегодня представляют правящую элиту, наличие здесь такого центра, вероятно, кажется им опасным. Они не могут продолжать с нами сосуществовать, так как мы, в отличие от них, не теряем свои позиции, а наоборот — их усиливаем. Сейчас они поставлены  в тупиковую ситуацию, поэтому могут вступить с нами в противодействие незаконными способами, но тем самым окончательно подорвать к себе доверие.

— Но если мы говорим о «физическом устранении», стоит ли сохранять где-то даже показное «олимпийское спокойствие»?

 — Я пребываю в таком «фаталистическом настроении». «Неприятный» для меня вариант существует с 2014 года, и не важно, кто выступит в роли исполнителя. Поэтому я эту возможность для себя отметил, «отнес» ее на «задворки сознания» и больше к ней не возвращаюсь. Потому что если жить с этой мыслью, то она будет поглощать все внимание и всю энергию. Сейчас никакими мерами активной и пассивной безопасности невозможно гарантировать себе жизнь. Поэтому я не сижу за высоким забором, нахожусь среди людей, общаюсь с ними, никакой личной охраны у меня нет.

Утешает, что не каждый человек способен на устранение конкурента. Для этого нужно иметь определенный внутренний настрой, моральную внутреннюю конституцию. Я не вижу у тех людей, которые сегодня представляют власть, этих качеств. Поэтому говорить об этом всерьез я бы не стал.

— Ну есть и другие способы — открыть уголовное дело, например.

 — Для этого нужен повод. Я пережил 2016 год, когда работала комиссия по «изобличению» меня в тяжких грехах. Но результат их трехмесячных трудов — полный пшик. А ведь псевдорасследования проводились очень тщательно, и если бы были малейшие факты, уличающие меня в противоправных действиях, то они были бы обнародованы. С тех пор я не «усугубил» свое положение, честно выполняю взятые на себя перед обществом обязательства.

А любые нападки и попытки что-то мне инкриминировать — они возможны, но будут работать нам даже на пользу, как своего рода политическая реклама. Если с нами борются те, кого большинство людей воспринимает негативно, то значит, мы — те самые нормальные парни, за которых стоит отдать голос.

— То есть вы идете на выборы главы ДНР?

 — Разумеется! У нас есть все основания чтобы успешно в них поучаствовать. Мы намерены серьезно побороться за наше присутствие во власти и даже перехватить управление. Надо ситуацию растормошить и запустить в более продуктивное русло, чтобы все возможные ресурсы и резервы наших территорий были задействованы. Я при этом не разделяю ДНР и ЛНР.

— Кстати, вспомним выборы в ЛНР в 2014 году. Тогда на пост главы претендовал один из полевых командиров, Александр Беднов (Бетмен), после чего он получил ряд угроз от команды Игоря Плотницкого и «добровольно» отказался принимать участие в предвыборной гонке. Несмотря на это, он затем погиб, вероятнее всего, просто был устранен.

 — Над нами нет никого, кто мог бы повилять на наше решение. Я не знаю, чем руководствовался Беднов, нам достает мужества участвовать в этой политической борьбе, и мы уже продемонстрировали это. Отступать мы не собираемся. Территории нужно вытаскивать за уши всеми способами, если у нас есть шанс улучшить положение обычных людей. Еще раз скажу, нам нужна власть и реальные рычаги воздействия на ситуацию. Мы не рассматриваем вариант получения каких-то кресел для того, чтобы мы замолчали. Основные ключевые игроки должны уступить место и идти почивать на лаврах и том, что они успели «наскирдовать».

— Почему вы решили перейти от диалога с властью ДНР к столь радикальным мерам? Неужели в республике все так плохо?

 — Плохо то, что нет перспектив, и появляется состояние безнадеги. Наша разница с Украиной — в потенциале. Украина не имеет никаких шансов для развития, у нас они есть, но наш потенциал «купируется», потому что наверху всех это устраивает.  При довольных всем товарищах у власти никакого прогресса не будет. У нас есть возможность для существенных преобразований. Все от этого только выиграют.

— Чем же «состояние тупика» выгодно нынешней власти?

 — Весь потенциал территорий направлен на реализацию интересов узкой группы. Задача нынешней команды — сделать власть передаваемой «по наследству». Каждый, кто сегодня при власти, до прихода был никем. Сегодня они обогатились за счет войны и чужой пролитой крови. Они не хотят с этим расставаться, но ведь вся эта ситуация была не для того, чтобы они обогатились, не ради их блага все это замышлялось.

Получается, что мы стремились к одному, знали какие нас ждут сложности  при попытке распочковаться с Украиной, но случилась подмена. То, что было общенародным делом, стало делом узкой группы лиц, которая пытается отгородиться штыками от населения. И чем дальше это продолжается, тем меньше у них сторонников. Все для них не очень хорошо складывается. Это наша земля, мы за нее отвечаем и хотим, чтобы у нее было светлое будущее.

— Если промахи команды Александра Захарченко настолько очевидны, на что же рассчитывают эти люди, снова идя на выборы?

 — Естественно, они рассчитывают на админресурс. Все администрации на местах и общественные организации будут работать на них. Но не стоит на это возлагать большие надежды. Они должны понимать, что любые искусственные цифры вызовут критическое отношение к ним. Никто не поверит в  мифические 70-80%. Они, даже переиграв выборы в свою пользу, общий расклад не изменят. Мы не будем действовать радикальными способами, но никто не мешает нам выйти на улицы.

— Ну, а продолжающийся конфликт, война? Как с этим справляется нынешняя власть?

 — Даже если у них есть понимание ситуации, то никакого влияния на нее нет. Мы не игроки сегодня, а просто фигура на доске, которая выполняет свою роль. Слава богу, она еще не побита. Мы стали заложниками политических обстоятельств. Если в 2014 году мы имели возможность принимать какие-то решения, то сейчас утратили свою субъектность, мы полностью зависим от того, как договорятся на высшем уровне американцы и россияне. Украинцы тоже подутратили свою субъектность, но в меньшей степени, чем мы.

И совершенно очевидно, что все жертвы приносятся ради каких-то политических игрищ и «вторичных дивидендов». И это страшно. Война все больше становится средством решения чьих-то политических задач, набора проходных балов на выборах или ради того, чтобы помешать Путину спокойно провести выборы в России. Ради этого третируется целый народ, миллионы людей.
 
 — Игоря Плотницкого в итоге «заменили». А почему непоколебим Захарченко?

 — В отношении этой команды мнение формируется, но оно еще не на конечной стадии, видимо, в силу нежелания «менять коней на переправе». Конечно, сказать, что здесь все может пройти по такому же сценарию, как в Луганске, я не могу. С другой стороны, сложно обойти тот факт, что назрели очень ощутимые перемены, что нынешняя команда себя дискредитировала, не сделав ни единого политического или экономического шага, который был бы успешным. Эти люди работают по принципу «все что вокруг — мое, как я захочу, так и будет».

— Представим, что вы победили на выборах. Вы не раз озвучивали идею, что ЛНР и ДНР должны быть вместе. Будете объединять две республики?

 — С точки зрения внешнеполитической — это для меня основная задача. Все от этого только выиграют. Объединение наших ресурсов не должно происходить, как «обдирание Луганска». Наоборот, необходимо делиться всем, чтобы люди поняли, что мы — единое образование, с едиными целями и задачами. Чтобы не было так: военную лямку тянем вместе, , а свой пирожок каждый тащит к себе в норку.

Беседовала Анна Громова, Донецк

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°, пасмурно
Санкт-Петербург: 21°, дождь