eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Даст ли Варфоломей «киевским раскольникам» свободу?

Петр Порошенко просит у Вселенского патриарха автокефалии для православной церкви на Украине. Оппозиция называет это «политическим пиаром» накануне выборов.

07:31, 21.04.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.ua

Дела церковные на Украине стали делами политиков. Верховная рада 19 апреля поддержала обращение президента к Вселенскому патриарху. Петр Порошенко лично пришел в парламент убеждать проголосовать депутатов за документ. И убедил: несмотря на резонансные выступления и поверхностное неприятие содержания обращения к святейшему Варфоломею о предоставлении томоса об автокефалии православной церкви на Украине, парламентарии «наскребли» всего 36 голосов «против». Среди них один внефракционный нардеп, два представителя партии «Возрождение», а также 33 члена «Оппозиционного блока».

«За 26 лет это первый документ, который объединил всех иерархов наших церквей», — победно подчеркнул Петр Порошенко и бросился звонить Вселенскому патриарху прямо из здания парламента.

По поводу «всех иерархов наших церквей». В неканонических украинской автокефальной церкви и УПЦ Киевского патриархата назвали решение Рады историческим и поблагодарили депутатов. В Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) настроены не так оптимистично: «Верховная рада может заниматься всем, что не запрещено законом. В том числе и писать письма кому-либо. Для Церкви все перед Богом равны. К Патриархам ежедневно приходит огромное количество писем», — прокомментировал событие изданию Корреспондент.net  архиепископ Климент (в миру Олег Александрович Вечеря), четко давая понять, что принятие обращения, это еще далеко не решение о предоставлении автокефалии, а всего лишь просьба, причем — далеко не первая по счету.

Однако, возможно, Порошенко знает чуть больше других и не обнародует раньше времени информацию о предварительных договоренностях с Варфоломеем. По словам президента, 9 апреля он провел семичасовую встречу в Стамбуле с Вселенским патриархом и членами Синода. Итог переговоров он оценивает следующей «затуманенной» фразой: «На сегодняшний день Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной поместной церкви». Общественности достоверно известно только то, что Порошенко действительно вел с церковными верхами переговоры в «Царьграде», куда он наведывался по пути на встречу с Меркель. Но стоят ли за этим громким заявлением реальные договоренности или это очередной предвыборный трюк — пока непонятно.

С начала 90-х годов часть украинских политиков вынашивает идею получить независимую поместную православную церковь как противовес РПЦ. Ее многие в Украине воспринимают как инструмент политического влияния Кремля. Самым простым способом достижения этой цели было бы договориться с Вселенским патриархом Варфоломеем об автокефалии. Ведь до конца XVII века киевская митрополия подчинялась именно Константинополю.

Константинопольский патриарх (с резиденцией в Стамбуле) «теоретически» считается главной фигурой в православном мире. Однако его влияние часто является формальным, а реальной наимощнейшей православной церковью называют РПЦ. Впрочем, именно вселенские патриархи предоставили автокефалию и независимость большинству существующих сейчас православных церквей мира. На такой шаг Константинополя надеялась и часть украинцев. Первую подобную серьезную попытку совершил в 2008 году президент Виктор Ющенко. Тогда Варфоломей даже приезжал в Киев на годовщину крещения Руси, однако результата не было. В конечном итоге на Украине услышали: нужно объединяться не в желании утвердить свою национальную православную церковь, а в желании быть частью Вселенской кафолической православной церкви.

Эксперты указывали, что на пути автокефалии стояло нежелание УПЦ КП и УАПЦ объединиться, что было одним из условий Константинополя. Сейчас этот вопрос, похоже, снят, поскольку обе «раскольнические» церкви не против.

Другой причиной называли мощное противодействие автокефалии со стороны России, где государство вмешивается в дела церкви не меньше, чем на Украине. Ведь, как допускают эксперты, в случае получения автокефалии в украинскую каноническую независимую церковь могут перейти многие иерархи и священники УПЦ Московского патриархата.

Некоторое время вопрос автокефалии для украинских ответвлений церкви тихонько «тлел», однако сейчас, после подписания Радой обращения Порошенко к высшим чинам православия, вспыхнул с новой силой. Прогнозы, естественно, всего двух типов: одни уверены, что Варфоломей не сможет удовлетворить просьбу украинских «раскольников» (ничего обещать не мог, так не может быть, это нереально, патриарх не пойдет на такую резкую конфронтацию с РПЦ, от него отвернется православный мир); другие отмечают, что Вселенский патриарх недостаточно постоянен и последователен в своих действиях. Кроме того, сейчас, когда сама Россия находится в конфронтации практически со всем миром, политическая обстановка как нельзя лучше располагает к неприятным для РФ и РПЦ шагам.

В центре внимания оказалась еще одна проблема: вправе ли Вселенский патриарх единолично предоставить автокефалию украинской церкви? Корень ответа на этот вопрос в том, какую церковь считать церковью-матерью для украинского православия: константинопольскую или русскую. УПЦ КП настаивает на первенстве Константинополя — мол, до 1686 года украинская церковь была под Царьградом, а значит патриарху Варфоломею и принимать решение.

В РПЦ парируют: не важно, что было раньше, а важно положение дел на данный момент. А сегодня РПЦ — церковь-мать для УПЦ, поэтому без ее согласия ничего менять нельзя. «Если мы будем смотреть, кто, когда и от кого зависел, то мы вообще вернемся в Иерусалим, — пояснил „Апострофу“ замглавы отдела внешних церковных связей УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич. — Поэтому на предсоборных совещаниях было решено, что церковь, которая хочет получить автокефалию, обращается к церкви-матери, а церковь-мать обращается к Константинополю… Гипотетически, если Константинополь вдруг все же предоставит автокефалию, никто из поместных церквей ее не признает».

Теоретически Константинополь-Стамбул должен обратиться ко всем поместным церквям. Поэтому Вселенский патриарх, по мнению Данилевича, на данный момент не может единолично предоставить автокефалию. Нужно, чтобы ее признали все 15 поместных церквей, в том числе и РПЦ. Обойти их невозможно. Это то же самое, если бы Украину в ЕС приняла только одна страна без согласия остальных.

Помимо этого, церковные эксперты отмечают: механизм предоставления автокефалии через обращение к церкви-матери и консенсус 15 поместных церквей не был закреплен в официальных документах Всеправославного собора, который прошел в 2016 году, а отрабатывался только в предсоборных совещаниях. А вот документ, который официально был согласован и принят, касается механизма предоставления автономии церкви. Называется он «Автономия и способ ее провозглашения». В нем сказано следующее: если две автокефальные церкви претендуют на одну и ту же «географическую церковную область», окончательное решение принимает Вселенский патриархат. На Украину же претендуют и Москва, и Константинополь. Конечно, автономия — не то же самое, что автокефалия, но церковная логика тут понятна.

Что же, по сути, будет означать томос Вселенского патриарха, если он его все же выдаст? Ведь исходя из текста проекта постановления парламента, президент хочет автокефалии не для «неправильной» УПЦ КП, а для «православной церкви в Украине». В УПЦ МП же таких преференций не просят.

«Вселенский патриарх просто признает поместность объединенной церкви: УПЦ КП и УАПЦ. Но, по сути, это будет признанием УПЦ КП», — пояснила религиовед Людмила Филипович «Апострофу». Она считает, что УПЦ МП может остаться на украинской территории в статусе, например, РПЦ в Украине. Но вряд ли в УПЦ МП захотят что-то менять. Тем не менее, если «Киевский патриархат» будет признан, это грозит еще большим расколом в православном мире.

«Раскол будет еще больший. Нужно будет определиться, кто с какой стороны. А разве украинское общество нас когда-то поражало своей степенью объединения? — резюмировала Филипович. — Но никто не говорит, что будет религиозная война между православными. Что касается УПЦ МП, то я не вижу у них той силы, которая отколется и присоединится к канонически признанной поместной церкви».

Единственное, что однозначно для экспертов — очередное обострение вокруг темы церкви вызвано в большей степени не междуусобицей священнослужителей, хотя она имеет место, а спровоцировано политиками, стремящимися к концентрации всей власти. К тому же, в очередной раз была продемонстрирована условность парламентско-президентского устройства Украины. В реальности Петр Алексеевич «продавливает» фактически все, что ему нужно. Хотя, возможно, дело не в силе личности президента, а всего лишь в слабом составе парламента, который, согласно конституции, должен иметь главенствующую роль в большинстве вопросов. Фактически же фракции Верховной рады либо продают свои голоса (по многочисленным предположениям экспертов), либо позволяют помыкать собой (кто из страха, кто из беспринципности).

«Оппозиционный блок», голосовавший против инициатив Порошенко, направил свое, альтернативное обращение патриарху Варфоломею, в котором говорится, что создание единой поместной церкви — это попытка решить определенные политические задачи накануне президентских выборов, вмешаться в церковные дела и узурпировать право православной общины на решение своей судьбы. Однако маловероятно, что к слабому голосу маловлиятельной политической силы в Стамбуле-Константинополе прислушаются.

Валентин Корж, Днепр, Украина

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°, ясно
Санкт-Петербург: 22°, ясно