eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Куда качнется Карабах?

Никол Пашинян уверен в скором признании НКР, а Ильхам Алиев намерен водрузить там флаг Азербайджана. При этом все оглядываются на Россию, которая никому ничего не обещает.

21:05, 13.05.2018 // Росбалт, В мире

СС0 Public Domain

Революция в Армении изменила верхушку власти, но не «географию» республики, по-прежнему граничащей с «вражескими» Азербайджаном и Турцией. В наследство оппозиционному лидеру Николу Пашиняну, вынудившему партию власти при помощи толпы согласиться на его премьерство, достались старейшие на постсоветском пространстве и тяжелейшие для урегулирования карабахский и армяно-азербайджанский конфликты. При прежнем руководстве Армении была надежда на то, что они частично решатся — возвращением Азербайджану почти всех оккупированных территорий, кроме самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики со столицей в Степанакерте — определение статуса этого региона откладывалось на потом.

Но такой сценарий был глубоко чужд «ястребам» армянской политики, части диаспоры и определенным внешнеполитическим кругам. И вот первым лицом Армении стал революционер Пашинян, не имеющий опыта ни в государственном управлении, ни в дипломатии. Зато прекрасно понимающий, что, несмотря на весь его «прошлый» антагонизм в отношении России, другого пути, как пока использовать ее для «прикрытия» Армении от желающего вернуть свои земли Азербайджана, нет. И вот — он впервые встретится с президентом России Владимиром Путиным на полях заседания высшего Евразийского экономического совета в Сочи.

И какой бы ни была официальная информация, встреча эта все равно видится курьезной и вряд ли выигрышной для революционного  премьера — уж очень велика разница в их политическом «весе», пройденном пути и идеологии. Так что-либо Путин для начала проявит «снисходительность» к Пашиняну, либо сразу даст ему понять: никаких поблажек ему и Армении не будет, если Ереван начнет отклоняться от пророссийского курса и станет откалывать «фортели» в переговорном процессе по Карабаху.  

Помощник президента РФ Юрий Ушаков анонсировал, что стороны обсудят в Сочи «ключевые вопросы двусторонней повестки, а также некоторые актуальные вопросы региональной безопасности». Впрочем, он высказал предположение, что обсуждение двустороннего сотрудничества не будет, для начала, глубоким: «Это первый контакт, сам по себе важный с той точки зрения, что руководители двух государств познакомятся друг с другом». Но все же «какие-то вопросы будут прояснены» — касающиеся высказываний господина Пашиняна по поводу сотрудничества в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Да, это вам не бегать по улицам с рюкзачком — это уже большая политика и ответственность за всю страну. «Потянет» ли ее Пашинян, с учетом еще и того, что руководимая им Армения фактически находится в состоянии войны со стратегическим партнером России — Азербайджаном.

Пашинян перед своим отъездом в Сочи и встречей с Путиным присел перед Россией в реверансах — его интервью растиражировали армянские СМИ. Так, он выразил уверенность в том, что российско-армянские отношения изменятся, причем к лучшему. Заверил, что не является ни прозападным, ни пророссийским политиком: «Я — проармянский политический деятель». Соответственно, ему важно членство Армении и в ЕАЭС, и в ОДКБ. Первая организация, считает Пашинян, не реализовала свой экономический потенциал, и «отсюда все проблемы». Но «приход нового человека станет стимулом для их решения». Идей у Пашиняна достаточно, и он, по его словам, намерен их «предлагать».

Что же до ОДКБ, важно уточнить, что означает ее деятельность «на практике». Вероятно, Пашиняну, в первую очередь, хотелось бы получить твердые гарантии (если таковые вообще присутствуют в политике) безопасности своей страны, вздумай Азербайджан на нее напасть — точнее, вернуть военным путем оккупированные территории. «Армения является и останется членом Договора о коллективной безопасности», — заверил он. С Россией, сказал армянский лидер, его страна связана очень тесно, в том числе, в вопросе поставок вооружения: «Это вопрос национальных интересов и безопасности Армении. Мы должны подумать о расширении и размерах этих (военных) договоров».

Коснулся он и вопроса развития русского языка в республике (Москва, как известно, очень чувствительна к соответствующей теме), в которой, по его словам,  действуют несколько филиалов российских вузов, 3-4 телеканала на русском, «люди читают и любят русскую литературу и любят русское кино». Но «культурные связи могли быть и глубже, и мы над этим работаем». В общем, Пашинян до своей первой встречи с Путиным сказал все, «как надо», оставив в прошлом (на время?) свою антироссийскую риторику. Пока его вербальную составляющую можно считать «знаковой» — слова не революционера, но начинающего государственного мужа. Пусть даже сказаны они не искренне, а вынужденно. Куда ж деваться: опять же — Карабах, Азербайджан, Турция. С последней он готов к диалогу без предварительных условий. А вот с Азербайджаном дела обстоят хуже. И фортели на уровне популизма имеют место.

Во-первых, Пашинян заявил, что армянский народ никогда не был так близок к закреплению победы в Карабахе: «Протестное движение последних полутора месяцев не только не опасно для вас, напротив, оно приведет к признанию прав Нагорного Карабаха. Мы как никогда близки … к достижению этой важнейшей для нас национальной цели». Во-вторых, исключив любые уступки по Карабаху, Пашинян заявляет о готовности «к полноценным переговорам от имени Армении, но от имени Арцаха (Нагорный Карабах) переговоры должно вести руководство Арцаха». По его словам, пока Азербайджан прибегает к агрессивной риторике и говорит о захвате армянских территорий, обсуждать уступки бессмысленно.

Напомним, что в ходе митингов в Ереване революционер, ставший вскоре премьером, провозгласил: «Да здравствует Нагорно-Карабахская республика, которая должна стать неотъемлемой частью Республики Армения!» Согласимся, что все эти заявления противоречат друг другу. И если Пашинян перейдет от популистской риторики к популистским действиям, то есть Ереван признает, в одностороннем порядке, независимость НКР или заявит о ее присоединении к Армении, Азербайджан наверняка ответит войной.

Баку пока не делает резких движений — он готовится отметить важные для него праздники с гостями из разных стран. Но что будет после торжеств? Новый, четвертый по счету президент Армении Армен Саркисян в интервью «Эхо Москвы» сообщил, что не может ответить на вопрос, способна ли смена власти в Армении повлиять на диалог с Баку. «Никак не могу это комментировать, потому что президента Ильхама Алиева я знаю лично и довольно хорошо. Но ситуация и политика таковы, момент очень чувствительный, то есть исключить рост напряженности в Арцахе нельзя ни в коем случае». Президент подчеркнул, что новое армянское правительство с первого же дня своей работы должно серьезно заняться безопасностью границ. Что же касается России, Саркисян считает ее «стратегическим и военно-политическим партнером Армении». «Всем известно, что армия в Армении очень близка к российской армии. Она поддерживается техническим вооружением из России, а не из НАТО или Китая», — пояснил он. Саркисян также напомнил, что в Армении дислоцирована российская военная база: «Зная, где находится эта база, как близка она к нашей границе между Арменией и Турцией, я всегда … буду бороться за то, чтобы эти дружеские, братские и военно-политические отношения оставались сильными».

Но вернемся к собственно Карабаху. Пашинян открыто дал понять, что настаивает на изменении переговорного формата, и что «Карабах — наш». Баку, разумеется, не мог оставить его прямую речь без ответа. «Азербайджанский флаг будет поднят на всех оккупированных территориях, в том числе в Шуше и Ханкенди», — сказал президент Ильхам Алиев. По его словам, территориальная целостность Азербайджана не является предметом переговоров. «Азербайджанский народ и государство никогда не позволят создать на азербайджанской земле второе армянское государство. Если кто-то думает иначе, это напрасные иллюзии… Нагорный Карабах — неотъемлемая часть Азербайджана».

Что же касается изменения переговорного формата, замглавы азербайджанского МИД Халаф Халафов заявил, что формат этот давно утвержден, и «сепаратистский режим Нагорного Карабаха не может участвовать в нем в качестве стороны». Предметом обсуждений, сказал он, может быть только освобождение оккупированных территорий и совместное проживание на них армянского меньшинства и азербайджанцев.

Словом, Пашинян — пока, во всяком случае — не склонен уступать, хотя с приходом опыта государственной деятельности новоиспеченный армянский лидер должен освоить науку компромиссов. Если, конечно, Азербайджан даст ему на это время. А пока Пашиняну придется работать с Россией для сохранения существующего статус-кво в зоне конфликта. Но это не устроит Азербайджан, хотя и война ему тоже не нужна. Но Баку, как и Еревану, приходится действовать с оглядкой на множество факторов, а, главное, на Россию. Не будь она «гарантом безопасности» Армении, Азербайджан не стал бы сдерживать «инстинкт возвращения» того, что он считает своим.

Напомним, что в апреле 2016 года конфликт перешел в силовую фазу, но она была быстро нейтрализована усилиями России. Народу, однако, за каких-то четыре дня полегло немало с обеих сторон. Строго говоря, военная эскалация началась потому, что ситуация зашла в тупик. В нем она находится и поныне, поэтому возобновление военных действий — масштабных или «для острастки» — исключить нельзя. Так что Пашиняну, пришедшему к власти на волне народных протестов, стоит не ужесточать позицию Еревана в переговорном процессе в надежде на «прикрытие» России, которая, вероятно, никому ничего определенного не обещает, а внести в него качественные изменения, построенные на компромиссе и отсутствии пустых заверений о «победе» армян на карабахском направлении.

Если грянет война, армяне, при всем их «патриотизме», сметут своего нового лидера, как смели прежнего, Сержа Саргсяна, хотя справедливости ради стоит отметить, что ему удавалось не доводить дело до возобновления полномасштабных военных действий. И так называемые «пораженческие настроения», в которых время от времени в контексте Карабаха упрекали то одного, то другого армянского президента, могут вдруг оказаться востребованными. Но это уже после того, как будет пролито много крови. Так стоит ли доводить до этого?

России сейчас вряд ли до Армении — ее дела не так уж хороши на разных внутренних и внешних «фронтах». Но прозевать «час икс» в армяно-азербайджанских отношениях она просто не имеет права — это отразится на ее внешней политике, на безопасности российских границ, на всех претензиях влияния, на стабильности Южного Кавказа в целом. Москва располагает широким спектром «инструментального давления» на Армению, и она должна его использовать. Если, конечно, Пашинян политически вменяем, и горячий революционный романтизм, помноженный на «местечковый патриотизм», сменится холодным прагматизмом.

Тут стоит отметить, что первыми назначениями в Армении после революции были: начальника полиции республики, директора Службы национальной безопасности и министра обороны — им стал шеф МЧС, в прошлом замглавы оборонного ведомства Давид Тоноян. То есть Пашинян в случае с министром обороны решил назначить человека опытного, хоть и из бывшей команды Саргсяна. Это можно считать хорошим знаком, равно как назначение главой МИД тоже не революционного деятеля — постпреда Армении в ООН Зограба Мнацаканяна.

Но «знаки» сейчас собираются по крупицам — как положительные, так и отрицательные, потому как в Армении наверняка будут объявлены досрочные выборы, которые могут все изменить. Ведь в настоящее время ситуацию весьма нелепая — парламентское большинство находится в оппозиции, а исполнительная власть представляет собой правительство меньшинства. Это сильно мешает внутриполитической стабильности и грозит саботажем бывшей правящей партии законодательных инициатив нового правительства, что особенно опасно, когда страна пребывает не только во внутриполитическом и социально-экономическом кризисе, но и в состоянии войны с другой страной.

Как долго будет продолжаться такое двоевластие, сказать сложно, поскольку Пашинян собирается провести досрочные парламентские выборы только после изменения избирательного кодекса. На это уйдет время и, возможно, жесткое сопротивление депутатов от Республиканской партии, имеющей большинство мандатов в парламенте. Однажды Пашинян уже принудил их утвердить его кандидатуру на пост премьера. Сможет ли он пронести свое и в случае с изменением избирательного законодательства или его ресурс исчерпан революцией? И вообще, нормально ли вынуждать депутатов принимать решения под давлением улицы?

Если Армения не соскочит с пути перманентных революций, они уничтожат ее и без Азербайджана. Так что Алиев с Эрдоганом смогут спокойно попивать кофе: «враги» все сделают сами и без них.

Ирина Джорбенадзе 

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 22°, небольшая облачность
Санкт-Петербург: 11°, переменная облачность