eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Президентов РФ и Белоруссии ожидает серьезный разговор

Возможно, на саммите ЕАЭС в Сочи самой напряженной для Путина будет встреча не с армянским «премьером-сюрпризом» Пашиняном, а «старым другом» Лукашенко.

11:53, 14.05.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта www.kremlin.ru

В Сочи 14 мая состоится заседание Высшего Евразийского экономического совета — руководящего органа ЕАЭС. На нем главы государств, говоря официальным языком, обсудят актуальную повестку дня и вопросы дальнейшего развития интеграционного объединения, перспективы углубления взаимодействия по ряду направлений. Правда, от этого саммита наблюдатели не ждут каких-то прорывных договоренностей. Другое дело — уже анонсированная обеими сторонами последущая встреча Александра Лукашенко с Владимиром Путиным в Минске, которая состоится в июле. Впрочем, начало этому, наверняка, непростому разговору будет положено еще в ходе сочинского саммита.

Очевидно, что сегодня по поводу проблем в двусторонних отношениях больше переживают в белорусской столице. А в пресс-службе главы российского государства просто отметили, что стратегическое партнерство Москвы и Минска «успешно развивается», добавив, что в ходе предстоящей встречи будут затронуты, прежде всего, «перспективы развития торгово-экономических связей». Лукашенко был намного более «конкретен». Еще 24 апреля в ежегодном послании народу и парламенту, говоря о проблемах союза с Россией, он заявил, что вопросы допуска белорусских товаров на российский рынок «уже набили оскомину». «Два десятка лет твердим о формировании общего рынка, а проблемы то в одной, то в другой сфере — продовольствия или энергоресурсов — возникают как по графику», — сказал президент Белоруссии.

Впрочем, как раз в сфере энергетики сегодня особых вопросов нет: «нефтегазовую войну» президенты двух стран прекратили год назад. Если сейчас с кем и «воюет» белорусское правительство, так это с Россельхознадзором, который регулярно объявляет о временных ограничениях поставок из соседней страны мясо-молочной продукции. Российская сторона мотивирует это то ее ненадлежащим качеством, то необходимостью защитить собственных производителей от демпингующих зарубежных конкурентов.

По поводу последнего Лукашенко высказался отдельно — видно было, что «накипело»: «Ну зачем из Новой Зеландии или откуда везти эти 50 тыс. тонн сухого молока, если рядом в Беларуси некуда было его деть? Качественное, хорошее рядом. За полцены можно было купить. А потом наплевать на все, растоптать и закрыть границу с Беларусью… И мы вот так друг с другом сталкиваясь, теряем друг друга».

Позднее, 9 мая, отвечая на вопросы журналистов на площади Победы в Минске, он  подчеркнул, что выступает за кооперацию в экономике, единый рынок внутри ЕАЭС и российско-белорусского союза. «Наша политика в отношении России не изменится. Вы знаете принципы этой политики, идейные, моральные, духовные: это наши родные братья, и мы не собираемся ссориться с ними», — подчеркнул белорусский лидер. И не преминул указать на то, что теперь все будет зависеть от российской стороны: «Если Россия решит пойти дальше, мы готовы углублять наше сотрудничество. Мы за кооперацию в экономике, единый рынок, за то, чтобы у нас не было этих глупых разногласий — молочных, мясных, сахарных войн и прочего. Это просто стыдобища».

По словам белорусского президента, он-то готов развивать отношения, но не уверен в том, «насколько Россия сегодня готова, учитывая интересы белорусской стороны, следовать курсу интеграции». По мнению Лукашенко, «Сегодня наши отношения не лишены прагматической основы. И Россия видит в сотрудничестве с Беларусью определенный прагматизм, то же самое и мы. Но замыкаться и останавливаться на этом уровне или на сотрудничестве только с Россией, я уже говорил, неправильно. Мы проводим ту же политику, что и Россия, — диверсифицируем наши отношения, прежде всего экономические».

Спорное продовольствие

В прямом смысле слова каждый день поступают новости о том, что Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (Россельхознадзор) выявила некачественную продукцию на каких-то белорусских предприятиях и запретила ввоз их продукции. Либо наоборот — отменила введенные ранее ограничения. Так, в последние дни проблемы возникли у двух белорусских компаний и сняты претензии к трем предприятиям.

Однако дело, конечно, не в спорах санитарных служб — они были, есть и будут. Все намного сложнее там, где отдельные российские ведомства хотят вообще вытеснить белорусскую продукцию с рынка. Месяц назад министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев в интервью РИА «Новости» заявил, что Россия намерена в ближайшее время обеспечить рынок молока на 90% отечественными продуктами и идти дальше, вплоть до полного замещения импорта. А белорусских поставщиков он обвинил в демпинге и порекомендовал им искать другие рынки сбыта.

Ткачев напомнил, что Белоруссия — самый крупный поставщик молочной продукции в Россию, ее доля в импорте «молочки» — 86%. При этом Белоруссия за три года увеличила экспорт в Россию на 24% — до 950,5 тысяч тонн. «Конечно, белорусы должны искать новые рынки сбыта, потому что у нас серьезные намерения напоить россиян отечественным молоком, как я уже сказал. Мы планируем в ближайшие 5-7 лет закрыть этот вопрос, но пока видим, что нормальному развитию рынка мешает недобросовестная конкуренция с молочной продукцией, содержащей растительные жиры, и сухим молоком. Белорусские поставщики сухого обезжиренного молока откровенно демпингуют при поставках на российский рынок», — сказал министр.

А в начале мая Минсельхоз РФ предложил консолидировать поставки молока из Белоруссии, причем специально для этого создать единую компанию-посредника, «собирающую» продукцию всех белорусских молокозаводов. Она должна будет таже контролировать объемы и качество продукции «на входе» в Россию. «Если такое решение будет принято — а все к тому идет — то Россельхознадзор одним махом решит массу своих проблем. Ведь ему придется иметь дело не с десятками разных поставщиков молока и молокопродуктов, а с одним, государственным, фактически с подразделением белорусского Минсельхозпрода, — сказал в комментарии „Росбалту“ экономист Министерства сельского хозяйства Белоруссии Максим Карцев. — И этот же поставщик также будет отвечать за качество. А значит, санкции в случае чего будут применяться не к конкретному белорусскому предприятию, а ко всей белорусской молочной продукции разом. При этом белорусские производители, по сути, лишатся возможности конкурировать между собой, так как с российскими покупателями будут взаимодействовать не они, а единый государственный посредник».

Понятно, что эту идею в белорусском Минсельхозпроде восприняли, мягко говоря, без радости. Во-первых, потому что никто не знает, как это сделать. Во-вторых, такой подход заведомо ослабит позиции белорусских производителей на российском рынке. Если сегодня конкретные молокозаводы сами определяют цену на свою продукцию в российских регионах, а значит, могут демпинговать, то единому «молочному оператору» российская сторона это уже не позволит. Для российских потребителей это будет означать ощутимый рост цен на полюбившуюся им белорусскую «молочку». С другой стороны, производители молока в РФ вздохнут теперь свободнее — они смогут работать в условиях гарантированного спроса на их продукцию. Которого до сих пор не было. По данным участников рынка, из-за длящегося с конца 2017 года падения закупочных цен на сырое молоко, убытки сельхозпроизводителей уже достигли 84 млрд рублей.

Но насколько разумно поддерживать отечественных производителей, просто убирая с рынка конкурентов, причем из союзной страны? Несложно предположить, что именно этот вопрос Александр Лукашенко задаст Владимиру Путину в Сочи 14 мая.

Денис Лавникевич, Минск

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 17°, ясно
Санкт-Петербург: 13°, небольшая облачность