eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Афтершоки армянской революции

Акции гражданского неповиновения в Ереване, благодаря которым Пашинян стал главой правительства, не утихают. Ему впору встревожиться: а не саботаж ли это?

11:07, 25.05.2018 // Росбалт, В мире

Фото ИА «Росбалт»

Премьер-министр Армении Никол Пашинян, фактически свергнувший с помощью акций неповиновения и массовых митингов своего предшественника Сержа Саргсяна, напоролся на то, чем боролся.  Потому как протесты в республике не прекращаются, и проводят их все, кому не лень: таксисты, просто автомобилисты, «поклонники» сидящих в тюрьме преступников, защитники окружающей среды и даже военные. А также перманентно возникающие группы людей, требующие отставки то одного, то другого высокопоставленного чиновника из «прежних». При этом они безнаказанно врываются в государственные учреждения, перекрывают движение транспорта, объявляют забастовки и т. д.

Работать в столичной мэрии людям уже просто не дают: здесь постоянно проходят акции с требованием отставки ереванского градоначальника Тарона Маркаряна, избранного, кстати, путем голосования жителей. Не скучно и работникам Кассационного суда — тут полно народа, требующего освободить всех политических заключенных и, в частности, бывшего министра обороны Нагорного Карабаха Самвела Бабаяна, обвиняемого в незаконном ввозе ПЗРК «Игла» из Грузии в Армению. Он приговорен к шести годам лишения свободы.

С регулярной периодичностью не могут добраться до своих рабочих кабинетов и сотрудники Генеральной прокуратуры — митингующие заблокировали главный и боковые входы. Здесь тоже актуальна тема освобождения «политзаключенных», а, по сути, членов вооруженной преступной группировки «Сасна црер», захватившей в 2016 году в Ереване базу патрульно-постового полка полиции. Итогом этого деяния было убийство одного полицейского и ранения четверых стражей порядка. Вооруженная группировка также требовала отставки президента и правительства.  В составе 31 человека она на протяжении двух недель удерживала здание, после чего сдалась властям.

Но тут есть один интересный момент: ранее сторонники Пашиняна требовали освобождения членов «Сасна црер», а теперь генпрокурор республики Артур Давтян заявил, что мера пресечения для них может быть изменена. При этом он утверждает, что смена власти в Армении не имеет к этому никакого отношения.
В общем, в постреволюционной Армении — полный хаос: таксисты перекрывают движение на главном проспекте Еревана с требованием решить проблему лицензирования и запретить услуги онлайн такси, которые, по их мнению, «монополизировали рынок»; владельцы автомобилей митингуют против «штрафного произвола».

Восстали и сотрудники военных комиссариатов — многие освобождены от занимаемых должностей в связи с проведением «оптимизации системы». Место их протестной тусовки — территория вокруг резиденции премьера Пашиняна. В довершении к этому одни требуют вернуть отнятые у них земельные наделы, другие — прекращения добычи золота с Сотского месторождения. Разрабатывающая это месторождения компания GeoProMining Gold утверждает, что «воду мутят» незаконные добытчики золотоносной руды. Администрация компании опровергает информацию о том, что ее сотрудники бастуют, но предприятие практически простаивает: дорога к нему перекрыта митингующими.  

Пашинян — активный пользователь Facebook — написал на своей странице, что акции гражданского неповиновения либо работают против самих митингующих, либо являются саботажем. Премьер недоумевает по поводу того, что граждане не реагируют на его призывы прекратить все акции протеста и работать с правительством по существующим проблемам. «Дорогие соотечественники, еще раз прошу, призываю и требую прекратить все, без исключения, акции гражданского неповиновения», — воззвал он в соцсети.  По его словам, «Если это не саботаж против правительства, пользующегося доверием народа, следовательно, самого народа, то все акции должны быть прекращены».

Строго говоря, удивление премьера не вполне понятно, поскольку буквально только что он сам активно призывал соотечественников к гражданскому неповиновению и саботажу. Пример подан — закон бумеранга сработал. Если не считать, что некоторые акции, в частности давление на мэра, могут быть инициированы сверху, потому как борьба за уход градоначальника фактически является политической борьбой за Ереван, во главе которого стоит ставленник прежней власти. Понятно, что от него следует спешно избавиться любыми средствами. Да и что удивительного в постреволюционных «автершоках»? Это как с землетрясением — за главным сейсмическим толчком следуют другие, меньшей интенсивности. Известно, однако, что разрушительными могут быть именно малые толчки. А также и то, что малые землетрясения порождают большие. В случае с армянской революцией пока неизвестно, стала ли она основным событием, или предвестником главного политического катаклизма.

Да и вообще, были ли майские события в Армении революцией? «Трудно дать классическое название происходящему процессу, тем более что он кажется незавершенным», — цитирует агентство «Новости — Армения» директора Института Кавказа Александра Искандеряна. По его словам, ситуация в республике отличается от революции отсутствием четкого видения переустройства государства. «Революции, — считает политолог, — не могут происходить при тоталитарном режиме. Может быть бунт, восстание. Революции не могут быть также в демократических странах, так как все вопросы решаются выборами. Армения же попала в тот ряд постсоветских стран, где перешли на парламентскую форму правления. А это Украина, Грузия, Кыргызстан, Молдова, в которых в той или иной степени произошли революции. Именно мягкость прежней власти в Армении и привела к созданию новой внутриполитической реальности». По словам Искандеряна, личность теперь уже бывшего премьера Армении Сержа Саргсяна была «демонизирована», и именно на нем было сосредоточено все народное недовольство.

Саргсяна свергли — теперь правит «недемонизированный» Пашинян. Акции гражданского неповиновения его уже не устраивают: одно дело ими руководить, другое — управлять страной. Но как объяснить народу, почему еще вчера митинги и революция приветствовались, а сегодня — нет?

Новая армянская власть не подавляет силовыми методами акции протеста даже тогда, когда их участники парализуют движение транспорта, работу предприятий и врываются в государственные учреждения. Возможно, она считает, что ситуация «рассосется» сама собой (Саргсян тоже так думал), но вполне вероятно, что у нее есть сомнения в своей полной легитимности.

Во-вторых, опасается еще оставшихся в местных органах власти представителей недавно правящей Республиканской партии: ей могут быть не чужды реваншистские настроения. В-третьих, избегает раздражающих и резких движений, потому как — и это бывает практически всегда — «революция пожирает своих детей». Вопрос теперь в том, сумеет ли Пашинян держать ситуацию под контролем. Тем более, если в Армении, как это уже пообещал директор Службы национальной безопасности Артур Ванецян, начнется жесткая борьба с коррупцией, в том числе, с конфискацией нажитого незаконным путем и возвращением соответствующих средств в государственный бюджет. И, конечно, сказал он, те, кто будут бороться с коррупцией, получат повышенные зарплаты и премии — из возвращенных коррупционерами денег.

Не повторится ли в Армении классическая постреволюционная ситуация: «донеси на брата своего» и «грабь награбленное»?

Ирина Джорбенадзе

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 14°, ясно
Санкт-Петербург: 12°, пасмурно