eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Трампу и Киму встречи не избежать

Если нынешний президент США сможет пожать руку лидеру КНДР, то шансы на его переизбрание резко повысятся, полагает востоковед Алексей Маслов.

16:47, 25.05.2018 // Росбалт, В мире

Фото с официального сайта <a href=&quot;http://www.council.gov.ru/&quot;>Совета Федерации</a>

Отказ Дональда Трампа от запланированных переговоров с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном не то чтобы произвел эффект разорвавшейся бомбы, но в любом случае стал определенной сенсацией. Впрочем, учитывая тот факт, что последнее время тон заочных посланий, которыми обменивались два руководителя, становился все менее дружелюбным, можно сказать, что перенос Трампом их личной встречи на неопределенное время стал сенсацией ожидаемой.

О том, почему переговоры сорвались, приведет ли это к новому витку напряженности вокруг Северной Кореи и состоится ли, в конце концов, отложенная встреча, обозревателю «Росбалта» рассказал руководитель Школы востоковедения ВШЭ профессор Алексей Маслов.

— Насколько неожиданным стало для вас решение Трампа отказаться от переговоров с Кимом?

 — Честно говоря, оно не было для меня неожиданным. Никто из экспертов и не предполагал, что она состоится в назначенное время и в назначенном месте. Это было понятно, потому что было некое негласное условие проведения личных переговоров между двумя лидерами, которое сводилось к тому, что ни одна из сторон не должна при этом понести личного имиджевого ущерба. Если внимательно прочесть письмо Трампа Киму, то мы увидим следующее. Во-первых, там говорится, как пишет американский президент, что он «очень рассчитывал побыть вместе с вами», во-вторых, он объясняет, почему встреча не состоится, употребив фразу «невероятный гнев и открытая враждебность, выраженные в вашем последнем заявлении». То есть Трамп показывает, что речь идет не о нарушении последних договоренностей, а о том, что он лично оскорблен определенными заявлениями Кима.

Далее Трамп добавляет, что «эта встреча, которая могла быть на пользу обеих сторон, в ущерб всему миру не состоится». Это красивый и грамотный выход из сложившейся ситуации, когда американский лидер показывает своему северокорейскому визави, что готов пожертвовать счастьем американской стороны, но при этом не может пожертвовать счастьем всего мира. О чем тут в принципе идет речь? Дело в том, что последние две недели вновь возникла довольно серьезная антиамериканская риторика со стороны КНДР…

— С чем она была связана?

 — Она была связанна с новыми американо-южнокорейскими учениями. И если вначале Пхеньян выпустил формальное заявление, в котором говорилось, что это не допустимо, то потом Северная Корея вновь перешла к фразам вроде того, что США являются угрозой миру и что у нас (северокорейцев) есть, чем ответить американцам. И хотя словосочетание «ядерный удар» уже не звучало, заявление было довольно жесткое. Если бы сейчас в такой атмосфере Трамп встретился с Ким Чен Ыном, то он, конечно же, потерял лицо в глазах американского истеблишмента.

Второй момент, который помешал встрече, состоит в том, что в политическом истеблишменте США в последнее время стал проявляться массовый скептицизм по поводу того, привержен ли Пхеньян идее денуклеаризации в действительности. В среду администрация американского президента распространила заявление о том, что перед встречей двух лидеров должна быть проведена дополнительная встреча американских и северокорейских экспертов и чиновников с тем, чтобы получить новые гарантии того, что процесс денуклеаризации начнется перед официальными переговорами двух лидеров.

Хотя тут есть важный момент — северокорейский ядерный полигон Пхунгери в среду был взорван. То есть Ким Чен Ын формально выполняет те обязательства, которые взял на себя. В случае если бы запланированная встреча состоялась, то выяснилось бы, что северокорейская сторона выполняет свои обязательства, а американская — нет.

— Да, проведение американо-южнокорейских военных маневров накануне переговоров Трампа и Кима действительно выглядело как провокация…

 — Это и есть провокация. Конечно, мы понимаем, что маневры планируются не за день, но вообще-то можно было бы их и отменить. Но здесь есть еще один момент. У США имеются определенные союзнические обязательства. Обратите внимание, как в последние две недели реагировала на все, что происходит вокруг Корейского полуострова Япония. По мнению Токио, Северной Корее нельзя доверять. Опять всплыла давняя история о захвате (северокорейцами) японских граждан корейского происхождения, которые сейчас удерживаются на территории КНДР. История эта очень давняя, но сейчас она снова возникла, потому что Япония очень боится сближения двух Корей и что в этом случае США откроют каналы своей гуманитарной помощи для Пхеньяна, а Япония станет для Штатов эдакой «нелюбимой женой». По этой причине Япония очень сильно давила на Америку, хотя рычагов такого давления у нее не так уж много. Похоже, у Токио пока нет понимания, где он будет в этой новой конструкции, которая может возникнуть в случае серьезного сближения двух корейских государств.

Кроме того, на несостоявшейся встрече Трамп должен был дать Киму гарантии, что если КНДР будет соблюдать свои обязательства, то США не будут хоть каким-то образом нарушать суверенитет Северной Кореи, то есть дадут гарантии нерушимости ее границ. Не случайно Ким Чен Ын много раз намекал на это, вспоминая Ливию, Сирию и другие страны. Второй момент состоит в том, что Соединенные Штаты должны были стимулировать подписание мирного договора между двумя Кореями и выступить гарантом его исполнения. Третий момент — это то, что по итогам переговоров Трампа и Кима с КНДР должны были поэтапно сняты санкции. Все эти меры должны были способствовать улучшению жизни в Северной Корее. Трамп получил бы имидж миротворца, как когда-то президент Джимми Картер запустил кэмп-дэвидский процесс по мирным переговорам между Египтом и Израилем. Но это в теории.

Практика заключается в том, что обе стороны страшно не доверяют друг другу. Потому что, сколько бы ни уничтожала Северная Корея свои ядерные запасы, у нее в любом случае остается технология их изготовления и в любой момент она может возобновить их производство. Еще один нюанс состоит в том, что Ким может встретиться с Трампом, но не услышать от него обещаний тех гарантий, о которых мы сейчас говорили. В этом случае Ким Чен Ын потеряет лицо. Отсюда сильное взаимное недоверие.

— Вообще, как вся эта история видится из Северной Кореи?

 — Недавно у меня была корейская делегация из Института объединения родины. Это такая северокорейская организация, аффилированная с МИД КНДР, которая разрабатывает предложения по объединению двух корейских государств. Характерно, что они ни слова не сказали о потенциальной встрече американского и северокорейского лидеров и вообще довольно негативно относятся к США, что, впрочем, понятно — это официальная установка. То есть, похоже, что в Северной Корее хотят представить дело так, что встреча их лидера с американским президентом далеко не ключевое событие для них, хотя мы понимаем, что это, конечно, не так. Я думаю, что это связано с тем, что в КНДР, опасаются, что такая встреча может откладываться до бесконечности и потому, чтобы не потерять лицо, стараются не говорить о ней, как о ключевом событии.

Со своей стороны, отказавшись от встречи с Кимом, президент Трамп существенно улучшил свои позиции внутри страны. Его популярность в США сразу же поползла вверх. Даже некоторые американские СМИ, которые не очень хорошо относятся к нему, позитивно оценили этот его поступок.

— Можно ли сказать, что теперь отношения КНДР и США вернулись к не столь недавним временам, когда американцы двинули свою авианосную группу к берегам Корейского полуострова?

 — Нет, серьезного отката назад не произошло. Если мы посмотрим, письмо Трампа Киму все-таки оставляет окно возможностей. Ничего такого фантастического не произошло. Несмотря на то, что американский президент напомнил об огромных военных возможностях Америки, личных выпадов на этот раз он не допустил.

— А как, по-вашему, встреча американского президента и северокорейского лидера вообще состоится?

 — Я думаю, что, в конечном счете, да, хотя пока и очень сложно сказать, насколько она отложена.

— Вы полагаете, что это будет встреча с именно с Трампом или с каким-то уже другим американским президентом?

 — Думаю, что именно с Трампом, потому что именно он начал этот процесс и вряд ли он захочет отдать все, что он сделал на этом направлении, следующему президенту. Если сегодня он сможет пожать руку северокорейскому лидеру и заявить, что КНДР навсегда отказалась от ядерного оружия, то шансы на его переизбрание резко повысятся.

— Насколько реалистично полагать, что Северная Корея полностью откажется от своего ядерного оружия?

 — А это уже как раз вопрос ставки в игре. Северокорейцы хотят начала процесса реального сближения с Южной Кореей с полным учетом мнения Пхеньяна.

Беседовал Александр Желенин

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 22°, ясно
Санкт-Петербург: 18°, дождь