eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Эрдоган надоел, но он победит

Оппозиция Турции активно сопротивляется тому, чтобы президент стал «диктатором навсегда». Но он вряд ли проиграет выборы — пусть даже за счет «ледяной войны» с Западом.

07:40, 19.06.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта kremlin.ru

Досрочные президентские и парламентские выборы в Турции состоятся 24 июня. Это будет во всех смыслах знаменательное событие — в соответствии с изменениями, внесенными в Конституцию в прошлом году, республика переходит к президентской форме правления. Реджеп Тайип Эрдоган спешит — перенос выборов на 17 месяцев вперед обусловлен необходимостью использования еще не рухнувшего рейтинга главы государства и получения им практически бесконтрольных и неограниченных прав, как минимум, еще на одно десятилетие. То есть новая Конституция «скроена» так ловко, что Эрдоган, который находится у власти уже 16 лет, может баллотироваться в президенты еще дважды и в общей сложности править страной две пятилетки подряд. Но в случае, если парламент в ходе второго президентского срока примет решение о перевыборах главы государства, действующий президент опять будет вправе баллотироваться еще на один срок.

Необыкновенная «ловкость» новой Конституции — и в упразднении поста премьера: главой исполнительной власти станет президент, который и будет назначать министров. Реформированный основной закон также лишает парламент права контролировать правительство, но законодательный орган может рассмотреть требование об импичменте президенту, если его поддержит простое большинство депутатов — 301 из 600. А вот для проведения внеочередных парламентских выборов потребуется согласие 360 законодателей.

Спешить надо и потому, что в Турции пока действует режим чрезвычайного положения, введенный в июле прошлого года после попытки госпереворота. По словам Эрдогана, после выборов ЧП могут отменить — ведь когда-нибудь это надо сделать. Но только не перед выборами, иначе власти сложно будет проследить, насколько «правильно» голосуют избиратели и, в случае чего, «скорректировать» результаты голосования.

Что касается рейтингов Эрдогана и его соперников. За пост президента, помимо действующего главы государства и лидера Партии справедливости и развития, борются: Мухаррем Индже (основная оппозиционная Народно-республиканская партия); Мераль Акшенер (недавно созданная Хорошая партия); находящийся под стражей Селахаттин Демирташ (прокурдская Партия демократии народов); Темель Карамоллаоглу (Партия счастья) и Догу Перинчек (партия «Родина»).

Что же касается парламентских выборов, правящая партия на них выступает в блоке с Националистическим движением (ПНД), сформировав коалицию «Альянс народа». Создан и оппозиционный «Альянс нации», состоящий из Хорошей партии, Народно-республиканской партии и Партии добродетели. Помимо них, в парламентских выборах принимают участие еще несколько партий.
Перед выборами в Турции проведено несколько социологических опросов, результаты которых сильно разнятся — вероятно, это зависит от того, какая из политических сил или внешних игроков их заказывала. Поддержка Эрдогана колеблется от 37% до 54%, а возглавляемого им альянса на выборах в парламент -  от 40% до 50%.  На второе место выходит главный конкурент Эрдогана — Индже, на третье — Акшенер. Оппозиционный блок имеет шансы получить от 30% до 40%. Как видим, разброс в оценках очень велик, и о прогнозе, приближенном к точному, говорить излишне.

Однако с большой долей вероятности можно ожидать, что Эрдоган выиграет президентские выборы в первом же туре, не говоря уже о том, что во втором, если таковой все же состоится, он наверняка одержит победу. А в парламенте правящая партия, вошедшая в альянс с Националистическим движением, получат большинство мандатов. Так что Эрдогану беспокоиться незачем, даже если реально за него проголосует меньше половины избирателей: «административный ресурс», помноженный на режим чрезвычайного положения, творит чудеса.

Но, конечно, Эрдоган, надоевший многим за 16 лет своего правления, имеет внушительное количество сторонников. Его утверждение, что Турция превращается в самую сильную страну региона и скоро войдет в число крупнейших мировых игроков — не пустые слова, и это многим импонирует. Людям нравится его харизматичность, жесткость и даже непредсказуемость — они, в их восприятии, тождественны силе лидера. Восторг в определенной части электората вызывает и обещанное Эрдоганом доведение роста оборонных доходов страны до 60 миллиардов, а также анонсированная главой МИД Турции возможность закрытия в стране американской военной базы «Инджирлик» — «по просьбе трудящихся». Ну, и заверения действующей власти, что если надежды на мирное урегулирование отношений Анкары с Вашингтоном иссякнут, «Турция сможет показать свою силу и предпринять те или иные шаги по собственному усмотрению».

Шантаж? Конечно. Более того, предпосылки к «холодной войне» в одном с американцами блоке — НАТО, поскольку именно для США эта база особенно актуальна. Но зато воинственные заявления Анкары множат провластный сегмент электората. А за это стоит заплатить даже «ледниковым периодом» в отношениях с США. Впрочем, после выборов угроза может остаться угрозой, не более: это вполне во вкусе Эрдогана. Но все же рычаг давления на США у него останется, тем более, что за контингентом «Инджирлик» в Турции закрепилась репутация «пособников» попытки госпереворота.

Ожидаемая победа Эрдогана еще больше ухудшит отношения Анкары с Вашингтоном и Брюсселем. Кстати, Евросоюз запретил турецким политическим силам вести предвыборную кампанию на территории государств-членов. И вообще, судя по нынешним отношениям Анкары с «коллективным Западом», последний вполне может признать выборы нелегитимными — в случае, если победит Эрдоган. «Чисто» или «не чисто» — значения не имеет. И чем сильнее Запад будет давить на Турцию, тем масштабнее будет ее сближение с Россией. Единственное, что «загранице» останется делать в такой ситуации — это работать с оппозиционными партиями в парламенте на подрыв могущества Эрдогана. Но на кого, в таком случае, будет сделана ставка?

На Индже, придерживающегося светских взглядов, наиболее харизматичного и конкурентоспособного Эрдогану? Или на Хорошую партию бывшего министра внутренних дел Турции Мерал Акшенер, снискавшую себе репутацию «железной леди»? В «запасе» остаются еще прокурдская Демократическая партия народов с его лидером Демирташем, который пользуется поддержкой и армянского населения, поскольку открыто (возможно, для эпатажа) называет события 1915 года в Османской империи «геноцидом». А Перинчек с его Партией Родины отпадают сразу — он откровенный сторонник евразийского будущего Турции, выхода страны из НАТО и ее сближения с Россией.

В общем, выбор вроде есть, но в «прикладной» политике он может стать чисто символическим — в конце концов, не все вышеперечисленные серьезные политические силы Турции могут попасть в парламент, да еще и объединиться. Во-вторых, после массовой зачистки Эрдоганом реальных и мнимых «предателей родины» и «врагов народа» рисковать головой по заказу Запада охотников будет мало, и внутриполитическая борьба довольно длительное время будет вестись без «примесей» — на сугубо турецкой почве.

Словом, похоже на то, что Эрдоган переиграет всех и любыми средствами — его имидж сильного, жесткого, смелого, хоть и в высшей степени вероломного правителя, все еще привлекателен в широких кругах турецкого населения — преимущественно не обремененного  большой ученостью и светскостью. И действительно: как бы ни была противоречива личность Эрдогана, какие бы отрицательные эмоции она ни вызывала, при нем Турция достигла наивысшего уровня развития, заняв место на основной «скамейке» мировых политических игроков.

Конечно же, кому хорошо от этого, а кому — плохо. Но факт остается фактом.

Ирина Джорбенадзе

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 27°, ясно
Санкт-Петербург: 29°, ясно