eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Каспийский прорыв

Международная обстановка и безопасность государств региона вынудили их поступиться амбициями и принять эпохальную конвенцию по крупнейшему в мире замкнутому водоему.

09:59, 14.08.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта kremlin.ru

Двадцать два года длилась тяжба России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана по определению статуса Каспийского моря, и вот, наконец, на состоявшемся в Актау саммите глав государств «пятерки» долгожданное свершилось — конвенция, названная Нурсултаном Назарбаевым «конституцией», подписана. Решение президентов каспийских государств, принятое на основании вынужденного, однако политичного консенсуса, без всякого преувеличения можно считать эпохальным — по сумме причин.

Но прежде о содержании. Основная площадь поверхности Каспия, определенного как уникальное озеро со специальным международным правовым статусом, находится в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся государствами региона на отдельные участки. Какие именно — это уже вопрос международного права, предмет договоренности сторон, по которому, вероятно, острых споров не будет. Акватория делится на внутренние и территориальные воды, зоны рыболовства и общее водное пространство. Территориальные воды определены в 15 морских миль (чуть меньше 28 км), и их внешняя граница считается государственной. Определены также рыболовные зоны.

Что касается судоходства, рыболовства, научных исследований на море, прокладки магистральных трубопроводов по его дну (к последнему более всего стремятся Туркмения и Запад), это является вопросом согласованности стран, дно которых используется для строительства трубопроводов.

Самый важный пункт документа — договоренность о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных государств. Ни одна из пяти стран не может предоставлять свою территорию «посторонним» для использования ее против любой прикаспийской страны в агрессивных целях. Заметим, что такое положение конвенции автоматически должно снять сомнения и домыслы, касающиеся предоставления Казахстаном своих портов вооруженным силам США. То есть надо полагать, что в вопросе открытия американских баз в РК поставлена точка: порты этой страны могут быть использованы только в качестве транзитных для грузов США, следующих в Афганистан.

Государства Каспия имеют право сооружать и использовать искусственные острова на море с учетом протяженности зон безопасности. Конвенция запрещает любую деятельность, наносящую ущерб биологическому разнообразию и экологии водоема.

В общем, видимо, все пять государств Каспия в итоге остались довольны, хотя Ирану пришлось наступить себе на горло, поскольку он требовал для себя 20%, то есть равного деления моря на пять частей. Понятно, что ему трудно было смириться с потерей значительной части богатства, которое он прежде делил только с Советским Союзом. Но с развалом «империи» количество каспийских стран увеличилось до пяти, и от этой данности уйти невозможно. А иметь неприятности с соседями в наш непредсказуемый век крайне опасно. Собственно, это и побудило все государства Каспия к вынужденному консенсусу для обеспечения безопасности региона.

Да, базовый документ подписан; достигнута договоренность о создании Каспийского экономического форума с целью стимулирования развития региональной торговли, энергетических, транспортных, инвестиционных и иных проектов. Но впереди у «пятерки» еще масса проблем, требующих решения.

В частности, президент Ирана Хасан Роухани заинтересован в скорейшем подписании соглашения о разграничении дна моря, а Назарбаев — договора по мерам доверия в сфере военной деятельности на нем государств Каспия. По идее, наиболее заинтересованным в детализации «военной деятельности» должна быть ИРИ — с точки зрения собственной безопасности и повышенных угроз, исходящих от США и их «идеологических» партнеров. Но озвучил идею Назарбаев, и это, вероятно, говорит о том, что-либо в конвенции есть недоработки, либо он ищет некоторые «лазейки» для свободы действий своей страны.

Как сказал в Актау Владимир Путин, каспийские государства придают большое значение вопросам обеспечения безопасности, противодействию современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов. «Поэтому, — сообщил он, — у наших стран есть настрой укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, активизировать внешнеполитическую координацию».

Но как насчет координации в сфере поставок газа в Европу (если она не входит во «внешнеполитическую»)? С принятием конвенции Туркмения рассчитывает выйти на европейские рынки посредством строительства Транскаспийского газопровода по дну моря с присоединением его к газопроводу TANAP — из Азербайджана транзитом через Грузию до Турции с выходом на Грецию. Россия, равно как Иран, относится к этой идее отрицательно, но смогут ли они под предлогом, к примеру, экологической безопасности водоема, повлиять на ее реализацию в новых условиях, если инвесторы все же найдутся. И не станет ли «море дружбы», как его уже называют, морем раздора?

Это, видимо, будет зависеть от градуса напряженности в мире в целом, а в каспийском регионе и на Ближнем Востоке — в частности. Строго говоря, консенсус по статусу Каспия достигнут исключительно потому, что на первый план у членов «пятерки» вышли соображения безопасности и не допущения милитаризации моря «посторонними».

Но совершенно очевидно, что такая (пока еще) сплоченность Ирана и бывших советских республик очень не понравится многим странам, претендующим на влияние, включая военное, в богатейшем углеводородами бассейне Каспия.  А это уже «прелюдия» к конфликту третьих стран с «пятеркой». Другой вопрос, в какой именно форме может произойти такой конфликт, однако вряд ли — в откровенно военной.

Словом, пока ситуация видится такой: Иран, который имел больше претензий по конвенции, чем все остальные государства Каспия, уступил остальным участникам по ряду причин. Вероятно, роль тут сыграл формат сотрудничества с Россией по Сирии; бремя санкций; вопросы, связанные с международным терроризмом и безопасностью; поиск союзников в определенном военно-политическом и экономическом сегменте.

Ну и другим государствам Каспия тоже были необходимы гарантии стабильности и безопасности. И вот они получены — море эволюционировало; оно, по сути, стало геополитически новым и юридически ясным. Что дальше? А дальше на нем усилится конкуренция всех его хозяев — в их распоряжении в сумме порядка 70 миллиардов баррелей нефти и около 20 триллионов кубометров газа. Плюс к этому на Каспии сосредоточено наибольшее в мире количество осетровых. Все это обязывает государства региона к экономической, политической и экологической предсказуемости и отказу от излишнего эгоцентризма во всех вышеуказанных сферах. А также на претензии «права сильнейшего», поскольку такового конвенция не признает.

Словом, подписание документа — хоть и колоссальное достижение каспийских государств, однако его необходимо дополнить удвоенной политической волей, проявленной главами «пятерки» при подготовке, согласовании и утверждения «конституции» моря. Только в таком случае двадцатидвухлетние усилия обеспечат безопасность региона и будут в полной мере отвечать национальным интересам входящих в него государств.

Ирина Джорбенадзе

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 1°, ясно
Санкт-Петербург: 7°, пасмурно