eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Чей Карабах — решит Путин?

В сентябре президент РФ встречался и с Алиевым, и с Пашиняном, но, видимо, не договорил с ними по «горячим» вопросам — на днях российского лидера ждут в Баку и Ереване.

11:15, 17.09.2018 // Росбалт, В мире

СС0 Public Domain

Президент России 1 сентября принимал в Сочи лидера Азербайджана Ильхама Алиева, а спустя неделю в Москве — премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Надо думать, что для Владимира Путина встреча с Алиевым была более продуктивной и конструктивной — стороны подписали свыше десяти соглашений в различных сферах. И вообще российско-азербайджанские отношения переживают сейчас своего рода ренессанс.

А вот с Арменией они если не зашли, то свернули в тупик после революционного захвата власти в этой стране депутатом парламента Николом Пашиняном, поющим сейчас дифирамбы Путину и России, но имеющим, как и сформированное им правительство, прозападную направленность. Это беспокоит уже не только Кремль, но и значительную часть населения Армении, включая тот ее сегмент, который революции рукоплескал. Потому как действия Пашиняна и его недипломатичные выпады поставили под сомнение решение, по меньшей мере, четырех важных для армян задач. Это обеспечение республики современным российским вооружением на льготных условиях; помощь и защита РФ в случае войны с Азербайджаном; урегулирование карабахского конфликта не в пользу Баку; свертывание репрессий и «раскулачивания» высокопоставленных лиц из «бывших» и их окружения.

Российские официальные источники практически ничего не рассказали о встрече Путина и Пашиняна. В преддверии визита последнего в Москву помощник президента РФ Юрий Ушаков сообщил, что в отношениях между двумя странами накопилось много вопросов, и в Кремле ждут «откровенного, серьезного разговора, … касающегося как двустороннего сотрудничества, так и по линии ЕАЭС и ОДКБ». Дождались ли? Вряд ли: 25 сентября Путин летит в Баку, а оттуда — в Ереван. Видимо, о чем-то не договорили и/или — не договорились, и сделать это надо срочно.

Кстати, словоохотливость в беседе со СМИ после встречи с президентом России проявил Пашинян, но вряд ли из нее можно сделать вывод, что отношения Москвы и Еревана сейчас, по определению армянского премьера, «блестящие».

Другое дело — Алиев и Азербайджан. Эксперты, политики, СМИ буквально надрываются, утверждая, что стратегическое партнерство между Россией и Азербайджаном приобрело небывалые масштабы: это и частые персональные переговоры лидеров двух стран, и многочисленные контракты в сфере поставок Баку новейшего российского вооружения, тесное взаимодействие в области энергетики, транспорта, безопасности, подписание конвенции по статусу Каспия и т. д. В экспертных кругах уже стало клише, что Азербайджан является единственным реальным и надежным союзником России на Южном Кавказе. И что только Москва может, наконец, положить конец карабахскому конфликту. Понятно, что эта тема регулярно обсуждается Путиным и с Алиевым, и с Пашиняном. И не только в контексте безопасности Южного Кавказа, но также РФ, Турции и Ирана, с которыми у противных сторон есть общие границы.

Но процесс урегулирования карабахского конфликта сильно застопорился после смены власти в Армении — бывший ее глава Серж Саргсян был сговорчивее Пашиняна (при нем появились надежды на поэтапное мирное урегулирование), и имел несоразмеримо больший, чем «народный премьер», политический и дипломатический опыт. И тут стоит вспомнить, что именно говорил Пашинян сразу после встречи с Путиным в контексте Карабаха. В частности, в его представлении семь оккупированных районов Азербайджана являются, «по конституции» Нагорно-Карабахской Республики, не признанной даже самой Арменией, частью этой самой НКР. Урегулирование, по его словам, невозможно без компромиссов, но Ереван отказывается обсуждать их в условиях, когда Баку каждый день угрожает начать войну и считает Ереван и вообще всю Армению азербайджанской территорией. Пашинян также заявил, что его страна готова нанести сокрушительный удар в ответ на «любую провокацию вокруг Карабаха». При этом он требует, чтобы в переговорном процессе по урегулированию участвовал и Степанакерт, но что категорически не соглашается Азербайджан.

В общем, Путину не удалось усмирить воинственность Пашиняна, причем не только в отношении Азербайджана. Известно, что в Москве крайне недовольны уголовным преследованием бывших президентов Армении, проводивших, как считается, пророссийскую политику, а также арестом генсека ОДКБ. И, вероятно, Пашиняну это недовольство было озвучено, однако он продолжает твердить, что, несмотря на то, что Роберт Кочарян и Серж Саргсян — «политические трупы», они «должны ответить перед законом». Уж не боится ли Пашинян политического влияния этой «парочки трупов», что никак не решится на проведение после революции внеочередных парламентских выборов? «Это зависит от политической ситуации», — твердит он.

Что же касается ОДКБ, генсеком которой был гонимый представитель Армении (до истечения срока его полномочий оставалось полтора года), то и тут Пашинян настаивает на своем: новый глава организации должен быть представителем республики, которая, кстати, «имеет все рычаги» для блокирования вступления Азербайджана в этот военный альянс. Есть у него претензии и к «уровню эффективности» ОДКБ, и, естественно, он готов его «поднимать».  

Говоря о российско-армянских отношениях, «по итогам нашей встречи (с президентом РФ) могу сказать, что они находятся на очень высоком, беспрецедентно высоком уровне. В наших отношениях нет никаких проблем». При этом Пашинян дал понять России, чтобы она не лезла во внутренние дела Армении, однако расширяла ей поставки вооружения — разумеется, на льготных условиях. Но, надо думать, Путин не стал бы лететь в Ереван почти сразу после встречи с Пашиняном, не имея намерения вмешаться в то, что революционный премьер называет «внутренними делами» Армении, которую защищают российские пограничники, и которая получает от РФ вооружение и природный газ на весьма «свойских» условиях.

На этот раз в Ереване Путина встретят «чужие» — правительство Пашиняна почти полностью укомплектовано «воспитанниками» западных неправительственных организаций и фондов. Каким получится разговор на армянском «поле» — прогнозировать сложно. Но с большой долей уверенности можно предположить, что если Путин не добьется от Пашиняна разумных уступок по карабахской проблематике, прекращения преследования политиков, считающихся партнерами Кремля, российского бизнеса, отмены прозападного крена Еревана, российско-армянские союзнические отношения будут заморожены. До тех пор, пока целиком зависящая от РФ Армения не осознает, что для стратегического партнерства одних только клятв в вечной дружбе мало, и нужны реальные дела. «Благо», Москва может шантажировать Армению Карабахом и Азербайджаном: последний непременно воспользуется политической опалой Еревана. Словом, надо думать, что Путин летит в Ереван с целью остановить внешне- и внутриполитический политический хаос, учиненный Пашиняном, и угрожающий интересам безопасности региона, а также ущемлению влияния России на Южном Кавказе, поскольку, вероятно, в Москве армянский премьер явно что-то «недослышал».

Что же до визита в Азербайджан вскоре после встречи с Алиевым, он свидетельствует о том, что эта республика, учитывая процессы, происходящие вокруг Ирана, Сирии и Ближнего Востока в целом, стала для России серьезным участником модернизации системы региональной безопасности, на которую имеет большое влияние и карабахская проблема. Похоже, что сейчас заинтересованные стороны пытаются выстроить систему сдерживания расползания конфликтов на Южном Кавказе и Ближнем Востоке, о чем свидетельствуют частые встречи Путина с Алиевым и Эрдоганом, постоянные контакты последнего с азербайджанским лидером, предстоящий саммит президентов России, Ирана и Азербайджана, на котором многое может проясниться, другие совместные «мероприятия».

То есть в вопросе расширения «базы поддержки» Россия сейчас делает ставку на Азербайджан, что сильно раздражает Армению. Но Баку ведет себя последовательно и пока ничем не ущемляет интересы России, не жертвуя при этом собственным суверенитетом. А Ереван действует с точностью до наоборот. Поэтому не стоит ожидать, что визит Путина в Армению будет «урожайным» с точки зрения совместных политических перспектив сторон, но он может отрезвляюще подействовать на местное население — парламентские выборы ведь когда-нибудь состоятся. А в Азербайджане ожидается подтверждение принципов стратегического сотрудничества в широком геополитическом охвате, а также нахождение новых возможностей для взаимодействия в области энергетики, транспорта, военно-технической и гуманитарной сфере, сотрудничества на Каспии.

И, разумеется, Карабах. Путин посетит Азербайджан и Армению по завершении в обеих республиках широкомасштабных военных учений. Азербайджанская армия отрабатывает сценарий танкового прорыва обороны противника на нескольких направлениях, разгрома военных группировок и передовых подразделений Армении на территории НКР, освобождения оккупированных районов путем уничтожения военных и стратегических объектов на территории противника. А армянская армия отрабатывает операции в условиях объявления войны. Символично, однако. Кто выиграет, решит, наверное, Путин.

Ирина Джорбенадзе

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 18°, ясно
Санкт-Петербург: 14°, ясно