eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Цепь тактических поражений

Ил-20, сбитый у побережья Латакии, оттеснил на второй план триумф Эрдогана, которому удалось «отстоять» Идлиб от России, Асада и Ирана.

23:52, 18.09.2018 // Росбалт, В мире

Dmitry Terekhoff

Эта неделя начиналась с обнадеживающих новостей о Сирии. После переговоров между президентами РФ и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом, прошедших в понедельник в Сочи, российский лидер заявил, что стороны «плотно работают над разрешением кризиса в Сирии, укреплением режима прекращения боевых действий и улучшением гуманитарной ситуации».

По сути это означало, что готовившиеся все последнее время Россией и сирийскими правительственными силами удары по все еще контролируемой вооруженной сирийской оппозицией провинции Идлиб, где помимо нескольких десятков тысяч боевиков и около полутора миллиона местных жителей, находятся сейчас примерно столько же беженцев из других регионов страны, откладываются на неопределенное время.

Однако утром во вторник пришло известие об ударах израильских ВВС и запуске ракет с находящегося в Средиземном море французского фрегата «Овернь» (Auvergne) по сирийским правительственным силам в другой провинции страны — Латакии.

Практически одновременно с этим стало известно о том, что сирийские средства ПВО, а именно зенитно-ракетный комплекс С-200, сбили российский самолет радиоэлектронной разведки Ил-20 с 15 членами экипажа. Все они погибли.

Затем в Минобороны РФ обвинили в этой трагедии летчиков четырех израильских F-16, которые, запустив ракеты по Латакии, «прикрылись» от ответного удара сирийской ПВО идущим на посадку российским Ил-20. После чего пообещали израильским коллегам «адекватный ответ».

Между тем сам факт такого «прикрытия» почти сразу же был поставлен под сомнение некоторыми экспертами. Затем пресс-служба ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) распространила пресс-релиз, в котором заявлялось, что полную ответственность» за катастрофу несет Сирия, а также Иран и проиранские боевики «Хезболлы». При этом израильские военные выразили соболезнования в связи с гибелью экипажа российского самолета, сбитого асадовскими войсками.

Наконец, президент России Владимир Путин, хотя и анонсировал ответные шаги после уничтожения Ил-20, «которые заметят все», тем не менее подчеркнул, что крушение Ил-20 было вызвано цепью трагических обстоятельств и дал понять, что Россия не будет проводить параллели с действиями Турции, которая в 2015 году намеренно сбила российский бомбардировщик Су-24.

Так или иначе, но день, начавшийся с умиротворяющих заявлений по ситуации вокруг Идлиба, продолжился крайне тревожными известиями.

Между тем главный научный сотрудник Института Европы РАН, специалист по Ближнему Востоку и США Александр Шумилин, которого обозреватель «Росбалта» попросил прокомментировать эту ситуацию, категорически заявил, что военного ответа российских сил на действия израильских ВВС не будет и что он уверен в этом «на 98%». По словам Шумилина, с российским Ил-20 как раз произошло то, что прогнозировалось последние 2-3 года (имеется в виду высокая вероятность прямого военного столкновения России и других стран, участвующих в сирийском конфликте, прежде всего, США и Израиля).

Что касается договоренностей между Россией и Турцией по Идлибу, то Шумилин говорит, что она была достигнута в результате «мощнейшего давления Запада и их угроз нанести удары в случае применения сирийским режимом химического оружия». Помимо этого, продолжил он, на Москву оказывали давление ООН и арабские монархии стран Залива. Он напомнил, что в Идлибе сосредоточены сейчас более миллиона сирийских граждан, перемещенных в эту провинцию из других районов страны, что превратило бы атаку на эту провинцию в «бойню с огромным числом жертв среди мирных жителей».

Помимо этого к договоренностям Путина и Эрдогана привела и ужесточившаяся в последнее время позиция турецкого лидера, считает Шумилин. Таким образом, говорит эксперт, «издержки для Путина в этой операции могли стать намного больше чем раньше».

Эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид уверен, что «совещание в Сочи завершилось победой Эрдогана». По его словам, «тот результат, который был получен, отвечает интересам турецкого президента, а не его оппонентов».

«Вспомним, о чем шла речь на недавних переговорах в Тегеране. Там Россия и Иран настаивали на проведении военной операции в Идлибе, а Эрдоган предлагал ее не проводить. Правда, президент Турции допускал какие-то формы совместного контроля над частью Идлиба, компромиссы. В Тегеране они не договорились, зато в Сочи был принят именно план Эрдогана. Возможно, он был принят с теми или иными поправками, выгодными оппонентам Турции. Но главное, что было достигнуто — регион Большой Идлиб, который включает в себя город Идлиб, остается под контролем Турции и ее союзников, военной операции не будет. Это тот случай, когда есть только «да» и «нет»: проводим операцию или не проводим. Ответ «нет» — тот самый, который был нужен Эрдогану», — отметил эксперт.

Магид считает, что турецкий лидер добился этого «вводом турецких бронетанковых и других подразделений в Большой Идлиб. Это была демонстративная акция, направленная на укрепление позиций Турции в данном регионе, где уже были размещены некоторые части турецких военных. Одновременно Эрдоган заявил, что операция в Идлибе, которую готовят РФ, Иран и Асад, недопустима. Вероятно, власти России и Ирана не решились пойти на прямой лобовой конфликт с турецкой армией — риски были слишком высоки. Фактически, речь идет о военно-политическом триумфе Турции, причем победа одержана без единого выстрела».

Эрдоган, полагает эксперт, «действовал с таким упорством, потому что операция в Идлибе была неприемлема для него. В случае ее успеха, в Турцию хлынули бы миллионы беженцев, которые присоединились бы к 3,5 млн сирийцев, уже находящихся в стране — произошла бы экономическая и социальная катастрофа. Кроме того, Турция лишилась бы возможности влиять на сирийские дела с помощью своих сторонников среди оппозиции. Наконец, в Идлибе проживает много туркменов, о защите которых говорили в Турции. После того, как Эрдоган заявил, что операция в Идлибе неприемлема, уйти из региона, не потеряв лицо, было невозможно. В итоге Эрдоган поднял ставки в игре и победил».

На вопрос, будет ли это соглашение выполняться, Магид говорит, что скорее всего, да. В то же время, Эрдоган, по словам эксперта, «предупредил об угрозе провокаций со стороны третьей силы, которая может попытаться сорвать соглашение». Вероятно, речь идет об иранцах и Асаде, считает эксперт.

«Важнейшая перемена в Сирии, которая связана с соглашением, состоит в следующем. Иран, РФ и Асад пытались окончательно уничтожить силы сирийской антиасадовской оппозиции, собравшиеся в Идлибе. Эти силы, включающие где-то до 80 тысяч боевиков, поддерживаемые Турцией, Катаром и Саудовской Аравией, сохранили контроль над регионом с населением 3 млн человек. Теперь в этом регионе, наряду с соседними регионами, которые были оккупированы Турцией ранее (курдский Африн и район Баб-Джараблус-Азаз), будет формироваться, фактически, турецкий протекторат», — убежден эксперт.

По его словам, «то, что произошло, следует называть разделом Сирии. Часть страны, около 60% находится под контролем российских и иранских войск, причем без них алавитский клан Асада вряд ли сможет удержать власть в преимущественно суннитской стране. Ряд районов на севере Сирии теперь входят в турецкий протекторат. Еще приблизительно 20% (часть районов на севере и востоке) удерживает курдское ополчение YPG при поддержке американцев. В случае ухода из Сирии американцев, о котором много говорил Дональд Трамп, курдский регион, вероятно, станет предметом дележа между Турцией, РФ и Ираном. Как это может произойти, мы видели на примере Идлиба. И это станет очень плохим сценарием для курдов».

Александр Желенин

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°, легкий снег
Санкт-Петербург: -0°, пасмурно