eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Московский формат для Кабула

Задача Кремля состоит в том, чтобы стать в Афганистане главным «примиренцем» и вытеснить из этого процесса американцев, отмечает востоковед Александр Шумилин.

17:35, 20.09.2018 // Росбалт, В мире

Фото из личного архива

В Москву для переговоров по урегулированию афганского конфликта прибывает правительственная делегация Афганистана. По данным СМИ, ее целью является подготовка к проведению конференции по афганскому урегулированию в «московском формате». В данном случае это подразумевает, что одной из сторон внутриафганского диалога будут талибы, представителей которых также ждут в российской столице.

Напомним, что нынешняя война в Афганистане длится с 2001 года, когда туда были введены силы ряда стран НАТО (в первую очередь, США). В то время там у власти находились радикальные исламисты — талибы (Верховный Суд РФ признал движение «Талибан» террористической организацией, его деятельность в России запрещена).

Между тем идея о том, что с талибами вполне можно иметь дело высказывалась и была достаточно популярна в России еще во времена президентства Бориса Ельцина. Однако практически она тогда так и не была реализована.

У нынешней России, судя по всему, свои резоны для организации внутриафганского диалога с участием талибов. Характерно, что в тот же день, когда в российских СМИ появилась информация о проведении такой встречи в Москве, одно из официальных информагентств РФ сообщило о намерении афганских парламентариев пересмотреть американо-афганский договор о безопасности и о пребывании американских войск на территории Афганистана.

Обозреватель «Росбалта» попросил специалиста по Ближнему Востоку и политике США в этом регионе, главного научного сотрудника Института Европы РАН Александра Шумилина рассказать, в чем сегодня состоит интерес России в Афганистане и в чем суть «московского формата».

— На ваш взгляд, чем сегодня вызвана активность России на афганском направлении? Нам не хватает сирийских, украинских проблем? Конкретно, в чем состоит интерес Москвы в замирении правительства Афганистана и талибов?

 — Интерес серьезный. Он состоит в том, чтобы выти на передовые позиции в этом переговорном процессе, и с уже позиции миротворцев оттеснить Соединенные Штаты, заклеймив провал их безуспешной операции в этой стране. А главное, выйти на эти позиции и трансформировать процесс примирения, тем самым, согласно официальной точке зрения, снижая угрозу для Центральной Азии и России.

— С другой стороны, среди части экспертов по этой теме существует твердая убежденность, что талибы вообще-то не представляют серьезной угрозы для соседних стран, поскольку их позиция состоит в том, что война, которую они ведут — это сугубо внутриафганское дело и у них достаточно жесткая установка не ввязываться в вооруженные конфликты с соседями…

 — Нет, задача Кремля состоит в том, чтобы стать в Афганистане главным «примиренцем» и вытеснить из этого процесса американцев.

В России изначально в подходе к Афганистану и США существует некая раздвоенность. Еще в начале нынешнего века, когда президент Российской Федерации Владимир Путин в рамках резолюции Совбеза ООН от 2001 года дал добро на транзит военных грузов стран Североатлантического альянса в Афганистан через российскую территорию, ряд российских генералов сразу же подняли шум на тему «сдачи» России НАТО. Тогда же в российском обществе сформировалось критическое направление в отношении этой политики. Его глашатаями в СМИ стали известные российские писатели и журналисты. На протяжении многих лет они говорили о том, что Россия «сдала» свою территорию США и НАТО, которые используют ее и Афганистан во враждебных нам целях, в частности, в огромных количествах производят там наркотики, и надо, дескать, восстанавливать свои позиции.

Иными словами, в РФ давно сформировался лагерь таких, мягко говоря, недалеких людей, отрицавших линию взаимодействия России с США и НАТО после 11 сентября 2001 года. Эта линия достаточно устойчива и сосредотачивается в районе российского Генштаба и условно «левых» сил в лице членов партий, принадлежащих к думской оппозиции.

Подход Москвы к Афганистану последние годы всегда был двояким. Сегодня те политические силы в России, о которых я только что говорил, стали громче, они набирают обороты и практически подавили другую часть российского истеблишмента и общественного мнения, которая выступала за взаимодействие с США по Афганистану и объясняла, что американцы в этой стране делают работу за Россию.

— То есть, антинатовский подход к афганским проблемам более соответствует тому тренду во внешней политике России, который стал преобладающим у нас в последние несколько лет?

 — Да, этот консервативно-реваншистский подход к проблеме Афганистана в РФ после 2014 года однозначно взял верх в России и совершенно естественно вплетается в ее общую политику противостояния Западу. Москва объективно не может вытеснить из Афганистана США и НАТО, но пытается переиграть их там под соусом того, что вы, мол, там воевали, разрушали эту страну, а мы теперь будем ее примерять и отстраивать. Это обосновывается и байками о том, что и в советские годы СССР, дескать, там не воевал, а главным образом занимался строительством новых объектов, лишь иногда снося, по необходимости местные села…

— Выходит, Афганистан для нас сегодня — это лишь одно из мест на планете, где мы противостоим Америке и Западу в целом?

 — Именно так. Все остальное — пустяки.

Беседовал Александр Желенин

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°, снег
Санкт-Петербург: -1°, облачно