eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Сочи-2»: короткий поводок для Минска

Белорусско-российский саммит не решил все спорные вопросы и не принес конкретных результатов. Руководство РФ настаивает на более глубокой интеграции двух стран.

10:40, 24.09.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.by

Переговоры в Сочи между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным с участием членов правительств двух стран аналитики еще заранее дружно назвали «стратегическими» и «принципиальными». Действительно: на них решалась судьба «углеводородной субсидии», которую Минск годами получал от Москвы и на которой в значительной степени держалась белорусская экономика. Но летом этого года неожиданно было объявлено, что Россия резко ограничивает беспошлинные поставки нефти и нефтепродуктов в Белоруссию, требует от Минска компенсации за прошлый реэкспорт (за топливо, перепроданное в Украину, Польшу и Прибалтику с начала года), а также замораживает выдачу кредитов (в общей сложности на $1,4 млрд).

Неофициальные источники сообщили, что в Кремле возобладала позиция «хватит кормить неблагодарный Минск» и было решено, что отныне все российские экономические преференции белорусское руководство должно будет возмещать встречными шагами в политической сфере. Прежде всего — в том что касается белорусско-российской интеграции.

Сложные переговоры в Сочи

Всего переговоры длились около шести часов. Сначала общались премьер-министры Дмитрий Медведев и Сергей Румас. Потом с опозданием на два часа появился Владимир Путин. Саммит в расширенном составе длился около трех часов. После переговоры продолжались в формате рабочего обеда. Однако никакой официальной информации о результатах так и не появилось. Причем дружно молчат пресс-службы обеих сторон. Есть, конечно, кулуарные утечки информации, но о них ниже.

Кое-что, впрочем, о ходе самих переговоров сообщил Александр Лукашенко, который сразу после саммита, уже утром в субботу, собрал министров и советников на большое совещание в Минске. Он рассказал о происходившем так: «Основная часть переговоров была один на один с президентом России. Переговоры длились 6 часов, даже больше. И если откровенно, то это были даже не сложные, а тяжелые переговоры. Но результативные».

По словам Лукашенко, в Сочи речь шла о политическом взаимодействии Белоруссии и России как в двустороннем формате, так и в интеграционных объединениях, финансовых взаимоотношениях и выделении кредитных ресурсов, продлении срока возврата кредита на строительство БелАЭС и снижении процентной ставки, вопросах сотрудничества в сферах сельского хозяйства, промышленности, транспорта, поставок нефти и нефтепродуктов. Обсуждалась также тема пересечения гражданами третьих стран белорусско-российской границы. Затронут вопрос табачного рынка и акцизов. В закрытом режиме обсужден блок военно-политических вопросов.

Белорусский президент так и не сказал четко, о чем они договорились с Путиным, а о чем — нет. Но дал понять, что более-менее решены вопросы с кредитами, с доступом белорусских продуктов на российский рынок, с миграционной политикой. Но нет договоренности по главным вопросам: «Прежде всего связанные с так называемой перетаможкой, поставками Беларуси темных нефтепродуктов, поставками природного газа и оплаты природного газа со стороны Беларуси».

Также нет никакой информации о том, какие будут компенсации для Белоруссии по российскому «налоговому маневру» в нефтяной отрасли. Напомним, что с 2019 по 2025 год Россия будет поэтапно снижать экспортную пошлину на свою нефть с нынешних 30% до нуля, одновременно увеличится налог на добычу этого сырья. В результате стоимость сырой нефти, поступающей на белорусские НПЗ, значительно вырастет (на те же 30%).

Белоруссия сейчас получает российскую нефть беспошлинно, как и нефтепродукты, зарабатывая на их реэкспорте в другие страны. При поставках в Белоруссию пошлины на нефть и нефтепродукты поступают в белорусский, а не в российский бюджет. Это и есть основа российской «нефтяной субсидии» для Белоруссии. «Мы выработали два варианта и договорились с президентом России, что мы эти два варианта обсудим в Минске. И в Душанбе на полях предстоящего саммита СНГ окончательно согласуем решение этого вопроса», — сказал Лукашенко по поводу налогового маневра.

Впрочем, из неофициальных источников уже известно, что если по поставкам сырой нефти Москва еще готова договариваться с Минском, то вопрос о реэкспорте российских углеводородов закрыт ею раз и навсегда. Как заявил ранее министр энергетики РФ Александр Новак, Москва и Минск установят предельный уровень поставок нефтепродуктов из России в Беларусь на 2019 год (индикативный баланс), прочие поставки будут запрещены. При этом белорусским предприятиям, желающим купить нефтепродукты в России, придется обосновывать свои потребности.

В журналистской среде уже сложился определенный стереотип: если после встречи Путина и Лукашенко нет никакой информации о результатах, то, значит, стороны не договорились. В большинстве случаев это действительно так. Но этот саммит был особенным: к нему долго и публично готовились. Предварительные переговоры вели премьер-министры, вице-премьеры, министры двух стран. Они должны были подготовить решения для президентов. Поэтому отсутствие конкретной информации по итогам Сочи-2, особенно от российских официальных источников, выглядит немного странным.

«Я бы не спешил говорить о провале саммита и о том, что стороны вступают в период острой конфронтации. Потому что есть ряд признаков, свидетельствующих о намерении решить проблемы и искать компромисс, — сказал „Росбалту“ белорусский экономист Виктор Демидов. — Прежде всего, следует отметить, что если бы Путин не собирался идти навстречу белорусским просьбам, то все закончилось бы на саммите Сочи-1 22 августа. Однако тогда именно президент России предложил новую встречу в расширенном составе для решения спорных вопросов».

По словам эксперта, в этом смысле интересна реплика Лукашенко, сказанная в начале саммита, что «до конца года практически все вопросы решат». Из этих слов следует, что существуют противоречия между сторонами, и они пока не урегулированы. И, одновременно, эти противоречия не принципиальны, руководители России и Белоруссии готовы к компромиссу. «То есть, рискую сделать прогноз, Россия не собирается прекращать субсидии белорусской экономике. Спор идет только о размере этих субсидий, механизмах и сроках реализации, — считает Демидов. — Москва готова платить за союзничество, в этом смысле мало что меняется. Но лично между собой Лукашенко и Путин решают, что получит Россия в политическом плане. И здесь вариантов великое множество».

О взаимных претензиях

У российского руководства к белорусскому за последние несколько лет скопилось великое множество претензий:

 — Лукашенко отказался признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и «аннексию» Крыма;

 — у Лукашенко слишком хорошие отношения с Петром Порошенко;

 — Беларусь поддерживает активное военно-техническое сотрудничество с Украиной, передает многие нужные Киеву материалы и военные технологии;

 — Белоруссия поставляет в Украину большое количество ГСМ, как выработанных в самой РБ из российской нефти, так и напрямую реэкспортом из России;

 — у Белоруссии вообще очень большой объем торговли с Украиной;

 — Белоруссия открыла безвизовый въезд для иностранцев из 80 стран мира, что в условиях прозрачной границы с Россией создает «дыру» на западной границе РФ;

 — Лукашенко слишком активно налаживает отношения с Западом;

 — «запрещенные» в России западные продукты питания поставляются под видом белорусских. «Белорусские» креветки, мидии, лосось, пармезан и ананасы стали в России уже мемом;

 — белорусское молоко и молочные продукты заполонили российский рынок, при этом белорусы демпингуют, что не дает развиваться собственным российским производителям молока;

 — официальный Минск уже не раз отказывался от размещения на белорусской территории российской военной базы.

В Кремле пришли к выводу, что за десятки и даже сотни миллиардов долларов экономической помощи (оценка МВФ, $106 млрд в период 2005—2015 гг.), за 25 лет поддержки, Минску пришло время рассчитаться. Варианты здесь следующие:

 — Прекращение реэкспорта российских углеводородов в Украину, Польшу, страны Балтии.

 — «Заморозка» отношений с Западом, отмена безвизового въезда.

 — Сокращение объема торговли с Украиной, сворачивание совместных проектов.

 — Перенаправление белорусского экспорта из портов Литвы и Латвии в порты Ленинградской области.

 — Приватизация в интересах российского капитала белорусских промышленных гигантов (85% белорусской промышленности пока остается во владении государства).

 — Передача белорусской газотранспортной сети (в данном случае — региональных газовых сетей) «Газпрому».

 — Размещение в Белоруссии российской военной базы.

О последнем пункте стоит поговорить отдельно. Сегодня ВС РФ на белорусской территории имеют два военных объекта (не военные базы): «Антей» и «Волга». Это станция обнаружения ракетных пусков и узел дальней связи с подводными лодками. Их срок бесплатного пребывания истекает в 2020 году, и российские военные настаивают на продлении.

Не менее важным в ведомстве Сергея Шойгу считают размещение в Белоруссии полноценной российской военной базы, с авиацией, танками и пехотой. По неофициальной информации, после переговоров в Сочи Минск не будет возражать против создания военной базы РФ — народу это будет подано как ответ на появление военной базы США «Форт Трамп» в соседней Польше.

Россия пересматривает стратегические отношения с Белоруссией, и сейчас любая поддержка со стороны Кремля будет увязываться с готовностью Минска идти на определенные геополитические уступки. Причем в Москве уже не ставят знак равенства между понятиями «белорусское руководство» и «Лукашенко». В российских СМИ последние месяцы необычайно активно обсуждается тема замены «вечного» белорусского президента на кого-то более покладистого и преданного России.

Именно отсюда — слухи об инсульте Лукашенко, сообщения, что белорусскому руководителю Путин даже назвал его преемника. А московские источники польской газеты Rzeczpospolita, например, говорят, что уже согласовано создание реального российско-белорусского парламента.

В любом случае, Россия сейчас демонстрирует, что собирается решить белорусский вопрос. Причем Путин может делать это спокойно, добиваясь политических уступок медленным наращиванием экономического давления. А вот у Лукашенко времени не так много: очередные перевыборы уже через год, а пик выплат по иностранным кредитам — и вовсе через полгода.

Михаил Петровский

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°, пасмурно
Санкт-Петербург: -0°, пасмурно