eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

В Варшаве готовятся к «Полекзиту»?

В Польше активизируется дискуссия о выходе страны из ЕС. Даже «опровержения» от лидеров правящей партии об отсутствии таких планов убеждают не всех.

11:40, 12.11.2018 // Росбалт, В мире

Фото с сайта sejm.gov.pl

Во времена СССР его граждане узнавали о реальных изменениях политического курса обычно из публичных опровержений. То есть если кто-то высокопоставленный вдруг, ни с того ни с сего начинает опровергать что-то — значит, именно оно и произошло. Теперь подобное можно наблюдать в Польше. 29 октября глава правящей партии Ярослав Качиньский заявил, что приписывание «Праву и справедливости» желания вывести Польшу из Европейского Союза является «ложью и манипуляцией».

В преддверии второго тура местных выборов глава ПиС прокомментировал слабые результаты своей партии в больших городах. По его мнению, жители мегаполисов подвергаются массовым манипуляциям. «В центре этих манипуляций всегда одно и то же утверждение — „Право и справедливость“ готовится к выходу из Евросоюза. Это ложь. Мы прекрасно понимаем, что должны соблюдать европейское законодательство, но мы ожидаем, что власти ЕС так же будут соблюдать это законодательство, как и принципы равенства», — заявил Ярослав Качиньский.

Официальная Варшава уже не первый год конфликтует с Брюсселем — благо бурно развивающаяся экономика и «особые отношения» с США позволяют руководству страны чувствовать себя уверенно. Однако до недавних пор никто и близко не поднимал вопроса о возможности выхода Польши из ЕС. И только в ходе последних муниципальных выборов понятие «Полекзит» поселилось на страницах польских газет, став объектом рассуждений польских аналитиков.

Об угрозе «Полекзита» в последнее время много говорит польская оппозиция. По ее мнению, шагом в сторону выхода Польши из ЕС является призыв министра юстиции Збигнева Зёбро признать неконституционными нормы ЕС о преюдициальных запросах. На самом же деле проблема шире: дело в претензиях Европы касательно слишком свободной трактовки Варшавой юридических процедур, изменяющих уклад в Конституционном суде страны. Или, иначе говоря, дело в конфликтах правящей партии с судебной ветвью. Заблокировав вскоре после своего прихода к власти Конституционный суд, «ПиС» не остановилась и начала «наводить свои порядки» в прочих судебных структурах: в Национальном совете судопроизводства, Апелляционном и Верховном судах.

Остальные партии, потерпевшие поражение сперва на президентских, а потом и на парламентских выборах, решили избрать защиту судебной власти как способ вернуть себе популярность. И вот уже больше года очередные попытки изменить состав и правила функционирования судов вызывают в Польше общественные протесты, более или менее массовые. В какой-то момент внутренний политический конфликт даже вытеснил из фокуса общественного внимания конфликт с Еврокомиссией. Собственно, по большому счету, с ЕС как раз острого конфликта и не было. Достаточно сильно на польское руководство давил только замглавы Еврокомиссии Франс Тиммерманс, комиссар, в числе прочего, отвечающий за верховенство права. Остальные еврочиновники, а также Ангела Меркель и ее окружение были к Варшаве достаточно мягки. Именно эта мягкость и позволяла ПиС продолжать наступление на суды: назначать новых глав, менять составы, утверждать комиссии, — несмотря на уговоры Брюсселя не делать этого.

Но это были действия политические. В юридической плоскости голос зазвучал из Суда Европейского Союза в Люксембурге, наивысшей инстанции для всех стран-членов, судебные системы которых соединены намного сильнее, чем системы политические. Так вот: Суд ЕС приостановил действие конфликтных положений закона о Верховном и некоторых других судах Польши, постановив вернуть на должности тех судей, которых ПиС уже успела отправить на пенсию и назначить на их место других. И сделал он это 19 октября, накануне первого тура муниципальных выборов, что стало настоящей пощечиной для стоящей у власти партии.

Результат: очень неуверенная, скорее формальная победа правящей партии. ПиС получила 32,3% голосов по всей стране; Варшава, Познань и Лодзь остались в ркуах проевропейской коалиции во главе с «Гражданской платформой». Более того, хотя ПиС выиграла выборы в девяти региональных парламентах (оппозиционная «Гражданская коалиция» — в семи), на местном уровне она будет править лишь в Подкарпатском и еще паре восточнопольских воеводств. Партии не хватит голосов, чтобы самостоятельно создавать большинство, а формировать коалиции особо не получается даже с аграриями.

Польские власти оказались в сложной ситуации. Исполнение постановления Суда ЕС означает, что, даже выиграв выборы, ПиС — не хозяйка в собственной стране. Будучи авторитарной партией, «Право и справедливость» не готова отступать и признавать верховенство европейских правил. Первый и очевидный ответ: вовсе отказаться от этих норм по принципу «Польша на первом месте, ЕС — на втором». Но слишком долго и трудно Польша шла ко вступлению в Евросоюз, через слишком тяжелые реформы, чтобы избиратели так сразу восприняли новую идеологему Ярослава Качиньского сотоварищи. Потому они сейчас все и отрицают.

А вот оппозиция, наоборот, перед муниципальными выборами успешно разогревала свой электорат:  мол, ПиС готова вывести Польшу из ЕС. Это сработало, электорат оппозиции пошел голосовать активнее. Теперь становится понятно, что приближающиеся выборы евродепутатов, скорее всего, окажутся вторым референдумом по членству Польши в ЕС. Подогревают «котел недовольства» поляков Евросоюзом такие политики, как министр юстиции и генпрокурор Польши Збигнев Зёбро. Перед выборами он обратился в Конституционный суд с просьбой признать неконституционными нормы европейского законодательства, связывающие польские суды с Судом ЕС. Это прямой удар по одной из основ пребывания Польши в Евросоюзе: членство в ЕС подразумевает верховенство европейского законодательства над национальным.

В любом случае, упомянутый в начале статьи советский «эффект опровержения» сработал в полной мере. Чем больше партия власти опровергала слухи про «Полекзит», тем больше ее оппоненты в них верили. Дошло до того, что глава Европейского Совета, бывший премьер-министр Польши Дональд Туск категорически предостерег: «Даже если у Ярослава Качиньского нет плана вывести Польшу из Евросоюза, то само появление термина „Полекзит“ в политической дискуссии опасно».

Проблема раскола внутри польского общества действительно существует. Дело в том, что ЕС в начале этого года поддерживали 84% поляков, но при этом около половины польского общества за то, чтобы страна никогда не принимала валюту евро и беженцев, даже под угрозой выхода из ЕС.

Также важно заметить, что если в ходе первого тура выборов ПиС не смогла взять ни одного крупного города, то во втором (ноябрьском) туре эту тенденцию «закрепили» Краков, Гданськ и Щецин, в которых действующие мэры сохранили свои посты, причем почти с двукратным преимуществом. То есть выборы очень четко продемонстрировали раскол между сильно «евроинтегрированными» мегаполисами и сосредоточенной на своих интересах провинцией — патриархальной, католической и самодостаточной. Сторонник ПиС — это в массе своей крестьянин, житель глубинки и бюджетник, не особо состоятельный, тяготеющий к патернализму и государственной опеке. Его политический оппонент в городах — это образованная интеллигенция, а также бизнес-среда, самоустроенный и самодостаточный предприниматель, которого вовсе не радует даже гипотетическая дискуссия о разрыве с ЕС.

Кстати, во время вчерашнего шествия, посвященного столетию независимости страны,  ультраправые сожгли флаг Евросоюза. Интересно, сколько участников этого марша наблюдали за этим с одобрением?

Михаил Петровский

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -14°, пасмурно
Санкт-Петербург: -8°, пасмурно