eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Когда Украина была «народной республикой»

Празднование 100-летия окончания Первой мировой войны напомнило о примерно двухгодичном существовании одного почти независимого государства — УНР.

15:25, 15.11.2018 // Росбалт, В мире

СС0 Public Domain

На прошлой неделе, в связи с вековым юбилеем окончания Первой мировой, в Париже вспоминали подробности и результаты этой войны, приведшей к развалу империй и существенным политико-географическим изменениям мира. В Киеве также уделили внимание этой теме. Практически каждое издание, помимо сплетен о «нерукопожатом» Порошенко, попыталось провести исторический экскурс, рассуждая о краткой истории Украинской Народной Республики и общей роли Украины в том глобальном конфликте. Дополнительным поводом для повышенного внимания прессы стала 101-я годовщина принятия Центральной Радой III Универсала (20 ноября 1917 года), провозгласившего создание УНР.

Предельно краткая последующая история УНР «для чайников»

18 января 1918 года Центральная рада провозгласила независимость Украинской Народной Республики — до этого она «соглашалась» оставаться в составе некой федерации вместе с другими территориями бывшей Российской империи. Довольно скоро после этого «красные» прогнали Раду из Киева, но та, подписав мир с Германией и Австро-Венгрией (раньше, чем это сделала РСФСР), при поддержке их войск вновь взяла власть в свои руки. Но уже через пару месяцев немецкое командование разгонит Центральную раду и посадит «на трон» гетмана Павла Скоропадского, который «переименует» УНР в Украинскую державу. А когда в ноябре 1918 года Германия капитулирует в Первой мировой войне, гетмана прогонит Симон Петлюра (воссоздавший УНР), которого менее чем через три месяца погонит Красная Армия, которую летом выбьют из столицы Украины белые, не пожелавшие при этом «легетимизировать» того же Петлюру. По сути, Украинская Народная Республика с этого времени «функционировала» на весьма ограниченной территории, однако успев заключить договор с Польшей о борьбе с большевиками в обмен на западноукраинские территории, а ее «правительство в изгнании» формально действовало аж до 1992 года. Кстати, за время своего короткого существования УНР успела получить признание от 11 стран (если и Дон считать государством), включая Советскую Россию.

Если об УНР, исчезнувшей толком не успев возникнуть, много спорят, то роль, доставшуюся стране в период Первой мировой войны, украинские историографы оценивают примерно одинаково: она стала такой же, как и во всех конфликтах предыдущего столетия, оказавшись полем битвы. Австро-Венгрия, правда, поддерживала «украинство» и создала из украинцев армейские части Сичевых стрельцов, но даже Вена не планировала организовывать для них никакого государственного образования. В России же их и вовсе считали частью русского народа, поэтому даже об автономии речи идти не могло.

Еще отмечается, что Украинская Народная Республика образовалась не вследствие завершения Первой мировой, а на развалинах Российской империи — так же, как Грузия, Армения, Азербайджан, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия. Но ей, в отличие от четырех последних, удержать свою независимость не удалось. Кроме того, часть экспертов считают, что Первая мировая война создала в политическом смысле ту Западную Украину, которую мы сейчас знаем. До 1914 года на Галичине были сильны пророссийские настроения, но после начала войны русофильское движение было полностью разгромлено, а его сторонников австрийские власти бросили в концлагеря или убили как «предателей и потенциальных изменников».  

Однако не все так однозначно. Тематические блиц-опросы телеканалов подтверждают, что граждане современной Украины, несмотря на просветительские потуги власти и активистов «свидомого украинства», в большинстве своем о «горячем» периоде их собственной страны c 1917-го по начало 20-х знают крайне мало. Знания эти обрывочны, бессистемны, противоречивы, а порой — откровенно «фейковы». Вместо полноценной картинки — в головах каша из непонятной смеси, основным ингредиентом которой являются патриотические сказки, призванные поднимать общий дух нации и укреплять веру в богоизбранность украинского народа. С другой стороны, хоть заявления местных историков часто не выдерживают никакой критики и вызывают смешки у обывателей, в предлагаемые российской стороной версии-агитки, изготовленные по тому же рецепту (только вместо сахара там добавляют соль), тоже верится с трудом. Можно привести пару весьма характерных образчиков на эту тему.

Согласно российской — «хохлы», они же малороссы, они же жители Новороссии и прочих «Русий и Россий», никогда не имевшие и намека на самоидентичность, государственность, собственную культуру и историю, воспользовавшись временными сложностями в период Первой мировой, пытались войти в сговор с врагами Большой Родины и, подобно крысам, сбежать с покачнувшегося корабля Российской империи. Однако, будучи народом жадным, недальновидным и необразованным, — не смогли воспользоваться выпавшим шансом, по дороге, в процессе дележки эфемерной власти, рассорившись вдрызг. Посему были возвращены в «стойло братских народов» и наказаны. Поклонники таких исторических трактовок встречаются и на Украине, однако безапелляционность жестких, неконструктивных формулировок играет не совсем добрую службу имиджу России, от которой после подобных характеристик отворачиваются даже ранее лояльные к ее политике украинские граждане, потихоньку становящиеся русофобами.

В украинской же «самостийной» версии, естественно, все наоборот и в не менее темных красках. Россия со времен Ивана Грозного — завоеватель, душитель, поработитель, с которым дел общих иметь нельзя, а лучше всего — бежать от него не оглядываясь. Иначе, утопая в собственном невежестве и разгильдяйстве, она потащит за собой на дно всех, кого достать сможет.

На деле, кроме эмоций и пропагандистских призывов, информации о далеких событиях, разложенной в головах по правильным полочкам, у обывателей крайне мало. Смешались не только «кони, люди», но и даты, документы, хронология событий, причинно-следственные связи и неоднократно искаженные выводы о последствиях. Совсем мало кто знает, откуда взялись четыре «Универсала», почему вся Украина оказалась в 1918-м под австрияками и германцами, а потом освобождалась то ли большевиками РСФСР, то ли их украинскими «братьями». Абсолютно не понимают, кто контролировал и что именно контролировал. Например, УНР с Центральной радой в Киеве? А Украинская Народная Республика с приставкой Советская и со столицей в Харькове? А что такое Западно-Украинская Народная Республика? Или Донецко-Криворожская Республика? Кто из деятелей того времени настоящий патриот Украины — глава Рады историк Грушевский или премьер-министр тогдашнего правительства Владимир Винниченко? А гетман Скоропадский — спаситель или предатель национальных интересов и коллаборант? Чего они хотели для страны: автономии в составе иного государства или истинной независимости? Кто и за что реально погибал в бою под Крутами («советских» с «несоветскими» в январе 1918-го)? Вопросов много, однозначных ответов — таких, чтобы поверить безоговорочно и бесспорно — мало.

Современным украинским школьникам в новых учебниках истории выдают, в основном, «умеренную» версию антироссийской направленности, объясняя, что русские большевики, совершив переворот в Петрограде, слегка оклемавшись, не отказались от имперских мыслей и наложили лапу на богатства, независимость и ресурсы Украины. В тренде цитаты из работ В. И. Ленина об острой необходимости для революции украинского хлеба, чернозема, угля. Из учебных пособий можно почерпнуть относительно завершенную логически, хотя и не без противоречий, версию и хронологию тех событий. Упор сделан на идеализацию «хороших» украинских патриотов и их единомышленников, вошедших в состав генерального секретариата Центральной рады, которым «враги» Украины не позволили довести начатое до конца. Акцентируется внимание на том, что III Универсал отменял частную собственность на землю, вводил контроль государства над выпуском продукции, устанавливал 8-часовой рабочий день. Документ отменял смертную казнь, амнистировал политзаключенных, укреплял местное самоуправление, а также гарантировал свободу слова, печати, вероисповедания, собраний, союзов, забастовок, неприкосновенность личности и жилища.

Однако у людей, получавших школьное образование до написания свежих учебников, представление о событиях того периода остались неопределенно-смутные. В памяти всплывают отрывки из советских книг и кинематографа, где террор белых сменяется террором красным, беспредельничают анархисты-махновцы, лютуют новые гетманы, грабят и убивают почем зря петлюровцы, то сотрудничающие с немцами, то отбивающиеся от них. И это все на фоне «жидовских погромов», моря крови, голода и разрухи. Кто там был прав — поди разбери. То, что прежние «исторические конфеты» были из поддельного шоколада, народу ума догадаться хватило, как, впрочем, и в том, что новые «сладости» от новых кондитеров тоже поддельные. А что произошло на самом деле, наверное, навсегда останется в прошлом.

Впрочем, разве россияне год назад сумели прийти «к консенсусу» по поводу Октябрьской то ли революции, то ли переворота?

Валентин Корж, Днепр, Украина

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°, пасмурно
Санкт-Петербург: -1°, легкий снег