eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Кого и зачем пугает Роухани

Перекрытие Ираном Ормузского пролива для поставок нефти из Персидского залива немедленно вызовет войну, говорит востоковед Владимир Сажин.

08:00, 05.12.2018 // Росбалт, В мире

Фото ИА «Росбалт»

Исламская республика будет не просто и дальше продавать свою нефть, но в случае продолжения Соединенными Штатами политики санкций может пойти на перекрытие поставок всех углеводородов, экспортируемых странами Персидского залива через Ормузский пролив. Об этом в телевизионном выступлении заявил президент Ирана Хасан Роухани. В сентябре этого года он уже выступал с аналогичной угрозой, а ее повторение, совпало по времени с решением США направить в Персидский залив группу кораблей во главе с авианосцем «Джон Стеннис» для «демонстрации силы».

«Америка должна знать, что мы продаем нашу нефть и будем продолжать продавать нашу нефть, и они не могут остановить наш экспорт. Если в один прекрасный день они захотят это сделать, то из Персидского залива нефть не будет экспортироваться», — сказал Роухани.

Отметим, что угроза весьма серьезная, учитывая, что Ормузский пролив — единственный морской путь для перевозки нефти из Персидского залива в другие части мира.

О том, пойдет ли Иран на такую крайнюю меру, к чему она может привести и зачем иранский лидер сделал подобное заявление, обозревателю «Росбалта» рассказал старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Владимир Сажин.

 — Есть ли у Ирана возможности для реализации угрозы Роухани перекрыть весь экспорт нефти из Персидского залива?

 — Могу сказать, что это довольно старая история. Иранские власти поднимали вопрос о перекрытии Ормузского пролива еще в 2011 году, когда эта страна упорствовала в своей ядерной программе. При Роухани об этом тоже были разговоры. Если говорить о практической реализации этой угрозы, то затопив две большие баржи или пару танкеров в судоходной части Ормузского пролива, которая, кстати, не слишком широка, это сделать можно.

То есть, технически это не сложно. А вот политически трудней. Дело в том, что около 40% всей нефти, перевозимой в мире танкерами, проходит через Ормузский пролив. Поэтому такое решение Ирана было бы просто неприемлемо для мирового нефтяного рынка.

— Насколько я понимаю, через тот же Ормузский пролив идет и нефть страны, обладающей крупнейшими разведанными запасами нефти в мире — Саудовской Аравии…

 — Конечно. Но не только саудиты, а и почти все монархии Персидского залива, Ирак тоже экспортируют свою нефть через этот пролив. Я могу представить, какой будет реакция стран-экспортеров нефти и не только их, а, например, США, Великобритании на подобные действия Ирана…

Соединенные Штаты, кстати, недалеко от этого места, в Бахрейне имеют штаб своего Пятого флота. Ясное дело, что они этого не допустят. Если подобное все же случится, то это будет просто casus belli (повод для объявления войны, — «Росбалт»). Я думаю, таким шагом будут недовольны не только экспортеры, но и покупатели нефти. Иными словами, против Ирана сразу же возникнет мировая коалиция. Те страны, которые больше всего могут пострадать от подобных гипотетических действий Ирана, будут решать этот вопрос не только политическим, но и военным путем.

— Кто в этом случае может войти в подобную коалицию помимо США и стран Залива?

 — Я полагаю, что к ней может присоединиться Великобритания, Израиль… В общем, возможное перекрытие Ираном Ормузского пролива чревато очень серьезными действиями в отношении него, силовой деблокадой этих вод.

— Иначе говоря, подобные высказывания иранских лидеров — это только слова?

 — Я не думаю, что подобное решение будет принято Тегераном. Это ведь, по сути, объявление войны всему миру. Кроме того, в отличие от 2011—2012 годов, сегодня почти весь мир, за исключением США, Израиля и нескольких монархий Залива, поддерживает Иран. В случае же если Тегеран решится на такой шаг, то весь мир снова станет против него. Поэтому я полагаю, что да, это все пустые угрозы.

— А на кого рассчитано это заявление Роухани: на Америку или больше на собственный электорат?

 — Конечно, на собственный электорат. Дело в том, что мы привыкли считать Роухани и его команду либеральной силой в Иране. Однако введенные американцами санкции поставили перед Роухани вопрос: что дальше? Ведь та политика по сближению с Западом, которую он проводил, открытие Ирана миру, теперь поставлена под сомнение. Замечу, что в свое время иранский президент говорил даже, что готов к налаживанию контактов с США, с которыми у Тегерана со времен Исламской революции 1979 года до сих пор нет дипломатических отношений. Хотя тогда речь шла не об установлении дипотношений, а о развитии торговли, тем не менее, курс был на сближение.

Нынешняя антииранская политика Вашингтона, а точнее, президента Трампа, способствовала тому, что Роухани пришлось оправдываться. Ему пришлось резко сменить риторику. То, что он сказал о возможной блокаде поставок нефти из Персидского залива — не первое его жесткое высказывание. Поэтому сегодня, с точки зрения риторики, Роухани не отличается от самых радикальных политических деятелей Ирана. Положение президента Ирана и его правительства очень сложное, поскольку вся его ставка была на реализацию Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Но Трамп все перевернул, и сегодня против Роухани в его стране сложилась очень серьезная оппозиция. Именно поэтому он вынужден маневрировать.

Так что слова о готовности перекрыть поставки нефти через Персидский залив вызваны этой внутриполитической борьбой в Иране. Именно так их и надо расценивать.

Беседовал Александр Желенин

Меньше слов — в нашем Instagram

По теме

Статьи

Новости

Все новости

Погода

Москва: -2°, снег
Санкт-Петербург: -3°, пасмурно