eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Грузинские парадоксы: Россия — это хорошо, но Европа лучше

Большинство населения Сакартвело знает русский лучше английского, считает, что страна не развивается, но при этом число желающих видеть ее в ЕС и НАТО растет.

15:59, 05.02.2019 // Росбалт, В мире

Фото с facebook.com/nacionalurimodzraoba

Считающийся авторитетным Национальный демократический институт США (NDI) очень усердно работает в Грузии, и с устоявшейся периодичностью — дважды в год, проводит в ней социологические исследования. Бывает, он попадает пальцем в небо, особенно, когда это касается реального рейтинга грузинских политических партий, поэтому многие из них исследованиям NDI не доверяют, считая их «заказными» и «конъюнктурными». Иные же, если результаты опросов свидетельствуют в их пользу, выражают американской организации «полное доверие». Наиболее точно результаты отражают уровень социально-экономических нужд и ожиданий населения, хотя наибольший резонанс политики все же стараются придать традиционному для исследований NDI вопросу: каково отношение населения Грузии к вступлению страны в Евросоюз и НАТО. То есть насколько тверда поддержка народа внешнеполитическому курсу Тбилиси.

Как выяснилось из последнего исследования, охватившего 2 205 респондентов в столице и регионах Грузии, количество сторонников вступления страны в Евросоюз и НАТО, по сравнению с предыдущими периодами, возросло: 83% за вступление в ЕС, и только для 9% оно оказалось неприемлемым. 78% хотят членства Грузии в НАТО, а 13% выступают против. То есть за год количество сторонников членства Грузии в ЕС возросло на 11%, а в Североатлантическом альянсе — на 14%. Более всего в НАТО стремятся жители Тбилиси и крупных городов Грузии — 89% и 90% соответственно, и гораздо слабее такое стремление выражено в регионах компактного проживания национальных меньшинств. Однако последние вдруг резко стали мечтать о вступлении Грузии в Евросоюз — по сравнению с прошлым годом рост составил 36%.

Возросший интерес к ЕС не стоит ставить под сомнение, поскольку он легко объясним и оправдан — соглашение о введение безвизового режима для граждан Грузии в государства Евросоюза сделало свое дело. Правда, безвиз — относительный, поскольку грузинские граждане могут находиться на территории ЕС по три месяца в полугодие, и без права на работу. Но многие и за этот короткий срок ухитряются нелегально повкалывать в Европе и привезти домой хоть какие-то деньги: безработица в Грузии удручающая. Иные просят убежища в государствах ЕС, но все чаще им в нем отказывают, поскольку Грузия считается «безопасной страной», соответственно, соискатели убежища не имеют законного основания для его получения, и из Европы их депортируют. Однако определенной категории попавших в нее грузин все же удается «зацепиться» на чужбине — другое дело, легально ли.

Условный безвиз с ЕС привлекателен еще и тем, что люди могут просто выехать, посмотреть новые для них места, цивилизованно отдохнуть и отовариться. Правда, не исключено, что с будущего года эта «лавочка» прикроется: слишком многие ринулись в «свободную» и сытую Европу, а отлавливать их и возвращать обратно и дорого, и хлопотно для принимающей стороны. Кроме того, грузинские граждане часто становятся фигурантами криминальных сводок европейской полиции.

ЕС не рассматривает вопрос вступления Грузии, с которой он имеет Соглашение об ассоциации, в свои ряды. Что же касается НАТО, новый президент «Сакартвело» Саломе Зурабишвили, нанесшая свой первый официальный зарубежный визит в Брюссель, совершенно определенно заявила: «Сейчас политическая данность такова, что МАР (план действий для членства в НАТО) мы, вероятно, пока не получим», хоть страна и «стоит у дверей» альянса, и больше других претендентов готова к вступлению в него. Но, подчеркнула президент Грузии, требования получить МАР «должны быть постоянными». «Нам нужно больше НАТО, больше безопасности, больше сотрудничества, и в этом плане готовность со стороны альянса есть», — сказала она.

Скорее всего цифры, отражающие количественный рост граждан Грузии, желающих  увидеть свою страну в Североатлантическом альянсе, обусловлены тем, что они действительно хотят «больше безопасности», хотя неготовность этого военного блока принять государство Южного Кавказа, имеющее два территориальных конфликта (Абхазия и Южная Осетия, в которых дислоцированы российские военные базы), опирается на соображение безопасности, только «с другой стороны». То есть Россия не скрывает, что не допустит расширения НАТО до своих границ, а связываться с ней альянс пока не готов. Да и Грузия, вероятно, тоже: попытки большего сближения с НАТО непременно обернутся для нее как раз повышенными угрозами безопасности.  

Как живет Грузия «в остальном»? Да неважно. Тут NDI вряд ли «путает» цифры. Достаточно сказать, что, в соответствии с результатами его исследования, 68% опрошенных не ощущает развития страны и ее прогресса. Из них 38% полагает, что она развивается в неправильном направлении, а 30%, что топчется на месте. И лишь 29% придерживается мнения, что государство развивается в правильном направлении. Впрочем, это гораздо лучше, чем, например, на Украине.

И вот что интересно: крайне политизированное грузинское общество находится сейчас в «подвешенном» состоянии. В частности, готовность принять участие в парламентских выборах, «если бы они состоялись завтра», зафиксировали всего 58% участников опроса, а 42% никакого интереса к ним не проявило.  При этом почти четверть готовых принять участие в выборах проголосовала бы за правящую партию «Грузинская мечта», и 11% — за ее главного оппонента, партию экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение». За считающийся пророссийским «Альянс патриотов», который в настоящее время имеет несколько мандатов в парламенте, свои голоса готовы отдать всего 3% участников опроса. 27% с политическими симпатиями не определились, а 14% заявили, что не проголосуют ни за одну партию.

Почему в политически активной Грузии наблюдается такая политическая апатия? Вероятно, потому что, во-первых, ни одна власть в годы независимости страны не оправдала тех надежд, которые на нее возлагало население. Во-вторых, почти половина последнего — 46% — считает, что в Грузии нет демократии, и только на 3% меньше полагает, что она есть. 11% респондентов затруднились ответить на вопрос. Между тем 92% опрошенных считает важным жить в демократической стране, но при этом почему-то имеет разногласия по вопросу, какая политическая система более всего подходит Грузии. За демократическую республику западного типа высказались 53% опрошенных, 11% ближе система, наподобие советской, но с большим уровнем демократии и ориентиром на рыночную экономику. И, что почти «шокинг», по 10% набрали система советского типа и сильная авторитарная. Согласимся, с демократией это как-то не вяжется.

Примечательно, что в новом исследовании NDI появился вопрос, касающийся знания иностранных языков. Как выяснилось, английский в Грузии, вопреки желанию определенных политических кругов, пока не сумел вытеснить русский. То есть 60% опрошенных не имеет базовых знаний английского языка, а 16% считает, что владеет им на начальном уровне. Еще 15% заявили о среднем уровне знания, а 7% — о высоком. Вместе с тем вовсе не владеют русским всего 12% опрошенных, а о высоком уровне его знания сообщил 21%. 45% ответили, что владеют «языком Пушкина» на среднем уровне, а 21% — на начальном.

Андрей Николаев

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 23°
Санкт-Петербург: 18°