eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Белоруссия решила защитить свои «суверенные смыслы» даже от России

Минск дал понять, что не хочет участвовать в информационных войнах ни на чьей стороне, что вряд ли понравится Москве.

10:30, 14.03.2019 // Росбалт, В мире

Сайт Минобороны Белоруссии

Официальный Минск на фоне самой серьезной за все годы независимости размолвки с Россией закономерно вспомнил о таком понятии, как «информационный суверенитет». Если предыдущие 25 лет (с момента прихода к власти Александра Лукашенко) Белоруссия официально строила с РФ «единое информационное и культурное пространство», то теперь актуальным стало формирование собственной картины мира и собственной версии прошлого.

12 марта на Совете безопасности с участием Лукашенко обсуждалась Концепция информационной безопасности Белоруссии  — прежде подобного документа  не существовало. Пока — и в экспертном сообществе, и среди чиновников-силовиков, — обсуждаются его рабочие варианты. Судя по предварительной версии, просочившейся в сеть, в документе важное место уделено информационному суверенитету; для страны готовится «информационная защита на 360 градусов» от идеологий как с Востока, так и с Запада.

Пресс-служба белорусского президента сообщила, что концепция была разработана «с учетом особенностей и непростых тенденций современной обстановки». Понятно, что под «непростые тенденции» можно дипломатично подвести что угодно — хоть усиление военного влияния США в Польше, хоть вспышку бешенства среди бобров Бобруйского района Могилевской области (реальный факт).

Напомним, что даже когда после украинских событий 2014-го в Минске кардинально поменяли военную доктрину, то при этом продолжали строить с Россией единое информационное пространство. Однако, видимо, теперь стало окончательно понятно: с Союзным государством не получается, прежней щедрой экономической помощи от России больше не будет, а вот попытки сделать Белоруссию частью «русского мира» — наоборот, активизируются. Тут-то белорусская власть и озаботилась информационным суверенитетом.

Прежде всего, концепция должна защищать белорусский суверенитет, так как, по словам Лукашенко, «информационными потоками размывается национальный менталитет, самобытность стран и народов, существенно меняются социальные связи человека, стиль мышления, способы общения, восприятие действительности». Этому белорусские власти собираются противопоставить «принципы гуманизма и справедливости, приоритеты крепких семейных отношений и здорового образа жизни».

То есть действовать предполагается по принципу «за все хорошее и против всего плохого». Но это, скорее, декларация. Как будет в реальности — случайно проговорился сам Лукашенко: «Надо научиться отвечать распространителям фейков их же оружием. И мы это умеем делать, но почему-то считаем: „Да ладно, обойдется, пронесет“». Вообще же природная осторожность белорусскому лидеру пока не изменяет. На открытой для СМИ части совещания, как и в других своих выступлениях, Лукашенко ни разу не назвал в качестве потенциального врага Россию. Но многократно вспомнил о «борьбе с фейками» и о том, что ему приходилось лично бороться с распространением такой информации из российских анонимных телеграм-каналов, несколько месяцев назад лично отбивать информационные атаки. Теперь белорусский президент упрекает штатных пропагандистов, что слишком неповоротливы в противодействии каналам типа «Незыгаря».

Одно из главных направлений, прописанных в концепции, — ИТ-безопасность. Лукашенко на совещании признал, что Белоруссия не защищена от кибератак, и напомнил, что в стране увеличивается количество электронных ресурсов и коммуникаций: «Жизнедеятельность любого государства становится все более уязвимой от компьютерных инцидентов».

Однако если в Европе и США под информбезопасностью прежде всего понимают кибербезопасность, то в Белоруссии вслед за Россией рассматривают проблему и как защиту каналов массовой коммуникации, и как ограждение своей территории от нежелательного ментального (медийного) влияния извне. По словам Лукашенко, государство не может игнорировать новые риски — такие, как деструктивное воздействие на общество, манипулирование массовым сознанием, распространение недостоверной информации. В ходе совещания президент давал много указаний и советов государственным СМИ, явно считая их основным противовесом информационным угрозам извне. Отсюда и первое указание: расширить сферу влияния отечественных госсредств массовой информации и не бояться использовать новые формы работы в медиапространстве.

Правда, уже следующее предписание прямо противоречит первому: «Нужно быстро, четко, максимально полно доносить людям правдивую информацию, а если это не сделают белорусские госСМИ, то это сделают за нас, как сейчас нередко происходит. Но знаете, какую информацию донесут за нас, если мы этого не сделаем», — намекнул глава государства. Если учесть, что официальные белорусские издания по стилю подачи материалов прилежно копируют газету «Правда» начала 1980-х, требование «быстро, четко, максимально полно доносить людям правдивую информацию» выглядит довольно несуразным.

Также на Совбезе Лукашенко потребовал «проработать вопрос системного контроля за распространением незаконной информации». Про что конкретно идет разговор, пока неизвестно, но белорусские журналисты уже по привычке ожидают новой волны вызовов на допросы, штрафов и «суток», а также немотивированных блокировок интернет-СМИ (обычное дело в Белоруссии в предвыборные периоды).

Но вернемся от совещания к тексту проекта. Его разработчики исходили из того, что Белоруссия находится в кольце государств, которые ведут информационные войны, формируют разные картины мира. Отсюда и требование обеспечить максимально полный информационный суверенитет — Белоруссия отказывается от применения информтехнологий в ущерб другим государствам, но при этом намерена обеспечить собственную безопасность. «Наша страна является сторонником решения информационных конфликтов и вопросов через правовые отношения», — говорится в концепции.

Главная белорусская проблема в медийной сфере в документе прямо не называется, но постоянно подразумевается: это плотное нахождение населения Белоруссии в российском информационном пространстве. Белорусы смотрят российские телеканалы, сериалы, фильмы; пользуются российскими интернет-ресурсами; самые популярные печатные СМИ — «Комсомолка» и «АиФ». Белорусское телевидение, кондовое и как будто «замерзшее в прошлом», очень мало кто смотрит.

Разработчики концепции не скрывают: именно чтобы переломить нынешнюю ситуацию, в нее введена глава, посвященная традиционным ценностям и культуре, сохранению национальной идентичности, белорусскому языку. В проекте сказано: «Расширение социальных функций и коммуникативных возможностей белорусского языка, его полноценное и всестороннее развитие вместе с другими элементами национальной культуры выступают гарантами гуманитарной безопасности государства».

«Если прежде Лукашенко, считая своими главными врагами националистов, тщательно уничтожал все белорусское (количество белорусскоязычных школ за время его правления сократилось в десятки раз, они остались только в деревнях), то теперь в документе, наоборот, впервые проговаривается, что белорусское государство формирует, создает и продвигает белорусскую историческую политику, определяет и тиражирует белорусскую национальную историческую концепцию, — сказал в комментарии для „Росбалта“ белорусский историк и политолог Владимир Лукинов. — Напомню, что недавно Лукашенко проводил крупное закрытое заседание, чтобы понять как противостоять информационному давлению со стороны Кремля. И там, по просочившимся данным, также была сделана ставка на скорейшее восстановление белорусской национальной идентичности».

Другие важные моменты концепции информбезопасности:

— Никаких единых информационных полей с союзниками. Только информационный нейтралитет и суверенитет.

— Реально информбезопасности страны угрожают информационные войны крупных мировых игроков между собой. Так что защищаться предстоит от всех сразу.

— Требуется больше отечественного контента, именно он способен защитить страну от внешних вмешательств, фейков, дестабилизаций и прочих гадостей.

— Усиление присутствия государства в интернете, который сам по себе теперь рассматривается не как «эта помойка» (цитата Лукашенко от 2016 года), а как «поле боя».

Пока публика увидела (и то неофициально) только проект Концепции информационной безопасности Белоруссии. Это явно черновик, о чем свидетельствуют хотя бы многочисленные ошибки в тексте. Однако документ отлично отражает то, «в каком направлении» думает руководство Белоруссии и ее лидер. И это направление отнюдь не совпадает с вектором российских интересов.

Михаил Петровский

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°