eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Спасти Brexit может только феноменальный креатив

Британцы загнали себя в удивительный тупик, отказываясь выходить из ЕС и одновременно продолжая это делать, отмечает Александр Тэвдой-Бурмули.

20:30, 20.03.2019 // Росбалт, В мире

Фото ИА «Росбалт»

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй отправила президенту Евросовета Дональду Туску письмо, в котором попросила перенести Brexit с 29 марта на 30 июня 2019 года. Еще накануне Туск дал понять, что готов поддержать такую просьбу.

Между тем британцы, которые в 2016 году проголосовали за выход их страны из Евросоюза, вероятно, не предполагали насколько мучительным, сложным и долгим будет этот процесс. Сегодня британские министры и парламентарии не могут договориться об условиях выхода из ЕС ни с Брюсселем, ни друг с другом. BBC насчитала сразу восемь возможных вариантов развития событий в ближайшем будущем — от отставки правительства Терезы Мэй и досрочных парламентских выборов, до нового референдума по Brexit.

О том, что в чем заключаются основные проблемы затянувшегося процесса выхода Британии из Евросоюза, обозревателю «Росбалта» рассказал доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули.

— Объясните, пожалуйста, что происходит сегодня с Brexit? Выйдет ли Британия из ЕС или нет? А если выйдет, то когда и как? Возможен ли выход без каких бы то ни было условий?

 — (Смеется) Да, чем дальше, тем становится все сложнее разобраться в этом. Вот какая сейчас существует развилка. Палата общин британского парламента согласовала вариант выхода, разработанный Терезой Мэй. С другой стороны, парламент запретил делать это без специального соглашения с ЕС. Учитывая, что со своей стороны, Брюссель уже намекнул на то, что он может согласиться продлить срок выхода страны из Европейского Союза, то есть 29 марта, как и просит Мэй, не станет финальным моментом их отношений, а также то, что и британские парламентарии не хотят, чтобы Соединенное Королевство выходило из ЕС без соглашения, продление сроков его обсуждения, видимо, произойдет.

Однако британские предложения не несут никакой позитивной программы, которая устраивала бы ЕС. Вариант соглашения, предложенный Мэй, выбил из Евросоюза определенные уступки, связанные с бэкстопом (так называют ситуацию, связанную с проблемой Северной Ирландии, которая, будучи частью Великобритании, должна выйти из Евросоюза, что повлечет за собой необходимость введения пограничного режима с Республикой Ирландия, остающейся членом ЕС. Мэй добилась отсрочки этого на весь переходный период — как минимум, до конца 2020 года, — «Росбалт»).

Поэтому на какие-то еще преференции при выходе британцы претендовать уже не могут. То есть Брюссель сейчас не может отойти еще дальше от своей первоначальной позиции по Brexit. В этой ситуации ожидать от Евросоюза, что он просто скажет «ну, давайте еще переговорим, но непонятно о чем» (а британская позиция сейчас выглядит именно так), довольно странно. Над британцами сейчас действительно резонно смеются, потому что они загнали себя в какую-то феноменальную по сложности ситуацию, когда они, фактически, отказываются выходить из ЕС и одновременно продолжают это делать.

-Какие здесь могут быть варианты?

 — Если Мэй продолжит работать на эту тему с палатой общин, она должна срочно предложить Брюсселю переговоры по каким-то новым приоритетам. Какие это могут быть переговорные позиции — понять сложно. Потому что отступать дальше не может ни Мэй, ни ЕС. Какой здесь может быть позитивный переговорный пакет? Тут должен быть какой-то феноменальный креатив или феноменальная воля к уступчивости, проявленная одной из сторон…

Вообще, на мой взгляд, неким, хотя и довольно тяжелым выходом из этой ситуации для Великобритании могли бы стать досрочные выборы. Всем понятно, что этот состав парламента для сделки по Brexit является тупиковым, любые варианты соглашения блокируются по разным причинам. Следовательно, убедить ЕС в том, что имеет смысл продолжить переговоры, можно, если в Британии будут объявлены досрочные выборы. Тогда Брюссель может подождать….

— А возможен, на ваш взгляд, такой вариант с досрочными выборами?

 — Теоретически, возможен. Правительство объявляет досрочные выборы, уходит в отставку. Не бином Ньютона…

— А практически?

 — Лучше ответить на такой вопрос: а что сейчас в плане реализации Brexit возможно кроме этого? Я лично других вариантов не вижу. Проблема состоит в том, что этот состав британского парламента свои возможности по переговорам исчерпал.

— Не является ли это косвенным свидетельством того, что парламентарии (и британцы в целом) сейчас не очень то и хотят выходить из Евросоюза?

 — Я бы так не сказал. По результатам референдума о Brexit страна оказалась расколота пополам. Тут стоит отметить, что раскол прошел даже не по партийному принципу, а по степени образованности, по социальному, возрастному признаку, ну и плюс по региональному. Скажем, Шотландия, Северная Ирландия, Лондон — против выхода из ЕС, а какие-нибудь промышленные районы средней Англии — за.

И уже это делает голосование по Brexit в парламенте предельно сложным, потому что парламент — это отражение состояния страны. Плюс это усложнено тем, что даже те, что изначально поддерживал Brexit, абсолютно не понимали масштаба проблем, которые возникают при урегулировании отношений с ЕС. На самом деле это ведь модельная ситуация. Брюссель сейчас недаром ждет. Ему интересно продемонстрировать всему миру, как тонет страна, которая решила выйти из Евросоюза. Это понятно, это разумная стратегическая цель. И поэтому ЕС сегодня с интересом наблюдает, как британцы сами себя наказывают.

Действительно, те условия выхода, которые вытекают из законов Европейского Союза и которые навязаны британцам, даже «брекситерам» показались тяжелыми. Ну, так это то, к чему они стремились! Надо же понимать причинно-следственные связи! Brexit стал следствием исключительно внутриполитического маневра в Британии, не более того. Эта была чисто внутриполитическая проблема. Но поскольку эта карта была разыграна капитально, был объявлен референдум, то вот вам теперь результат. Никто не думал тогда, какие политические и экономические проблемы это вызовет.

— Действительно, значительная часть экспорта и импорта Великобритании завязана на страны Евросоюза…

 — Дело не только в экспорте-импорте, хотя и в нем тоже. Очень тяжелая проблема, например, статуса резидентов для бизнесменов. Если ЕС переходит с Британией на международный режим, как с третьей страной, то весь британский бизнес в Европе рушится, потому что он ориентирован на совершенно другие издержки. Европейцы, конечно, тоже сильно проиграют, поскольку Лондон был главным финансовым центром Европейского Союза. Но не зоны евро, которая существует в этом смысле отдельно с центром во Франкфурте-на-Майне (там находится Центральный банк ЕС, — «Росбалт»).

Проигрывают тут обе стороны. Но европейцы считают, что они в меньшей степени. Потери англичан и в плане торговли, и в плане статуса резидентов однозначно выше. И не только. Англичане проигрывают и в региональной политике. Кто теперь, например, будет давать деньги Северной Ирландии? А между тем, до сих пор на 50% ее финансировали из Брюсселя…

— Возможен ли новый референдум по Brexit?

 — Об этом все время говорят и, наверное, такой вариант не исключен. Но я думаю, что до самого последнего момента он будет откладываться, потому что это станет политической катастрофой для Британии. Переголосование такого вопроса будет, безусловно, дезавуированием всей партийной системы этой страны. Поскольку всем станет понятно, что все традиционные партии потерпели крах, так как не смогли реализовать волю народа.

Беседовал Александр Желенин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 22°
Санкт-Петербург: 17°