eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Вашингтон и Тегеран: угрозы на грани войны

Дональд Трамп непреклонен в своем стремлении выдавить Иран из сопредельных с ним стран — Сирии, Ирака, Йемена, отмечают эксперты.

18:00, 10.04.2019 // Росбалт, В мире

CC0

Президент США Дональд Трамп объявил о том, что его страна официально внесла иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР), а также его элитное диверсионное подразделение «Кудс» (персидское название Иерусалима) в список террористических организаций.

Учитывая, что КСИР — это системообразующая военная, политическая и экономическая структура Ирана, реакцию Тегерана на этот шаг Соединенных Штатов предсказать было не так сложно. И она последовала незамедлительно: Иран заявил, что теперь все военные подразделения США на Ближнем Востоке также будут считаться «террористическими», со всеми вытекающими из этого статуса последствиями.

В регионе, где много лет и так не прекращается война, вновь льется масло в огонь. В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил экспертов ответить на вопрос, не означает ли объявление Трампом КСИРа террористической организацией, шагом в подготовке Соединенных Штатов к большой войне против Ирана?

Эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид считает, что «решение Трампа связано с очередным усилением позиций иранцев в Ираке в последнее время и с требованиями проиранских сил в этой стране вывести с ее территории войска США».

По словам эксперта, «руководство шиитского Ирана с помощью близких ему вооруженных ополчений и политических группировок, смогло построить настоящую империю, так называемый шиитский полумесяц, распространив свое влияние на Ирак, Сирию, Ливан и Йемен».

Магид отмечает, что «хотя влияние Ирана в этом регионе не тотально, оно все же очень велико. Иранцы помогали деньгами, оружием и подготовкой шиитских ополченцев в борьбе с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории России) и антиасадовской суннитской оппозицией. Регион наводнен и непосредственно подразделениями иранцев из корпуса «Кудс» — так называются иностранные экспедиционные силы КСИР».

«Создание шиитского пояса от Тегерана до Средиземного моря привело к тому, что подразделения проиранского ополчения и «Кудс» могут теперь концентрироваться в любой точке на этой территории, что многократно усиливает способности Ирана влиять на события. Руководитель «Кудс» генерал Касем Сулеймани по прозвищу Тень, превратился в едва ли ни самого влиятельного политика региона», — продолжает эксперт. По его словам, «Иран использует сегодня и другие способы проникновения, финансируя или оказывая иную поддержку различным политическим группам, включая влиятельные курдские партии (например, Патриотический союз Курдстана, контролирующий провинцию Сулеймания в Ираке), коммерческие и инфраструктурные проекты, а также определенные силы местного шиитского духовенства».

Магид отмечает, что после выборов 2018 года влияние иранцев в Ираке усилилось, в то время как США во многом утратили рычаги влияния на политику этой страны. «Со стороны иракских политиков и проиранских отрядов ополчения зазвучали требования, чтобы войска США покинули территорию Ирака и даже угрозы в адрес американской армии. В том же духе в начале апреля высказался духовный лидер Ирана Али Хаменеи, когда премьер-министр Ирака находился в Иране с первым официальным визитом. Он сказал: «Вы должны принять меры, чтобы заставить США вывести свои войска из Ирака… нынешнее иракское правительство, парламент и политические активисты неблагоприятны для США, поэтому американцы разрабатывают заговоры, чтобы вытеснить своих противников с политической сцены в Ираке», — рассказал эксперт.

Все это вызывает соответствующую реакцию в США. Магид отмечает, что «КСИР является ядром политической системы Ирана. Это не только вторая, религиозная, армия, наряду с первой, обычной. КСИР — самая мощная политическая фракция внутри Ирана. Более того, КСИР и его руководство контролируют предприятия, производящие в общей сложности около 50% ВВП Ирана. Так что признание КСИР террористами — это такой очередной демонстративный выпад в адрес Ирана».

В тоже время Магид сомневается, что Трамп готов развязать настоящую войну в ближайшее время: «Это слишком рискованно. Скорее, речь идет о последовательном оказании давления на усилившийся Иран, который США считают своим главным противником в регионе, а так же о реакции США на попытки иранцев вытеснить американцев из Ирака».

Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Владимир Сажин напомнил, что в ответ на решение США внести КСИР в список террористических организаций, иранцы признали «террористами» не только Центральное командование американских вооруженных в регионе, но также и американских гражданских лиц, находящихся здесь.

В то же время Сажин исключает, что принимая такое решение американцы готовятся к большой войне против Ирана. «Что вы! Это лишь означает усиление «холодной» войны против Исламской республики, которая идет уже 40 лет. Ни в Вашингтоне, ни в Тегеране, ни в Иерусалиме, ни в Эр-Рияде никто не хочет воевать по-настоящему», — говорит он.

По мнению эксперта, введенный американцами статус «террористической организации» для КСИР «осложнит ситуацию в Иране», но вряд ли приведет к усилению террористической активности в регионе. «Просто это еще одна из санкционных мер, как против Ирана, так и против тех, кто сотрудничал с КСИР», — считает эксперт.

Руководитель Центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН Александр Шумилин также не считает, что внесение КСИР в американский список террористических организаций является прелюдией к большой войне. По его словам, это было сделано «для того, чтобы придать завершенность всей линии Трампа на выдавливание Ирана из сопредельных с ним стран — Сирии, Ирака, Йемена».

По мнению эксперта, это может стать «основой для объединения усилий Израиля с арабскими странами и дает понимание подхода к решению сирийской проблемы». По словам Шумилина, подразделение КСИР «Кудс» «в наибольшей степени соответствует понятию терроризма, поддержки терроризма, поскольку это диверсионная организация, которая опирается на такие группировки, как «Хезболла» и некоторые другие шиитские отряды, которые уже признаны террористическими». В этом смысле, продолжает он, «в действиях Трампа, его администрации, а также арабских монархий и Израиля, нет ничего нелогичного».

Эмоциональная реакция Ирана на объявление Соединенными Штатами КСИР и «Кудс» террористическими организациями была предсказуема, соглашается эксперт, «но она никогда и ни кем не принимается во внимание. Иран (для Америки) — абсолютное зло, зачем с ним считаться? Важно лишь, как на все это отреагируют союзники США и их партнеры». По его мнению, «все это сделано в духе союзничества и партнерства Соединенных Штатов в этом регионе».

В то же время, полагает Шумилин, этот шаг США «сбалансирует другие, гораздо менее приемлемые для арабских партнеров Америки шаги. Такие, например, как признание Иерусалима единой столицей Израиля и признание аннексии им Голанских высот».

Александр Желенин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 0°