eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Атака на танкеры остается загадкой

Али Хаменеи и Хасан Роухани слишком осторожные люди, чтобы всерьез угрожать поставкам нефти из Персидского залива, полагает востоковед Владимир Сажин.

18:13, 14.05.2019 // Росбалт, В мире

Фото ИА «Росбалт»

В районе Персидского залива вновь сильно запахло жареным. Причем в буквальном смысле. В воскресенье, 12 мая, близкий к Ирану ливанский телеканал Al-Mayadeen сообщил, что недалеко от столицы одного из арабских эмиратов, являющимся одновременно и одним из крупнейших портов ОАЭ — Эль-Фуджайры — взорваны и горят семь нефтеналивных танкеров. Власти ОАЭ поначалу назвали эту новость «фейком». Однако уже вечером того же дня министерство иностранных дел ОАЭ официально признало, что спланированному нападению в Оманском заливе (на который и выходит Эль-Фуджайра) подверглись четыре иностранных судна. При этом никаких подробностей, за исключением того, что жертв нет, а подвергшиеся атаке суда остаются на плаву, не сообщалось.

На следующий день агентство Saudi Press Agency со ссылкой на министра промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халеда бен Абдель Азиза аль-Фалеха заявило, что были атакованы два саудовских танкера, которые загорелись, и где также обошлось без жертв. По версии министра, одно из двух этих судов направлялось для загрузки саудовской нефтью из порта Рас-Таннура для последующей доставки ее клиентам Saudi Aramco в Соединенных Штатах. Естественно, министр осудил эту атаку, и намекнул на коллективную ответственность международного сообщества в деле обеспечения безопасности морского судоходства и, отдельно, безопасности нефтяных танкеров.

Ответственность за эти теракты пока никто на себя не взял, а о том, кому они могут быть выгодны, можно только догадываться. Во всяком случае, министерство иностранных дел Ирана — главного конкурента арабских монархий Персидского залива — назвало инциденты в Эль-Фуджайре «тревожными и ужасными» и попросило провести расследование по этому вопросу.

По самой последней информации, военные инспекторы США, которые прибыли в регион для расследования, склоняются к версии, что инциденты с танкерами все же мог устроить именно Иран или «его сателлиты».

Между тем, по сообщению ТАСС, помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон еще 5 мая сообщил, что Соединенные Штаты направят ударную группу ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и тактическую группу бомбардировщиков в район Ближнего Востока. В свою очередь, командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) иранский бригадный генерал Хосейн Салами пообещал Америке, что его страна нанесет США «удар в голову» если те предпримут против Ирана какие-то силовые действия. На фоне череды этих событий мировые цены на нефть вновь начали расти.

О том, стоит ли ожидать серьезного обострения обстановки в районе Персидского залива, обозреватель «Росбалта» попросил рассказать старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН РФ Владимира Сажина.

— Насколько, на ваш взгляд, велика вероятность перерастания нынешней эскалации вокруг Персидского залива в реальный военный конфликт в этом регионе?

 — Я могу сказать лишь, что широкомасштабного конфликта с целью, скажем, оккупации Ирана и свержения существующего там режима, сейчас быть не может. Потому что Иран это все-таки страна с населением в 82 млн человек, с хорошо подготовленной (во всяком случае, для обороны) армией. Для масштабной сухопутной операции против Ирана нужна очень мощная группировка. У американцев сейчас такой нет. Другое дело, что они и их союзники могут нанести авиационные и ракетные удары по некоторым объектам на территории Ирана. Это вполне возможно.

Что касается подрывов танкеров, которые мы сейчас обсуждаем, я не думаю, что это иранская акция, потому что, несмотря на все заявления о возможности перекрытия иранцами Ормузского пролива, а также по поводу мероприятий по сокращению транспортировки нефти других стран — это все хоть и опасная, но риторика.

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи при всей своей агрессивности на словах — человек достаточно осторожный. Я думаю, он понимает, что реальное перекрытие судоходства в Персидском заливе чревато военным ответом, прежде всего, со стороны Соединенных Штатов и их союзников и поэтому в Тегеране не стремятся к серьезному обострению обстановки. В связи с этим взрывы этих танкеров, как мне представляется, имеют несколько иную природу.

— Да, со стороны все это похоже на какую-то провокацию, поскольку никаких внятных объяснений произошедшего пока нет.

 — Вполне может быть. Единственно, все же нужно сказать, что Иран обладает возможностями для проведения подобных акций. У него много агентуры, много так называемых, «спящих ячеек» во всех странах Персидского залива. Так что возможен вариант, что они таким образом немного «пощекотали» нервы саудитам и представителям других арабских монархий Залива.

Но еще раз повторю, это действительно больше похоже на провокацию, потому что Тегеран сегодня совершенно не заинтересован в обострении ситуации в регионе. Прежде всего, потому что, как признал президент этой страны Хасан Роухани, экономическое положение там сейчас очень серьезное. Они пытаются любыми средствами как-то смягчить введенные против них американские санкции и пойти на договоренности с Евросоюзом, в первую очередь, с тремя его ведущими государствами Германией, Францией и Великобританией, которые, напомню, осудили выход США из «ядерной сделки» с Ираном и введение ограничительных мер в отношении Тегерана. Европейским странам совершенно не интересно военное противостояние между США и Ираном.

— С другой стороны, если иранцы хотят, чтобы европейцы лоббировали их интересы, защищая от США, то они, по идее, совершенно не заинтересованы в такого рода провокациях, которые произошли в Эль-Фуджайре. В противном случае, они просто дают повод обвинить себя в таких действиях…

 — Безусловно. Поэтому я и говорю, что руководство Ирана, прежде всего, духовный лидер Хаменеи и президент Роухани — очень острожные люди. Там, правда, есть и другие люди, и структуры. Такие, например, как Корпус стражей исламской революции. КСИР подчиняется Хаменеи, но имеет большие возможности для самостоятельных действий.

— То есть, КСИР может выступить еще одним фактически самостоятельным игроком в регионе?

 — Не совсем самостоятельным, конечно, но в какие-то моменты, да. Например, если при решении каких-то задач, аятолла Хаменеи не скажет категорическое «нет», то они (КСИР) могут расценить это, как одобрение и действовать уже совершенно самостоятельно.

Беседовал Александр Желенин

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 14°
Санкт-Петербург: 16°