eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

В Киеве снова думают, как ответить на «путинские происки»

С 1 июня должно начать действовать эмбарго на поставки на Украину нефти и угля из РФ. Россия при этом откажется от импорта продукции машиностроения.

09:42, 15.05.2019 // Росбалт, В мире

Фото Дениса Гольдмана

Во второй половине апреля российский премьер Дмитрий Медведев сделал заявление о том, что РФ вводит ответные санкции против Украины. Список лиц, товаров и компаний, попадающих под определенные ограничения, достаточно серьезный, однако почти весь он «ушел в песок», а на слуху остались запреты на ввоз в Россию продукции машиностроения и кое-каких товаров легпрома, в общей сложности на 250 млн долларов, и, пожалуй, главное, что может беспокоить обывателя — ограничения на поставку с 1 июня российской нефти и угля в обратном направлении.

Природу этого санкционного мероприятия безусловно можно было бы назвать экономической, если бы не дата — заявление прозвучало за три дня до второго тура президентских выборов, когда еще свежа была интрига: Порошенко или Зеленский? Такое совпадение позволило многим политическим экспертам на Украине развить бурную деятельность и выдать версию, что Москва, дескать, пытается давить на Киев и под угрозой организации энергетического коллапса и прочих сопутствующих неприятностей указывает украинцам, кого нужно выбрать в президенты, а кого выбирать не стоит ни в коем случае.

Украинцы охотно в это поверили. Здесь теперь вообще, в принципе, быстро  принимают на веру любое предположение, уличающее Россию в желании напакостить. Правда, толком никто не понял — против какого конкретно из кандидатов направлены «путинские происки». А потому каждый голосовал за «своего» и был уверен, что, кроме участия в построении светлого будущего своей Родины, заодно противостоит Кремлю.

Ну, а после голосования кто-то порадовался, кто-то поогорчался по поводу его итогов — о эмбарго было думать некогда. Затем начали спорить о процедуре и дате передачи власти, и все это на фоне длинных майских праздников, после выхода из которых, однако, оказалось, что санкции Москвы сами собой не рассосались и с ними нужно что-то делать. Но для начала эксперты почесали макушку и нарожали с десяток версий (кроме той первой — о влиянии на выборы), будто бы объясняющих, зачем все это нужно Кремлю.

Вариант первый. Путин и Медведев, якобы получающие «откаты» от украинских олигархов, решили изменить список игроков и доверенных лиц, допущенных к получению выгоды от реализации российских ресурсов на территории Украины. В Москве будто бы решили, что отныне экономические рычаги влияния на коррупционные киевские элиты получат четкую маркировку «свой — чужой», чтобы не получалось, что вечером на эфирах говорят о русском языке и любви к Пушкину, утром подбивают баланс личных счетов в швейцарских банках от совместных с РФ бизнеспроектов, а в обед принимают в Раде какой-нибудь очередной антироссийский закон.

Вариант второй — самый «мрачный». Руководство РФ решило серьезно потратиться, но окончательно поставить Украину на колени, чтобы потом беспрепятственно продавать ей энергоресурсы, диктовать цены и условия поставок. По мнению пессимистично настроенных экспертов, в Москве приступили к новому этапу решения «украинского вопроса», который называется «управляемый хаос», с максимальным ослаблением базовых государственных институций. Такой вот вариант «разгосударствления» Украины.

Впрочем, большинство экспертов успокаивают украинцев: дескать, не волнуйтесь, ничего страшного в санкциях нет, это Путин, находясь под давлением Запада, «в бессильной злобе потрясает кулаками». При этом напирают на то, что Украина уже 12 лет не покупает напрямую российскую нефть, а если и покупает, то через другие страны, фирмы-прокладки и некритические объемы, которые легко взять в другом месте. Где конкретно и по какой точно цене, правда, не уточняют. К тому же, говорят эксперты, скандал с грязной нефтью в трубопроводе «Дружба» собьет спесь с РФ, ведь ее зависимость от продажи не меньше, чем наша от необходимости покупать. Ну да, некоторый ажиотаж на заправках первое время будет присутствовать, но через месяц-другой все устаканится без особых потерь. Про украинских машиностроителей и производителей труб, не говоря уже об отдельных гражданах, попавших в списки, — эти «аналитики» ничего не говорят, подразумевая, наверное, что это частный бизнес и, соответственно, проблемы его личные, а значит — сами пусть и решают.

Примечательно, что подобные высказывания звучат не только от «любителей», но и от экспертов-профессионалов, занимающих ответственные должности в руководстве страны. И первые, и вторые снова вытащили на свет лозунг, неоднократно уже используемый на протяжении последних пяти лет, но так и не претворенный в жизнь: диверсификация рисков и поиск альтернативных поставщиков. На этом очевидном варианте настаивают и в команде новоизбранного президента, предполагая, что российским ресурсам придется искать замену. Вот только непонятно: кто, когда и как собирается это делать. Новые еще не приступили к работе и, судя по сопротивлению парламента, полноценно не приступят раньше наступления морозов, а старая обойма, видимо, не видит себя в обновленном руководстве — потому и не собирается шевелиться.

Кроме нефтепродуктов, с поставками коих, если верить экспертам, Украине удастся отделаться легким испугом, появилась и новая зависимость, которой ранее не было — уголь. Благодаря блокаде торговли с ЛДНР активистами-националистами страна отрезала себе доступ дешевого топлива. В прошлом году Украина увеличила импорт угля почти на $300 млн, и почти целиком это российская доля. Всего за 2018 год было импортировано угля на  $3,036 млрд, в том числе из «страны-агрессора» на $1,82 млрд, то есть 60% всех поставок. Уголь из Донбасса продолжают «таскать» на Украину через Ростов компании Рината Ахметова, занимающие монопольное положение на энергорынке страны. Только теперь он по документам российский и стоит куда дороже прежнего.

Для украинских потребителей тепла и электроэнергии, частично производимой из угля, придумали формулу «Роттердам плюс», где первая часть — это цена на европейской бирже, вторая — стоимость доставки от якобы европейского производителя до места потребления. Фактическую разницу в цене и базы, и плюсового хвостика кто-то из участников схемы кладет себе в карман, минуя бюджет, повесив допрасходы на потребителей. Кто именно — собирается выяснить команда Зеленского.

Тем не менее, в прошлом году Украина активно забивала склады углем именно в летний период, где она предполагает его брать, если РФ действительно перекроет поставки? Частично на этот вопрос дал ответ премьер-министр Украины Владимир Гройсман. «По дизельному топливу, по газу — есть вопросы, с которыми мы сегодня работаем и минимизируем любое негативное воздействие, — прокомментировал Гройсман ситуацию в интервью „Интерфакс-Украине“. — По углю такая же позиция. По энергетическому углю я вообще не вижу проблем, а по коксующемуся работаем».

Однако уверенность премьера не убеждает украинских граждан, пользующихся элементарной логикой в своих рассуждениях и задающих вопрос: если нет проблем с альтернативными поставками угля, то почему все предыдущие годы, несмотря на конфронтацию с РФ и декларирование принципов энергонезависимости от «агрессора», не перешли на другого поставщика, а продолжали наращивать объемы импорта из прежних источников? Хотелось бы, конечно, думать, что чиновники нашли нестандартных ход и для пользы страны не раскрывают секрет раньше времени, но такой вариант представляется маловероятным.

То, что правительство все-таки пытается найти «оригинальные» решения, подтвердила история с сжиженным газом из Штатов в качестве альтернативы российскому. На прошлой неделе глава «Нафтогаза» Андрей Коболев провел ряд встреч по этому поводу в США. Как следует из его отчета, искали «противодействие злоупотреблениям России на газовых рынках. Обсуждали риск того, что „Газпром“ готовится прервать транзит газа через Украину зимой 2020 года и устроить очередной газовый кризис». По его словам, речь шла, в частности, о возможностях поставки из США сжиженного газа по морю. Наверное, этот вариант был бы неплохим, если бы не многие «но».

На проект, за которым явно торчат «уши американского бизнеса», посыпалась критика от специалистов-энергетиков. Они дружно отметили, что Украина не имеет специализированного терминала-хранилища для СПГ; в стране слабая пропускная способность морских портов; американский газ обойдется на 30-50% дороже того, что закупается в Европе  и придется переплачивать примерно 50 долларов с каждой тысячи кубов; Турция крайне негативно относится к идее прохождения танкеров с газом через Босфор и еще много чего, но и этих пунктов достаточно для похорон «нестандартного» предложения.

«Попытка избавиться от российской газовой зависимости за счет американского газа выглядит, как минимум, странной. Номер один в мире по импорту сжиженного газа — это Катар. И он сотрудничает с Турцией, — прокомментровал ситуацию экономист Александр Кущ „Стране“. — Поставки катарского газа обошлись бы намного дешевле, чем американского. Но это направление „Нафтогаз“ почему-то даже не рассматривает». По мнению эксперта, помимо Катара, можно было бы возить газ также из Ирана, но с ним враждуют Штаты.

Складывается впечатление, что все строится четко под интересы США, которые курируют украинский «Нафтогаз». Поэтому о ближневосточном «голубом топливе» никто не думает. В итоге Украина по газу имеет возможность получить по аналогии с импортом угля из Пенсильвании (поставлялся по завышенным ценам на госпредприятия, в частности «Центрэнерго») новую формулу «Танкер плюс». По каким ценам такой газ будут продавать населению, остается только догадываться.

Впрочем, гадать про газ еще можно какое-то время, а вот нужно ли будет предпринимать срочные меры, если эмбарго по нефти и углю начнет действовать, узнаем через две недели. Пока же есть ощущение, что на Украине в него не поверили, а потому ничего толком не придумали — что делать, если поставки действительно остановят.

Валентин Корж, Днепр, Украина

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 14°
Санкт-Петербург: 12°