eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Почему Трампу не дают побомбить Иран

Конгресс запретил президенту США воевать с ИРИ без разрешения. Хотя, похоже, американский лидер блефовал, и сам был готов к деэскалации. Вопрос: какой ценой?

10:50, 15.07.2019 // Росбалт, В мире

U.S. Air Force photo by Master Sgt. Lance Cheung

Конгресс США проявил «мудрость» и решил сберечь жизни соотечественников и бюджет своей страны. Законодатели постановили помешать президенту Дональду Трампу начать войну против Ирана и одобрили поправку в оборонный бюджет страны. Она запрещает финансирование военных действий против ИРИ до тех пор, пока Конгресс сам не даст разрешения на объявление боевых действий. Как заявили в Палате представителей, американский народ не желает новой войны на Ближнем Востоке.

Правда, сомнительно, что ее желает сам воинственный Трамп. Он, скорее всего, проводит политику устрашения в стиле «блеф ради блефа». Но Иран, грубо говоря, не фраер, и ему необходимо отвечать на выпады Трампа так, будто он не замечает игры и принимает угрозы за чистую монету. В некотором роде это даже выгодно, поскольку ответная риторика Тегерана звучит как оборонительная, но, в то же время, и как превентивно-угрожающая.  

«Если США нападут на Иран, Израиль не просуществует и получаса», — цитируют иранские СМИ главу комиссии по национальной безопасности и внешней политике парламента ИРИ Моджтаба Зоннура. По его словам, на случай войны Тегеран располагает «внушительной военной мощью» и готов отразить любое вторжение. Он также подчеркнул, что любая атака на Иран будет «провальной», поскольку все 36 американских военных баз в регионе находятся под наблюдением ИРИ.

В общем, что бы ни говорили стороны и какими бы ни были их реальные намерения, а войны с Ираном боятся практически все. Во-первых, времена безнаказанной бомбардировки Югославии, Ливии, Ирака давно прошли, и в случае нападения на ИРИ западный альянс с большой вероятностью расколется. Кроме того, Иран — не Ирак, а Россия со времен нападения на последний сильно изменилась — она не отдаст Тегеран на откуп в той или иной форме, что небезопасно для стабильности ряда стран региона.

Во-вторых, война с Ираном, имеющим мощную армию и серьезные связи на Ближнем Востоке, не станет для США быстрой и победоносной: погибнет множество американских солдат, что полностью похоронит политическую карьеру Трампа — это как минимум.

В-третьих, конфликт США с Ираном коснется не только последнего — в его ареале окажутся Саудовская Аравия, Ирак, Катар, Бахрейн, другие страны Персидского залива, Турция и Сирия. То есть произойдет сильная поляризация региона, и не факт, что в пользу США, да и вообще кого бы то ни было.

Не будем забывать о том, что опасность войны с Ираном стала звучать громче и настойчивее после его выхода, вслед за США, из ядерной сделки, с таким трудом достигнутой в бытность Барака Обамы президентом. Напомним, что Иран условия сделки, по которой он имел право на 300 килограмм урана, обогащенного до уровня 3,67%, не нарушал, и это подтверждено МАГАТЭ. Тем не менее, США предпочли нарваться на скандал и из соглашения выйти. Теперь, по идее, у Ирана развязаны руки, и никакие призывы стран—участниц ядерного соглашения, не нарушать его, на Тегеран уже не действуют.

Да, войны вроде никто не хочет, но она может начаться, так сказать, случайно, тем более, что жаждущих ее в американском политическом и военном истеблишменте немало. Соответственно, подстрекательство к военным действиям против ИРИ имеют место.  Так что ситуация опасная, и нужны переговоры. Инициировать их следует Вашингтону, создавшему угрожающую миру ситуацию. Либо его надо к переговорам принудить. Но как это сделать, когда на Трампа наседают его советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон и Ко внутри США, а также, как минимум, Израиль и Саудовская Аравия? С другой стороны, «прогулка в Иран» может обернуться для президента США импичментом. И вряд ли он выберет последний вариант.

Россия зафиксировала свою позицию. «Возможности для нормального диалога между США и Ираном имеются, но для этого Вашингтон должен прекратить нагнетание напряженности», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее словам, «можно и нужно» применить опыт, накопленный у сторон в ходе выработки ядерного соглашения — тогда они вели «уважительный и кропотливый диалог, отстаивая собственные интересы, но и учитывая позиции друг друга».

Но это был, напомним, 2015 год, и президентом был не Трамп — то воинственный, то колеблющийся, а в целом — совершенно непредсказуемый. И тогда, помимо России и Китая, хорошо поработали европейские страны, а сейчас они вроде как бездействуют. Впрочем, после одностороннего выхода США из сделки ее европейские участники попытались возмутиться поведением Вашингтона и даже разработать механизм взаиморасчетов с Ираном, позволяющий обойти американские санкции. Но теперь они поутихли. Выжидают? Между тем ЕС может внести существенный вклад в деэскалацию напряженности, если разовьет такую же активность, как в 2015 году.

Ведь, в принципе, все вроде очень просто: Иран хочет снятия с него американских экономических санкций, а США — гарантий того, что у Тегерана не будет ядерного оружия. Но по факту Вашингтон ведет себя так, будто желает утверждения Ирана в качестве ядерной державы, либо он вообще не верит в возможность производства в ИРИ соответствующего оружия. А ведь Тегеран дал понять американцам, что желает переговоров, и вообще ситуация с обогащением урана может быть отыграна назад. Но США словно не понимают этого.

Вопрос: почему? Вероятно, потому, что американцы никак не могут отойти от практики запугивания тех стран, в которые они, грубо говоря, не рискуют лезть — к примеру, Китая, России, КНДР, — с тем, чтобы держать их в постоянной напряженности, но не доводить дело до войны. Так они поддерживают имидж «Великой Америки», которую, понятно, «окружают враги». В случае с Ираном Трамп одним росчерком пера вернул его в стан врагов своей страны. Но ровно так же он может уничтожить возможность создания Ираном ядерного оружия, сев с ним за стол переговоров с намерением вернуться к условиям ядерной сделки без дополнительных условий.

Но, с другой стороны, если США все же решатся на диалог с твердым желанием «обезопасить мир от Ирана» с его «ядерным оружием», сделать это будет сложнее, чем в 2015 году, поскольку не только Тегеран, но и другие мировые игроки поняли: история выхода Вашингтона из ядерного соглашения обесценивает любые переговоры с ним. То есть уровень недоверия к США велик, а, значит, требования к ним и гарантии их выполнения будут уже выше. И если США начнут «вилять хвостом», Иран вряд ли пойдет на уступки: терять ему, в принципе, нечего.

Потому как выполнение условий соглашения отбросило уровень обогащения урана, достаточного для создания ядерного оружия, далеко назад, что достаточно опасно в условиях постоянных угроз США, даже если они блефуют. Значит, Иран будет наверстывать упущенное, восстанавливать работу центрифуг — ведь ради снятия санкций из 19 тысяч были демонтированы две трети. И это далеко не все уступки в контексте ядерной программы, на которые Иран пошел четыре года назад.

Настало и время Вашингтона не постоять за ценой мира — реального, а не американского. И Иран в этом процессе — одно из звеньев, которое невозможно исключить из системы глобальной безопасности. Ведь США утверждают, что именно за нее они и борются.

Ирина Джорбенадзе

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 16°
Санкт-Петербург: 18°