eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Зачем Трамп решил купить Гренландию

Президенту и Республиканской партии США остро не хватает побед на внешнеполитической арене, считает эксперт ВШЭ Андрей Суздальцев.

16:49, 19.08.2019 // Росбалт, В мире

Стоп-кадр видео «Вести»

Пожелание президента США купить у Дании Гренландию — довольно экзотическое. Давно уже никакая страна у другого государства крупных территорий не покупала. О том, насколько это все серьезно, «Росбалт» побеседовал с заместителем декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андреем Суздальцевым.

— Андрей Иванович, с какой степенью серьезности надлежит относиться к «покупательской инициативе» Трампа?

 — Меня вообще поразило, что эта новость — желание Трампа купить Гренландию — вызвала в российском экспертном сообществе такой всплеск политизированных эмоций. Это уже истолковано, как агрессия США в отношении окружающего мира, как некий перелом в отношениях США с миром и РФ в том числе. Это не так. Актуальность тут высосана из пальца. И вся эта история в большей степени не о международных, а о внутренних проблемах США.

— Но ведь Гренландия богата природными ресурсами, да и геополитическое положение занимает важное?

 — Безусловно. И это не первый случай, когда американцы посматривают на Гренландию. И не без причины, поскольку это один из последних в мире неразделенных ресурсов, не растащенных еще транснациональными корпорациями.

Гренландия и Датский пролив — колоссальный рыбный ресурс. Здесь отличные треска и скумбрия, самые «товарные» рыбы, их употребляют в пищу миллиарды людей. Треска вообще наиболее важная промысловая рыба на планете (после тунца). Она очень богата микроэлементами, неспроста в магазинах продается печень трески. Но треска не выращивается, как лосось, это дикая рыба. А воды ее обитания — экономическая зона Дании. Лови, кто хочешь, но платить-то надо. Аналогичным образом, если мы отдаем Южные Курилы, то открываем проход в Охотское море, одно из самых плодовитых в мире по морепродуктам и лососевым.

Гренландский береговой шельф еще не разведан, но есть предположение, что там залегают нефть и газ. Гигантская территория самого острова очень слабо исследована, однако уже кое-что найдено — от цветных металлов до урана. Добраться до этих ископаемых пока тяжело. Но ледники тают, и это повышает их доступность.

Еще очень важный момент: Гренландия — «погодный кабинет» Европы. Именно здесь формируется погода. Метеорология окупается, особенно в наше время, когда меняется климат, и Европа засыхает от жары. Важно находиться в ключевых точках, таких как Антарктида, Гренландия, Арктика, где формируются погодные условия, от которых зависят урожаи, выживаемость населения. Чем больше контрольных точек, тем точнее предсказания. А  издержки погодных катаклизмов в немалой степени снимаются достоверной информацией.

Плюсы очевидны. С другой стороны: а зачем весь остров покупать-то? Все, что американцы могут получить от Гренландии, им и так доступно: и в плане полезных ископаемых, и в плане военном. США имеют доступ к ресурсам и инфраструктуре любой страны Запада, а Дания — западная страна. Есть же у них знаменитая авиабаза Туле, где еще с «холодной войны» есть запасы ядерного оружия, боеголовки. В рамках НАТО американцы имеют вход во все гренландские фиорды. Никаких проблем. Зачем такую дорогую покупку совершать?   

— В чем же тут внутренняя проблема США?

 — Разговор «Давайте покупать Гренландию» означает «Давайте менять политику в Арктике, где мы оказываемся отстающими». В Арктике американцы от нас отстают очень серьезно. У них нет такого атомного ледокольного флота. Они не строят таких баз у полярного круга, как есть у нас на Земле Франца-Иосифа. Доступность российского сектора Арктики очень высокая, это несравнимо с Аляской и Канадой. Это их и беспокоит.   

Кроме того, происходит таяние льдов. И не исключено, что в следующем десятилетии даже откроется для судоходства знаменитый Северо-Западный проход между Атлантикой и Тихим океаном. Который тоже надо как-то обслуживать. Там могут первыми оказаться те же китайцы при помощи России. Это вопрос больших денег — не только на военно-промышленный комплекс, но и на гражданское судостроение, включая ледокольное.

И второй момент, очень важный — шансы Трампа на переизбрание. Конечно, расширение территории поднимает его популярность в США, где половина земель была просто куплена в свое время. Последней большой покупкой стала в XIX веке Аляска. Представьте себе предложение Кремля купить обратно Аляску. Оно бы стало первой темой для обсуждения на наших кухнях. Хотя Аляска — это  «дотационный регион», единственный штат США, который дотируется из федерального бюджета.

Положение Трампа в контексте внешней политики США очень плохое. За свой первый срок он переругался со всеми, включая тех, с кем и ругаться-то не было никакой нужды. Даже с президентом Филиппин. Он поднимал очень тяжелые темы: Россия, Китай, КНДР. Последнюю пугали, плавали в Японском море целыми эскадрами авианосными и летали, и угрожали, и целовались, и обнимались, руки пожимали, и снова разбегались. Ничего он не добился! Он оказался совершенно бесплодным на внешней арене. Для президента это очень серьезный пробел.

Конечно, Трамп мог бы сказать: «Меня на внешней арене из-за российского фактора блокировал Конгресс». Надо заметить, что США все в большей степени «сползают» в сторону парламентской республики, каждый новый президент оказывается под все более усиленным контролем. Но такое заявление из уст Трампа стало бы проявлением еще большей слабости: мол, не смог справиться с Конгрессом, сложил лапки, и ведите теперь корабль государственной и мировой политики те, кто хочет. Поэтому ему нужны яркие победы.

Республиканцам вообще нужны внешнеполитические победы, а то в последнее время они либо отстранялись, либо затаившись сидели, как в случае с Украиной, либо вообще уходили в какой-то бандитизм, как на левом берегу Евфрата в Сирии. И нигде ощутимых побед нет.

И если бы удалось приобретение Гренландии, Трамп бы на второй срок прошел. Политический лидер, который приращивает территорию США, становится легендой — вроде отца-основателя. Очевидно, что какие-то переговоры с Данией на эту тему были. Но дальше этого дело не пошло. И пустив такой слух, они прозондировали мировое сообщество и свой «политический рынок».

— А как лучше нам на это реагировать?

 — Не надо это рассматривать, как угрозу, что американцы сейчас станут весь мир захватывать. В конце концов, они и так две трети мира захватили, остались Россия, Китай да Иран. Так что поднимать дополнительную пропагандистскую волну и бить в барабаны вовсе не стоит.

Конечно, Гренландия — крупнейший остров на планете, который контролируется Пентагоном: базы, радары и т. д. Американцы поняли значение Гренландии еще в 1941 году, когда встал вопрос: что делать с Исландией, где были очень сильны прогерманские настроения и нацистские. Они высадили десант и оккупировали Исландию, которая стала базой для арктических конвоев в Мурманск.  

В России же всего один порт имеет доступ в открытый океан: Петропавловск-Камчатский. Все остальные наши порты во внутренних морях. Владивосток — в Японском море, перекрывается элементарно. Мурманск и Североморск с одной стороны перекрываются арктическими льдами, а выход в Атлантику контролируется НАТО.

Так что Гренландия для нас очень важна, и мы внимательно за ней наблюдаем. Но лучшая реакция на такие международные каверзные вопросы — это думать о нашей стране, экономике и обороноспособности. Никакие разного рода интриги здесь не помогут. Нам хотелось бы сохранить статус-кво, так он и будет сохраняться. До сенсации далеко.  

Беседовал Леонид Смирнов

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 5°
Санкт-Петербург: 3°