eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Запад заставит Зеленского поменьше вспоминать о Крыме

Примирит ли обмен «заложниками» Киев и Москву? Переломит ли ситуацию саммит «нормандской четверки»? На эти вопросы «Росбалта» ответили украинские эксперты.

09:55, 12.09.2019 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.ua

Станет ли состоявшийся обмен удерживаемыми лицами между Москвой и Киевом предвестником установления мира в Донбассе и окончания там боевых действий и обстрелов? Как это событие отразится на приближении и результатах встречи в «нормандском формате»? Пока на эти вопросы однозначных ответов нет. Тем более, что в заявлениях Владимира Зеленского продолжает присутствовать порошенковская риторика. К примеру, президент Украины говорит, что нормализация отношений с РФ возможна лишь после возвращения Крыма и Донбасса. Что касается второго — тут возможны варианты, но в то, что РФ добровольно вернет полуостров, понятно, не верит никто. И, что самое печальное, — люди продолжают гибнуть. Неужели начавшийся диалог на этом и закончится или ограничится еще одним обменом?

Нет, не закончится, — отмечает публицист Елена Маркосян в комментарии для «Росбалта». Просто быстро изменить ситуацию невозможно. К этому не готова украинская власть, украинские СМИ. Но зато готово общество. Поэтому оно так «слабо» реагирует на порошенковские штампы в заявлениях Зеленского, надеясь и ожидая дальнейших шагов к миру.

Эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Даниил Богатырев полагает, что состоявшийся обмен пленными является одним из подготовительных условий для проведения встречи в «нормандском формате» и достижения на ней договоренностей по дальнейшему продвижению на пути урегулирования конфликта. «Второе условие — разведение сил и установление стабильного перемирия под Станицей Луганской, вслед за которым должны произойти аналогичные мероприятия на двух других участках фронта. Если все это будет выполнено (а пока тенденция на выполнение очевидна), то встреча на высшем уровне может состояться уже в ближайшие месяцы. Причем, в отличие от предыдущих переговоров в „нормандском формате“, от них можно ожидать конкретных подвижек в таких вопросах, как снятие блокады, разведение сил на всей протяженности линии соприкосновения, определения порядка выполнения политических пунктов минских соглашений и т.д», — полон оптимизма Богатырев.

Обмен заключенными между Украиной и РФ — это просто символический жест, который Зеленский использовал для пиара, технично отодвинув Медведчука, уверен публицист Аркадий Паровозов. «В стратегическом плане этот обмен для России — проигрыш. Думаю, именно поэтому с российской стороны пафоса было куда меньше. Обмен обязательно привяжут к конфликту в Донбассе, это еще один шаг к тому, чтобы сделать Россию участником конфликта на востоке, выводя его из плоскости гражданского противостояния и переводя его в плоскость пресловутой „российской агрессии“, — полагает Паровозов. — Лично я никакого продвижения к миру в обмене не вижу, хотя очень рад за узников, возвратившихся по домам. Но в Украине осталась масса политзаключенных. Обстрелы вдоль линии соприкосновения идут своим чередом. А миротворческую повестку Зеленский продвигает только для поддержки рейтинга. Причем продвигает весьма условно».

В данном случае этот обмен — оценка договороспособности сторон и их готовности к компромиссам, — считает политтехнолог Василий Стоякин. «Поскольку обмен состоялся, то можно считать, что сформировано основание для дальнейших переговоров. Так что диалог продолжится, независимо от заявлений сторон. Состоявшийся обмен был своеобразным тестом на способность сторон договариваться. Он получился „немножко комом“, ибо по вине украинской стороны процесс задержался; Руслан Гаджиев „выпал“ из списка, а освобождение Карпюка и Клыха оказалось возможным только благодаря содействию Виктора Медведчука, — говорит Стоякин. — Кроме того, в обмене не участвовали ДНР и ЛНР. А ведь согласно минским соглашениям, напомню, предполагается обмен пленными между Украиной и ЛДНР в режиме „всех на всех“. Этому, конечно, мешает, во-первых, то, что очень трудно  учесть всех. А, во-вторых, Киев не хочет вести переговоры с Донецком и Луганском. Об этом говорит сам Зеленский, а потому хотелось бы понять, готов ли новый украинский президент теперь изменить свою позицию».

Украина и Россия с помощью одновременного освобождения заключенных протестировали договороспособность друг друга, — говорит политтехнолог Сергей Слободчук. «Ведь Сенцов, Карпюк и другие не подпадают под действия минских соглашений. А главная интрига теперь: удастся ли сдвинуть с места выполнение именно этих договоренностей. Здесь первыми шагами могли бы стать разведение сил по всей линии разграничения, обмен удерживаемыми лицами. Но проблема в том, что если 7 сентября был обмен между Киевом и Москвой, то теперь Киеву придется договариваться с Донецком и Луганском. А значит, снова понадобится фигура, которая выступит гарантом выполнения договоренностей, т. е. того, что стороны не „кинут“ друг друга», — отмечает эксперт. Понятно, что Слободчук «намекает» на Виктора Медведчука, но, как мы знаем, команда Зеленского никак не хочет видеть «путинского кума» в числе лиц, причастных к процессу примирения.

Состоявшийся обмен можно и нужно рассматривать исключительно как первый шаг или даже выражение намерений двух сторон искать точки соприкосновения, — считает экс-депутат Рады Александр Голуб. «Если с РФ все более-менее понятно, то для Украины — это прорыв. Еще год назад такое при Порошенко (учитывая некоторых фигурантов обменного процесса) было бы попросту невозможно. Зеленский впервые пошел на решительный и неоднозначный для общественного мнения страны шаг. Это дает надежду на то, что и в „нормандском формате“, и в вопросе окончательного прекращения обстрелов Донбасса и разведения войск можно будет достичь реального успеха. По крайней мере, часть команды Зе к этому готова», — говорит политик.

Однако, по его мнению, для решения всей «донбасской проблематики» предстоит пройти нелегкий и не  быстрый путь, поскольку и на самой Украине, и на Западе еще сильны позиции тех, кого устраивает именно  «горячая» фаза конфликта. А вот положение новой администрации не так крепко и стабильно, как может  показаться, считает эксперт. Ну, а к вопросу об «оккупированном Крыме» вообще нужно подходить крайне осторожно. «Что касается Крыма, то для РФ это не вопрос для обсуждения, по крайней мере, в публичной сфере. И те, кто педалирует сегодня эту тему, требуя привязки проблемы полуострова к любым договоренностям, на самом деле заинтересованы и изначально работают на срыв переговоров. Кремль довольно спокойно реагирует на ритуальную риторику официального Киева на крымскую тематику, но не допустит и тени сомнений в возможности пересмотра принадлежности полуострова. Таковы реалии. Они могут нравиться или нет, но из них придется исходить», — резюмирует Голуб.

Обмен — это одно из событий, предшествующих встрече в «нормандском формате», как и возможное разведение войск в ряде мест, — комментирует ситуацию «Росбалту» аналитик Сергей Саливон. «Возможны еще какие-то шаги для разрядки. Это в любом случае уж точно неплохо. А пойдет ли дело дальше — посмотрим. Пока позиции сторон в „политической“ части не сближаются. Но даже если будет снята хотя бы „силовая“ составляющая, это уже будет достижением», — говорит Саливон.

Судя по взятому темпу (обмен, переговоры двух президентов, поддержка лидеров ЕС), события в отношении Донбасса будут развиваться довольно быстро, но при условии, что Владимир Зеленский правильно будет понимать международные сигналы, — полагает политический обозреватель Ирина Гаврилова. «Ведь Украина является объектом геополитических игр, а не самостоятельным игроком. А вопросы Крыма и Донбасса будут разведены — это уже и сам Зеленский подтвердил, поставив приоритетом реинтеграцию Донбасса. Кроме того, так „советует“ и Запад, который, по сути, давно молча согласился с принадлежностью Крыма России», — отмечает эксперт.

Следующий этап, по ее мнению, — обмен пленными с непризнанными республиками. По словам Гавриловой, необходимо «приучить» общественность к пошаговому выполнению Минска-2, который маскируют «формулой Штайнмайера». Если Киев сядет за стол переговоров с Луганском и Донецком, и произойдт обмен пленными на этом уровне, тогда можно переходить на новую ступень — к встречам в «нормандском формате» на высшем уровне. «Предположительно встреча „четверки“ пройдет в конце сентября, однако во время телефонного разговора Зеленского и Путина лидер РФ дал понять, что без подтверждения Киевом готовности реализовать „формулу Штайнмайера“ (амнистия, выборы в ОРДЛО, внесение в Конституцию особого статуса Донбасса) никто в Париже встречаться не будет. Мы видим, что и Трамп под разными предлогами постоянно откладывает встречу с новым украинским лидером», — говорит политобозреватель.

Подытоживая, Ирина Гаврилова, обратила внимание на несколько аспектов. В-первых, по ее мнению, произошел распад «антипутинской коалиции», о создании которой много говорил Петр Порошенко. Во-вторых, в связи с этим, Запад будет требовать от Украины играть по схеме, которая разработана лидерами сверхдержав. Киеву, увы, тут отведена роль статиста. В третьих, чтобы реализовать планы, которые заявлены Зеленским-Коломойским (рынок земли, масштабная приватизация — распродажа портов, банков, железной дороги), необходим мир в стране. «Ни один инвестор не вложит средства туда, где тлеет военный конфликт. Теперь Запад принуждает Украину к миру, а не к войне. И тут его интересы и интересы бенефициаров новой власти совпадают», — убеждена эксперт.

Руслан Веснянко, Киев

По теме

Главное за сегодня


Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 8°
Санкт-Петербург: 6°