Петербург
18:40, 18.09.2019

Зачем Петербургу Восточный скоростной диаметр?

фото пресс-службы ООО «Магистраль северной столицы»

Восточный диаметр, хорда, радиус, магистраль… С названием новой автодороги в Санкт-Петербурге и Ленинградской области чиновникам было определиться так же сложно, как и договориться об ее появлении с жителями. На недавнем совещании в Смольном решили, что строительство начнут в следующем году, а закончат в последнем квартале 2024 года.

Шестиполосная магистраль протяженностью 27,4 км начнется от ЗСД и пройдет внутри промышленного пояса южной планировочной зоны вдоль северного железнодорожного полукольца — до примыкания к КАД севернее Кудрово. Далее она проследует до пересечения с Мурманским шоссе. 

Стоимость транспортного проекта оценивают в районе 160 миллиардов рублей. 

«Росбалт» узнал у активистов, депутатов и урбанистов, так ли нужна Петербургу новая дорога. 

Антон Павлов, житель Хасанской улицы в Красногвардейском районе, рядом с которой проложат ВСД:

«Я был на всех слушаниях, что проводились по Восточному диаметру: по первым двум этапам строительства и по четвертому. Слушания по третьему этапу должны были пройти летом, но их перенесли на сентябрь, после выборов — речь идет о сложных участках в Красногвардейском и Невском районе, и общественность лишний раз тревожить не захотели. 

На мой взгляд, у инженеров ВСД  на данный момент огромный пучок нерешенных технических проблем. К примеру, на участке в Красногвардейском районе, где планируют провести трассу, неподходящие грунты — водонасыщенные. По весне специалисты забурились в глубину на 15 метров и наткнулись на воду. До дна так и не дошли. Под трассу нужно будет загонять свайные основания выше, чем под Крымский мост. 

А еще в Красногвардейском районе проложен водопровод, который снабжает водой четверть города — это две трубы диаметром по полтора метра. Переносить его физически некуда: с одной стороны железная дорога, с другой — улица Хасанская. А по водопроводу строить, понятно, нельзя. 

«Новый мост через Неву бюджету города по карману» Северной столице нужны не дорогие разрекламированные мегапроекты, а реалистичные транспортные решения, убежден депутат ЗакСа Михаил Амосов.

Кроме того, часть шумной трассы пройдет вблизи от жилых домов, чуть ли не под балконами. А в Московском районе трасса перекроет перспективу Московского проспекта — открыточный вид, охраняемый ЮНЕСКО. В Невском районе ВСД проложат у сада 30-летия Октября вблизи школ и детских садов. Трасса пройдет и по территории, где располагаются промышленные предприятия, в том числе, и военное производство. 

Сомнителен ВСД и с транспортной точки зрения: ведь изначально предлагалось вывести его в другую точку — не на кольцевую автодорогу в районе Мурманского шоссе, а в районе крематория. А вообще нам куда нужнее Большой Смоленский мост с уже готовым проектом. На протяжении Невы всего семь мостов, этого очень мало. Едешь по улице Коллонтай и вместо того, чтобы пересечь реку и попасть на Салова, приходится следовать на перегруженный Володарский мост или Александра Невского. Бессмысленные маятниковые потоки получаются». 

Илья Резников, эксперт транспортного развития территорий ИТП «Урбаника»:

«Нужен ли ВСД городу? Скорее да, чем нет. Цель проекта в том, чтобы автомобили перестали следовать транзитом через центр города. В то же время мне не нравится, что новая магистраль, выполняющая такие важные задачи, будет платной, как и ЗСД. С точки зрения городской транспортной системы это снижает эффективность магистрали: часть автовладельцев будут ее избегать.

В целом же, ВСД — не панацея. Диаметр — важный элемент скоростного транспортного каркаса, но все проблемы он не решит. Если рассуждать о том, что городу нужно больше, то ответ очевиден: это развитие общественного транспорта, железных дорог и метрополитена, пропускная способность которого куда больше, чем у любой скоростной автодороги.

Не нравится мне и тот момент, что предлагают строить „или это, или то“. Тот же Большой Смоленский мост Петербургу очень нужен: он обеспечит межрайонные связи и станет ключевым звеном городской магистрали, которая проектируется десятки лет и уже частично существует. И таких участков в городе очень много. Другой момент — под местные проекты вряд ли можно просить денег у федералов. 

А вы готовы выложить деньги на ВСД из своего кармана? Под окнами тысяч петербуржцев появится скоростная трасса, на фоне строительства которой стадион на Крестовском острове может оказаться копеечной забавой.

Что касается технических сложностей при строительстве ВСД, скажу так: нерешаемых инженерных задач не бывает, вопрос в том, сколько это будет стоить. И ЗСД умудрились частично по Финскому заливу проложить. Да, на пути новой магистрали промзона, огромное количество сетей придется перекладывать, непонятно с какой стороны обходить исправительную колонию у Ладожского вокзала. Но нерешаемых задач нет.

Я понимаю жителей, которые не хотят видеть поток машин под своими окнами, но верно и то, что любое транспортное строительство неминуемо затронет чьи-то интересы. Трассировка конкретно этой магистрали коснется немногих — идет она, в основном, по промзоне и параллельно железной дороге. 

Однако город должен четко понимать, как компенсировать неудобства людям, которые окажутся рядом с дорогой: например, обеспечить им шумоизоляцию, расселить или назначить достойную денежную компенсацию. Что касается каких-то исторических зданий, их вполне можно передвинуть, а не разрушать — стоимость этого по сравнению с ценой самой магистрали относительно невелика». 

Алексей Ковалев, депутат Законодательного собрания: 

«На многих участках, где планируют проложить магистраль, находятся успешно работающие организации и предприятия, которым вряд ли как-то компенсируют убытки от переезда в другое место. ВСД затронет и зеленые зоны, и культурно значимые объекты, а кое-где скоростная трасса пройдет едва ли не под стенами жилых домов, что вряд ли обрадует горожан. Восточный скоростной диаметр может разгрузить городские дороги, но глобальной необходимости в таком дорогостоящем транспортном проекте нет.

«Незачем в муках рожать вторую Москву» Любые имперские амбиции в современной России бессмысленны, уверен депутат Владимир Петров.

Экономическая схема строительства Восточного диаметра аналогична той, что применялась и с Западным. Новое руководство Петербурга продолжает политику старого и никак не влияет на изменение условий таких контрактов. Для города это означает попадание в налоговую кабалу. Строительство ВСД нужно вести за счет бюджета или на кредиты, взятые от имени города. Связываться же с коммерсантами, которые сами берут кредиты, а потом возвращать им недополученную прибыль — какой в этом смысл?

Куда нужнее городу локальные хордовые магистрали, выходящие на КАД. Вместо одной линии стоит попробовать другую структуру, проработать еще какие-то варианты. Никто ведь не видел работы над альтернативами. Раньше градостроители всегда готовили несколько вариантов решения той или иной задачи, которые потом получали оценку на разных уровнях». 

Александр Крылатов, доктор физико-математических наук, специалист в области моделирования транспортных потоков:

«С точки зрения определенных математических моделей, появление диаметра  перераспределит транспортные потоки и окажет позитивное влияние на отдельные транспортные узлы города. 

Однако науке известен парадокс Браеса, который гласит: добавление дополнительных мощностей в сеть может снизить общую производительность, если двигающиеся по сети сущности сами выбирают свой маршрут. Так, заторов иногда становится даже больше — в качестве примеров можно назвать транспортные проекты в Нью-Йорке и Штутгарте. 

Трасса преткновения Новый проект скоростной трассы в Петербурге вызвал очередной виток споров. Пока одни жители празднуют победу, другие готовятся выходить на новые митинги.

Грубо говоря, инженеры умозрительно решают, что было бы неплохо соединить близкие транспортные узлы, но так как это происходит внутри ограниченных инфраструктурных мощностей реального города, участок в итоге получается нешироким. И по нему стремятся проехать все, в том числе транзитчики, из-за чего возникают жуткие пробки. 

Судя по проекту ВСД — это не тот случай. По моим оценкам, мы не должны ожидать ухудшения ситуации, так как магистраль будет широкой — по 3 полосы в каждую сторону. Она будет представлять собой кратчайший маршрут. 

Основные риски связаны с развязками, съездами и выездами на протяжении всего диаметра. Особенно это заметно на примере ЗСД — большие пробки образовывались на улицу Автомобильную по вечерам в направлении Юг-Север или, например, на съезде с ЗСД в районе Благодатной. Если инженеры неверно оценят запросы на съезд с магистрали и въезд на нее, сделают их узкими, вдоль диаметра могут появиться новые заторы — уже на существующих улицах». 

Анжела Новосельцева

Читать Росбалт в Google Новости
< Назад в рубрику

Читайте также