eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Путин и шторм

У президента России не так много способов «успокоить» общество, подавить протест и удержать власть в своих руках.

15:00, 31.08.2019 // Росбалт, Блогосфера

Фото с сайта www.kremlin.ru

Регулярные акции протеста в Москве и других городах России свидетельствуют о том, что страна вступает в затяжной политический кризис. Вновь становится актуальным лозунг, прозвучавший еще у Виктора Цоя: «Мы ждем перемен!» Помнится, в конце 1980-х эта песня просто взорвала душный воздух застоя.

Произойдет ли так же на этот раз?

Пока неизвестно.

Однако уже вполне серьезно начинает обсуждаться вопрос: удастся ли Владимиру Путину сохранить власть до очередных президентских выборов 2024 года?

Чтобы на этот вопрос ответить, следует для начала хотя бы примерно оценить нынешний протестный потенциал. В чисто описательных координатах он выглядит так: в России сейчас недовольными являются практически все. Либералы недовольны отсутствием гражданских свобод, патриоты — тем, что власть не дает настоящий отпор врагам внешним и внутренним, региональные элиты — зависимостью от центра, пенсионеры (как, впрочем, и просто зрелые люди) — пенсионной реформой, молодежь — отсутствием перспектив, предприниматели — непрерывным давлением на бизнес. Ну и подавляющее большинство россиян, конечно, недовольны коррупцией, равнодушием и высокомерием чиновников, ощутимым снижением уровня жизни.

Поэтому есть все основания полагать, что масштаб протестов будет расти. Возможно, не линейно — со спадами и отступлениями, — но народное возмущение то здесь, то там будет все сильней прорываться наружу.

А теперь давайте посмотрим, можно ли этот протест погасить. Какие резервы есть у российской власти, чтобы удержать свои позиции?

Конечно, лучше всего было бы провести в стране модернизацию экономики и политическую либерализацию, чего, собственно, и требуют протестующие. Вопрос таким образом был бы с повестки дня снят. Но поскольку, по мнению правящих российских элит, и модернизация, и либерализация специально выдуманы мировой закулисой, чтобы погубить нашу страну, то власть, вероятно, будет использовать другой набор средств.

Правда, выбор у нее не слишком большой.

Прежде всего она может попытаться дискредитировать и запугать протестующих. Собственно, данный процесс уже весьма интенсивно идет. Если суммировать смысл множества статей, телерепортажей и политических шоу в провластных СМИ, то складывается однозначное впечатление, что протестующие — это люди либо обманутые, либо купленные за американские доллары, либо от­кровенно ненавидящие свою страну; агрессивные маргиналы, устраи­вающие провокации, кидающие в стражей порядка бутылки и обломки асфальта, готовые, того и гляди, устроить грандиозный погром. Понятно, что российская полиция, самая гуманная полиция в мире, просто вынуждена препровождать их в автозаки, а российское правосу­дие, славящееся своей справедливостью, просто обязано открывать дела против тех, кто, мешая россиянам счастливо жить, грубо и демонстративно нарушает закон.

Вряд ли эти меры окажутся эффективными. Официозной пропаганде о «купленных и обманутых» уже мало кто верит. Даже идеологизированные соцопросы свидетельствуют, что про­тесты против махинаций власти на выборах поддерживает почти треть россиян, и при этом почти половина опрошенных вовсе не одобряют «решительные действия силовиков» при разгоне митингов.

Что же касается запугивания, то, как я раньше писал, в протестной среде, вероятно, уже сложилось спонтанное самовоспроизводящееся «ядро», базирующееся на горизонтальных сетевых коммуникациях. Изъятие из него «зримых лидеров» ни к чему не приводит — тут же появляется новая группа общественных модераторов и протест продолжается. Более того, среди молодежи распространяется мнение, что быть задержанным на митинге — это прикольно. Говоря проще, протестующие перестают бояться полиции и рассматривают свое задержание как знак социального и политического престижа.

А на сплошные репрессии, при которых будут осуждены и отправлены в заключение тысячи человек, нынешняя российская власть вряд ли решится. В этом случае и страна, и действующий президент будут окончательно дискредитированы, причем не только в глазах мирового сообщества, но — что гораздо важнее — в глазах большинства россиян.

Конечно, правящая элита могла бы попробовать сформировать деятельностное «анти-ядро». На «гражданский протест» ответить «народным протестом», который своей массовостью способен повлиять на общественное сознание.

Но эту идею, на мой взгляд, тоже вряд ли удастся реализовать. Парой «автобусных митингов» в поддержку президента России сейчас никого особо не впечатлишь, а для настоящего, масштабного и действенного антипротеста у российской власти просто нет организационных структур. Попытка во время украинских событий создать у нас постоянно функционирующий «Антимай­дан» полностью провалилась. Об этой причудливой организации сейчас стараются не вспоминать. С другой стороны, авторитет «Еди­ной России» стремится к нулю, а что такое «Общероссийский народный фронт», никто толком не понимает. Где взять необходимые силы?

Правда, президент уже довольно давно заигрывает с движением байкеров, которое могло бы стать таким активным «анти-ядром», — поддерживает контакты, недавно вот совершил с ними поездку в Крым.

Однако тут можно вспомнить судьбу другой организации сходного профиля. Сто лет назад был создан «Союз русского народа», который патронировал лично император Николай II. Ис­тинные монархисты, наци­о­на­листы и православные, опора пре­стола, численность — от 300 до 400 тысяч человек. Казалось, что они встанут непоколебимой стеной против смутьянов и бунтовщиков. И что? Стоило вспыхнуть Февральской революции, как все эти сотни тысяч бойцов рассеялись без следа.

Следует также иметь в виду, что одно дело — политизированные лидеры байкеров, общающиеся с президентом, и совсем другое — рядовые члены движения, чьи настроения могут сильно отличаться от официозных.

И, наконец, есть третья стратегия, которая для российской власти может стать основной: сдерживание протестов, терпеливое ожидание, надежда на то, что оппозиционные настроения выдохнутся и стихнут сами собой.

Надо сказать, что такой исход вполне вероятен. Один раз вышли на митинг 50 тысяч человек — и ничего. Второй раз вышли 50 тысяч — опять ничего. Так какой смысл митинговать, если ничего не меняется?

К тому же у президента, чтобы охладить общественное недовольство, есть способ, к которому авторитарная власть в истории прибегала уже не раз: отправить в отставку действующее правительство, тем самым как бы переложив на него вину за ситуацию в стране, и объявить о создании нового кабинета — «молодых технократов», кои и совершат по указанию главы государства «инновационный прорыв».

Конечно, никакого прорыва не будет — не наливают молодое вино в старые мехи. Вместе с тем власть сможет получить передышку, поскольку любое вновь созданное правительство автоматически получает у граждан определенный кредит доверия. Должно пройти время, пока этот кредит будет исчерпан. Да и вообще — какой смысл дальше протестовать, если вроде бы одержали победу?

Говорят, в старину был у моряков такой способ утихомирить бушующий океан — в критический момент вылить за борт несколько бочек масла или китового жира. Волны сглаживаются, у корабля появляется шанс проскочить опасное место.

Но это лишь на короткое время.

А затем масляная пленка на воде распадается, шторм начинает бушевать с удвоенной силой.

Андрей Столяров

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 5°
Санкт-Петербург: 6°