eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Почему русский чиновник берет взятки?

Наши люди не любят бюрократов и радуются, когда их выметают метлой. Становится ли жизнь от этого лучше — вопрос открытый.

14:37, 25.09.2019 // Росбалт, Блогосфера

CC0

Минфин объявил о намерении ударить по чиновникам. Трудно найти другую новость, которая вызвала бы столь дружное ликование. Пресс-службе премьера Медведева даже пришлось выступить со специальным заявлением, мол, не спешите, еще ничего окончательно не решено.

Однако факт, что называется, налицо — русский человек чиновника недолюбливает и это старинная традиция. Только мне кажется, русский чиновник является заложником русской истории. И уже по одной этой причине заслуживает хотя бы снисхождения.

Сегодня в России около 2,1 миллиона чиновников. Примерно столько же учителей в школах и воспитателей в детских садах. Ставить клеймо на целой социальной группе — пережиток классовых теорий марксизма. Во многом благодаря чиновникам состоялись самые удачные преобразования в истории России — судебная, земская и финансовая реформы при Александре II, индустриализация, Атомный проект и реформа образования при Сталине, космический старт и строительство пятиэтажек при Хрущеве. Народ, который критикует чиновников, пользуется плодами их трудов и гордится историей свершений, забывая их часто анонимных авторов.

Главный вклад России в мировую цивилизацию — русская литература. Но главный герой русской литературы — чиновник. От Акакия Акакиевича и Чичикова до Каренина и тайного миллионера Корейко — все они побывали чиновниками. Может быть, для поддержания традиции русского чиновника надо любить и пестовать, а не травить и выводить, как таракана? У чиновника вовсе не грубая канцелярская душа, ему свойственны терзания и сердечные порывы. Помните, с чего начались мучения Ивана Ильича у Толстого? Сначала его допекала жена и обошли чином по службе, а уж потом он ударился боком. Экзекутор Червяков у Чехова умер после того, как в театре чихнул на генерала и не сумел толком, как хотелось, принести извинения. Разве могут так мучиться суконные души?

Чиновник — это порядок, а народ — либо апатия, либо анархия. Разное, как ни крути мировоззрение. В России заведено смеяться над чиновниками. Считается, что первым это начал делать Гоголь. Однако Николай I после премьеры «Ревизора» не хохотал, а плакал. Отчего? Благодаря стараниям Бенкендорфа (тоже чиновник и герой войны) и возглавляемого им Третьего отделения, император знал, что из 56 губернаторов в стране не воруют только двое. В Ковно — сын Радищева из идейных соображений, а также миллионер Фундуклей в Киеве, потому что сказочно богат. Принципиальность Радищева показалась ненадежной, и он скоро потерял должность.

Мздоимство, лихоимство, взяточничество — самые распространенные пороки чиновников. Но почему чиновники в России воруют больше, чем в Англии или во Франции? Нет, не потому, что в Европе за эти грехи рубили голову, а в России до этого не доходило. Основатель современной химии Лавуазье по обвинению в растрате был обезглавлен со знаменитым комментарием главы трибунала «Республика не нуждается в ученых». Колумб после триумфального открытия Америки сидел в тюрьме на цепи за хищения из испанской казны.

Причина проста, все как на ладони. Россия с огромными просторами, которыми она стала прирастать с XV века, не могла выстроить эффективную систему управления. К тому же меди и цветных металлов для чеканки монеты не было вплоть до XVII века. Воеводы и наместники волостей получали уделы и города не только в управление, но и для того, чтобы прокормиться после ранений в ходе боевых походов. Восприятие государственной службы как кормления вошло в генетическую память русской бюрократии.

Даже в петровскую эпоху у чиновников не было зарплаты, а жалованье (от слова «жалость») выбивали посредством слезных и долгих челобитных. В армии князя Потемкина месяцами не платили, что снижало боевой дух и мешало ратным подвигам. Вошел в обиход термин «акциденция», который нынче понимают лишь специалисты по философии Аристотеля, а тогда это был единственный способ прожить за счет случайных подношений. Впрочем, при поздней Екатерине II русские чиновники впервые стали получать подобие зарплаты. При Александре I появились первые министерства.

Однако при Сталине эволюция русского чиновничества совершила новый виток. Появилась «номенклатура», выведенная за рамки легальных законов советская и партийная элита, которая в условиях тотального дефицита имела доступ к закрытым спецраспределителям. Троцкий в изгнании вспоминал, как в Кремле во время Гражданской войны и всеобщего голода они с Лениным объедались красной икрой. Про блокадный Ленинград лишний раз не будем.

Но даже при развитом социализме распределители работали по всем направлениям — продукты, одежда и обувь, книги, не говоря об автомобилях. В отличие от чиновника царской эпохи с Табелью о рангах, советский номенклатурщик оставался бесправным, он не был защищен законом и находился всецело во власти аппарата.

Уверен, советская система с ее фальшивым двоемыслием сделала для растления бюрократа неизмеримо больше, чем царский режим. Характерно, что как литературный персонаж чиновник в советской литературе стал встречаться реже, чем мамонт в городском квартале. Бесплодность длящихся уже десять лет попыток ускорить российскую экономику — свидетельство глубокого кризиса русского чиновничества, которое утратило профессионализм и отстало от требований эпохи. При царе чиновника высмеивали, а сейчас он своими эскападами в адрес населения вызывает возмущение. Другое дело, что у нас надо поискать профессию, которая идет в ногу со временем…

Объявленная реформа — уже третья за последние восемь лет волна сокращения чиновников. В 2010 году Медведев объявил о сокращении аппарата на 20%, однако удалось ужать ведомость на 3,4%. В 2015 году Медведев утвердил план сокращения на 10%, но получилось убрать лишь 1,5%. Указ одно, а жизнь — другое. То есть делим намерения Минфина на десять и дышим спокойно.

Можно ли сократить бюрократию бюрократическими методами? Сразу возникает необходимость создания нового департамента по борьбе с волокитой и за оптимизацию. Сюжет напоминает борьбу пчел с медом. По моим наблюдениям, чиновничество живет по трем главным законам. Первый: получив место, готовься к тому, как не попасть под сокращение. Второй: в ходе сокращения способствуй тому, чтобы уволили тех, кто работает лучше других. Третий: после сокращения постарайся доказать, что необходимо увеличить штаты.

В СССР, который в эпоху Перестройки был наречен раем для бюрократов, на 10 тысяч населения приходилось 95 чиновников. Сейчас на 10 тысяч приходится 143 чиновника. По законам эволюции это говорит о том, что в России, которая декларирует приверженность к рыночной экономике, создана благоприятная среда для размножения бюрократии и процветания государственного диктата. Не случайно доля государства в экономике составляет 50-70%, что предельно затрудняет России задачу по технологическому рывку.

Русский человек не любит чиновников и радуется, когда их выметают метлой. Становится ли жизнь русского человека от этого лучше? Сомнительно. Рецепт борьбы с произволом бюрократии давно известен. Это политическая конкуренция. Но русская беда — нежелание общества брать на себя ответственность и бороться за власть. Если бы нас всерьез не устраивала бесплодность чиновников, история бы давно вышла на другую колею.

«Я волком бы выгрыз бюрократизм!» — пугал Маяковский, Красиво говорить мы умеем. Но волки уже в Красной книге, а чиновники вырастают как зубы дракона.

Сергей Лесков

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 2°
Санкт-Петербург: 5°