eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Обвинения людям науки — это приговор государству

Даже куратор Атомного проекта Берия при всей кровожадности не посадил в тюрьму ни одного ученого. Сейчас власть делает себе харакири.

15:15, 06.11.2019 // Росбалт, Блогосфера

FreeImages.com Content License

Задержан и отпущен под подписку о невыезде директор Физического института Академии наук член-корреспондент РАН Николай Колачевский. Его подозревают в контрабанде в Германию оптических материалов военного назначения. В ФИАНе проведены обыски и устроено пока еще редкое в научных центрах маски-шоу с десятками автоматчиков. Будет наука для ученых.

Польза, впрочем, и в том, что бравы молодцы сквозь полицейское забрало увидят, как скромно обставлен храм науки. Из ФИАНа вышли практически все наши Нобелевские лауреаты. В том числе Басов и Прохоров, создатели лазеров и пионеры современной оптики. Поскольку ученым вменяется в вину контрабанда оптических материалов, легко предположить, что сегодня Басов и Прохоров получили бы не Нобелевскую премию, а билет в кутузку.

Экспорт высокотехнологической продукции устами президента РФ объявлен стратегическим направлением рывка, который должен обеспечить наукоемкий сектор. Успехов мало, но в оптике, по старой памяти, мы можем заявить о себе на мировом рынке. В ФИАНе обычные стекла умеют покрывать особым напылением, чтобы изменить отражательную способность в нужную сторону. В Германии на метеостанциях русские «окошки» установлены на лазерных приборах, которые измеряют скорость ветра. Тонкая работа — заслуга маленькой компании «Триоптикс», которая имеет опыт сотрудничества со знаменитым Институтом имени Макса Планка и арендует помещения у не менее знаменитого ФИАН. Несколько «окошек» поставлены в Германию со всеми необходимыми разрешениями. Два последних «окошка» были задержаны по подозрению в их военном назначении. Стоимость злостной контрабандны исключительная — по 1 тысяче евро за «окошко». Ущерб, грозивший родине, предотвращен.

Хочешь быть здоровым? Родись богатым Позволю себе мрачный прогноз: уже не за горами то время, когда медицина в России обрушится, а врачи начнут массовый исход из профессии.

«Триоптикс» могла бы стать для нас золотой курочкой, аналогом «Ксерокса» или «Хьюлетт Паккард», но курочку решили прирезать на первом вздохе. Логика силовых структур неопровержима: наблюдения метеостанций могут быть использованы вражеской авиацией. Товарищ, бди! По этой логике надо запретить весь экспорт из России. Ибо русская нефть — горючее для натовских танков, газ — обогрев казарм, алюминий — крылья для самолетов, пшеница — прокорм для армии, древесина — приклады для автоматов, водка  — для поднятия духа. Уж не говорю про ракетные двигатели, на которых США поднимают в космос спутники-шпионы. Промашка вышла, недогляд.

Комментировать происшествие сложно. На первый взгляд — сплав торжествующего невежества и воинствующего произвола. А также абсурд, который превращает наши редкие достижения в высоких технологиях в уголовное преступление и отпугивает последних инноваторов и инвесторов. Это даже не выстрел себе в ногу. Настоящее харакири, продиктованное параноидальной шпиономанией и отжившими свой век представлениями о потребностях государства.

Расцвет отечественной науки пришелся на Атомный проект. Благодаря этому проекту мировые лидеры считаются с Россией. Если бы Атомного проекта не было, страшно подумать, как бы пошла история и как бы изменилось наше самоощущение. Львиная доля физиков в Атомном проекте вышла из ФИАНа. В том числе известные даже некоторым молодцам в масках Сахаров, Тамм и Гинзбург. Их имена можно прочесть на барельефах, если напыление на шлеме позволяет. Да и вообще, почти все наши Нобелевские лауреаты родом из ФИАНа. Вспоминаю про Атомный проект по той причине, что его руководитель Берия при его кровожадности не посадил в тюрьму ни одного ученого, а некоторым даже прощал легкие вольности.

Правда, сам Лаврентий Палыч впоследствии оказался английским шпионом. Причем самым важным — крупнее Пеньковского, Гордиевского и даже Скрипаля. Но это не снимает вопроса, почему в эпоху тоталитаризма органы не преследовали ученых так напористо и жестко, как в эпоху демократии? Престарелый профессор Виктор Кудрявцев из головного ракетного института, зампред Сибирского отделения РАН Иван Благодырь, знаменитый хирург член-корреспондент Евгений Покушалов  — последние жертвы. Еще раньше — профессор Сойфер из Владивостока, профессор Данилов из Красноярска, профессор Бабкин из Москвы, эколог Никитин из Санкт-Петербурга. Самый жестокий приговор получил кандидат наук Игорь Сутягин, который анализировал открытые источники и выуживал оттуда информацию. Ему дали 15 лет — больше, чем Клаусу Фуксу, который передал СССР атомные секреты после Второй Мировой войны.

Бунт на корабле Вы помните, когда российский министр последний раз брал на себя ответственность? Главная цель нашего чиновника — собственная непотопляемость.

Почему так резко обострились отношения российской власти и российской науки? Можно предположить, что у людоеда Берии, когда он видел ученых, руки чесались и слюна капала, но перед ним поставлена безусловная цель — сделать бомбу. Цель оправдывает средства — характеристика советской правовой системы. Но сегодня правовая система действует по гораздо более жесткому принципу — отсутствие цели приводит к произволу. Мутные и нелепые обвинения вызывают стойкое ощущение оговора и использования часто беззащитных ученых в качестве инструмента выяснения отношений внутри силовых структур. А верховная власть уже не защищает ученых, ибо нет в них особой нужды…

Ни о какой модернизации, цифровой революции и экономике знаний при тотальном запрете на контакты с зарубежными коллегами говорить не приходится. Обвинения ученым, которые напоминают ковровую бомбардировку, — это приговор государству. Силовики обрекают страну на арьергардные бои и служат, по существу, пятой колонной, как бы они ни прославляли себя во время бесконечных профессиональных торжеств.

К слову, врачей-вредителей, как выяснилось, благодаря Лаврентию Палычу, в СССР не водилось. Но казалось выгодным их создать, по камерам рассадить. История знает: эти преследования стали самоубийственными для авторитета власти. Зачем наступать на старые грабли и выдумывать ученых-вредителей?

Конечно, ФИАН не обходили репрессии. Однажды в 1930-х годах арестовали академика Владимира Фока. Он стал одним из ученых, которых вытащил из тюрьмы Петр Капица. Сын Фока, который тоже работал в ФИАН, рассказывал мне, что после тюрьмы отец сказал: «Я понял, что такое свобода, когда мне вернули шнурки». Сегодня свобода — это быть плохим и никому не нужным ученым.

Сергей Лесков

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 12°
Санкт-Петербург: 13°