eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Не время для светлой магии

Российские кинопремьеры эпохи коронакризиса порой оказываются такими же жесткими и депрессивными, как окружающая обстановка.

20:32, 07.05.2020 // Росбалт, Блогосфера

Стоп-кадр из фильма «Фея»

На стриминговом сервисе «КиноПоиск HD» недавно вышел фильм Анны Меликян «Фея», который стал последней частью трилогии «городских сказок». Первые две картины — «Русалка» и «Звезда» — можно назвать «женскими» историями, поданными в необычном ключе. А вот «Фея» оказалась некой компиляцией религиозной притчи, грубоватой сатиры и агрессивного политиканства лишь с легким налетом мелодрамы. 

Главный герой — разработчик компьютерных игр Евгений Войгин, которого играет Константин Хабенский. Он успешен в карьере (его «Коловрат» тянет на событие года), но в личной жизни у него за плечами развод и тяжелые отношения с дочерью, из-за стресса потерявшей способность говорить. Поэтому его преувеличенный цинизм отчасти выглядит попыткой скрыть истинные чувства.

Фильм начинается со случайного знакомства Евгения с активисткой Таней Триер (Екатерина Агеева), которая вместе со своими единомышленниками, обнаженными и забрызганными кровью, протестует против поедания животных. Поначалу Таня производит очень неоднозначное впечатление — у нее странная мимика из-за физического изъяна, она общительна на грани бесцеремонности и беспомощна в быту. Но постепенно раскрываются другие черты ее характера: доброта, вызвавшая доверие у замкнутой дочери героя, энтузиазм, художественная фантазия и способность видеть в людях хорошее. 

Девушка чем-то напоминает главную героиню немецкого фильма «Босиком по мостовой» — но в «Фее» зритель не увидит любви и духовного развития персонажей. Мрачный настрой картины чувствуется с первых кадров, однако потом разворачиваются по-настоящему жуткие события, некоторые из которых выглядят избыточными и инородными.

Например, фильм очень портит линия с группировкой экстремистов, которые жестоко убивают бомжей, людей нетрадиционной ориентации и представителей национальных меньшинств. В своих кровавых «акциях» они используют жест из той самой игры «Коловрат» и выкладывают их в интернет.

Из-за этого над главным героем сгущаются тучи. Решая проблемы со СМИ и официальными лицами, он попутно проникается историей Андрея Рублева и Даниила Черного, мыслями своей новой знакомой о реинкарнации и космосе — и, видимо, все больше думает о неправильности своей жизни. На этом этапе он совершает очень странную и непозволительную для зрелого и здравомыслящего человека ошибку, разрушившую не только несостоявшаяся любовь, но и жизнь.

Даже несмотря на неплохую игру контрастов — бутафорскую кровь на защитниках прав животных и настоящую, пролитую без вины и повода, — сюжет об экстремизме смотрится натянутым. Поднять действительно серьезные проблемы на фоне молодежного баловства, которым занимаются соратники Татьяны, можно было и другим способом.

Фильм словно пытается охватить все и сразу — мрак московских улиц, где кроются чудовища, свет храмов и таинства человеческих отношений. Сатирическая линия подчеркивает уродливые черты общества потребления, а также малоосмысленных и хаотических протестов — против сексизма, глобального потепления, поедания мяса…

Примечательно, что судьба жертв активистов показанной в картине группировки нисколько волнует — они либо хорошо соображают, кого можно кусать, либо просто обитают на Луне. Тема, безусловно, очень злободневная. Но вот что обидно: взросление и развитие Тани, понявшей, что в такой «общественной деятельности» нет никакого смысла, будто связано с тем, что в ее жизни появился мужчина. Или, по крайней мере, интерес к нему. А если бы она не встретилась с Евгением, то и плыла бы дальше по этому мутному течению, как остальные ее соратницы?

Развязка фильма дает надежду в отношении главных персонажей. Но острые социальные вопросы остаются без ответа, развеиваясь подобно той самой «Фее» — игровому персонажу, которого якобы должна была воплощать Татьяна. Картина смотрится разбитой на три части, каждая из которых не имеет логического завершения. С учетом двухчасового хронометража, это лишь подтверждает поговорку «Много говорить и много сказать — не одно и то же». 

Пожалуй, «Фею» спасает только харизматичность Константина Хабенского, который в очередной раз проявил артистическую многогранность и способность притягивать внимание без ауры романтического героя. Хорошо справилась со своей ролью и Агеева, у которой пока скромная фильмография. То, как она передала духовную эволюцию героини, указывает на значительный потенциал. Жаль только, что режиссура и сценарий, судя по всему, приписывают эту эволюцию божественным силам.

Людмила Семенова

О том, как киноиндустрия США переживает эпидемию коронавируса, в подкасте «Росбалта» рассказывает режиссер Александр Черняев.

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 13°
Санкт-Петербург: 17°