eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Ведьмы захватили российские экраны

Бегство в сказочный мир от ужасов окружающей действительности может обернуться полным разочарованием.

11:37, 10.11.2020 // Росбалт, Блогосфера

Стоп-кадр из фильма «Ведьмы»

Американский фильм «Ведьмы» Роберта Земекиса и Гильермо дель Торо — экранизация одноименной книги Роальда Даля — лидирует в российском прокате. И это неудивительно: люди в любом возрасте любят сказки. Но истинная магия состоит в том, чтобы под видом «детского» контента зрителю не выдавался второсортный «взрослый». Удалось ли голливудским мэтрам достичь волшебного эффекта и превзойти первую экранизацию 1989 года — или блестящий дорогой проект оказался таким же пустым внутри, как многие другие, вроде «Красавицы и Чудовища» 2017 года?

Сюжет «Ведьм» практически полностью копирует и старый фильм Николаса Роуга, и литературный первоисточник. Главный герой — мальчик-сирота, живущий под опекой бабушки, которая обладает таинственными знаниями о мире ведьм. Они есть абсолютно во всех странах, скрывают под одеждой и париками свои увечья и люто ненавидят детей. По традициям жанра, мальчику предстоит столкнуться с этими зловещими существами в неравном бою.

При этом нынешнюю версию не обошли стороной злободневные веяния. В частности, действие перенесено из Англии в американский штат Алабама, а главные герои, которые в книге и версии 1989 года были норвежского происхождения (как и сам Роальд Даль), стали чернокожими. Внука и бабушку играют Джазир Бруно и обладательница премии «Оскар» Октавия Спенсер. Других афроамериканцев в фильме тоже немало, в том числе и среди ведьм, но это смотрится не так нарочито, как в прочих сказочных или костюмно-исторических проектах, в контексте которых подобные персонажи порой абсолютно неуместны. В «Ведьмах» же создатели не просто заигрывают с конъюнктурой, а хотя бы стараются вплести расовый колорит в сказочную атмосферу. Этот ход имеет свои плюсы и минусы.

Страшная сказка стала реальностью На российские экраны вышел сериал, который можно назвать пророческим и предостерегающим от фатальных ошибок в эпоху пандемии.

Отсылки к магии вуду, джазовые мотивы, яркие цвета, еда, предметы быта — все это, безусловно, украшает картину. Однако авторы не пошли дальше, не сдобрили действие пряным обаянием негритянских верований. К середине фильма, когда главный герой меняет облик, разница с первоисточником почти исчезает. А ведь был шанс создать совсем новое произведение по мотивам книги — мрачное фэнтези в гротескном «южном» ключе, способное напугать не меньше, чем жестокие северные легенды.

Кроме того, тема расизма и сегрегации, очень актуальная в 60-е годы (действие происходит именно в этот период), почти не раскрыта — за исключением одной фразы бабушки о том, что ведьмы предпочитают нападать на детей из низшего сословия, поскольку их никто не будет искать.

Если сравнивать атмосферу страха и тревоги в двух фильмах, то для взрослого зрителя градус напряжения в «северной» версии ощутимо сильнее. От истории про девочку, заточенную ведьмой в картину, мороз продирает по коже. В новом же фильме чернокожая девочка превращается в курицу, что не менее печально, но почему-то не воспринимается всерьез. Возможно, дело и в актерской игре: меланхоличность и пессимизм героини Май Зеттерлинг, рассказывающей внуку про ведьминские козьни, более органичны для жуткой сказки, чем бравурность бабушки-негритянки, подходящая скорее для какого-нибудь мюзикла.

То же самое можно сказать и об игре Энн Хэтэуэй в роли Верховной ведьмы. Вместо уродливого и злого существа, которое в старом фильме воплотила Анжелика Хьюстон с помощью великолепных гримеров, получился какой-то микс «фам фаталь» и клоунессы — шумный, раздражающий и абсолютно не страшный. Правда, тем, кто помнит Хэтэуэй в фильме «Дьявол носит Prada», может понравиться эпизод, когда Верховная ведьма испепеляет свою нерадивую подчиненную. К тому же в дуэте с ней снова играет Стэнли Туччи — в небольшой, но выразительной роли управляющего отеля.

Зона отчуждения человечности История про маньяка, орудующего в депрессивном провинциальном городе, может оказаться для зрителя своеобразным психологическим тестом.

В целом новая экранизация сохраняет концепцию сказки Роальда Даля, известного своим мрачным отношением к жизни. Ведьмы представлены как концентрированное зло, одержимое желанием уничтожать детей без каких-либо мотивов. Для взрослого зрителя это, быть может, выглядит несуразно, но в контексте потустороннего мира вполне уместно. А едва ли не самый драматичный момент в фильме и книге — история мальчика Бруно, которого постигла такая же печальная участь, как и главного героя.

Однако отдельные нюансы в версии 2020 года все-таки режут глаз. К примеру, голливудское клише, когда злодей вместо того, чтобы расправиться с жертвой, начинает болтать до тех пор, пока несчастного не спасут.

Есть налет комикса о супергероях и в концовке, которая вызывала особый интерес: в экранизации Николаса Роуга финал смягчили по сравнению с книгой, чем сам писатель был недоволен, а в фильме 2020 года «вернулись к истокам» — разве что в более пафосном оформлении. И многие зрители именно за это поставили нынешним «Ведьмам» уверенный дизлайк, проголосовав за сказку 1989 года. Ведь когда мы взрослеем, одна человеческая жизнь и ее скромные возможности ценятся гораздо дороже, чем победа над злыми волшебниками хоть по всему миру.

Людмила Семенова

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°