eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Победное поражение Трампа

Безусловно, популисты и автократы в мире оказались несколько дезориентированы поражением Трампа. Но сами они отнюдь не побеждены.

16:42, 18.11.2020 // Росбалт, Блогосфера

Стоп-кадр видео

Практически весь мир поздравил Джо Байдена с победой на президентских выборах в США. В Кремле огорчены и озадачены, говорят, что поздравят Байдена после утверждения окончательных результатов, которые официально объявят только в январе 2021 года. В очередной раз политическая стратегия российского руководства выглядит странной и крайне невыгодно отличается от мировых тенденций. Тем не менее Джо Байден победил, и это факт.

И хотя поражение Трампа не изменит политику мировых лидеров-автократов, националистов и популистов, победа Байдена, возможно, придаст некоторую уверенность тем, кто с ними борется. Сохранение власти одиозным республиканцем имело бы крайне негативное влияние, в первую очередь в таких странах, как Россия, чья политическая система бесконечно далека от демократии.

В мировом масштабе Трамп — один из самых высокопоставленных правых националистов-популистов. В том же ряду — Нарендра Моди в Индии, Жаир Болсонару в Бразилии, Виктор Орбан в Венгрии, Анджей Дуда в Польше, Реджеп Тайип Эрдоган в Турции и, конечно, Владимир Путин в России. Приходя к власти через такие демократические процедуры, как выборы, эти люди громят демократию, преследуют инакомыслие, подавляют или вовсе уничтожают независимые СМИ, маргинализируют оппозицию, используют внесудебные расправы. Националисты-популисты у руля власти вдохновенно рассуждают о крахе либерализма и провозглашают «суверенную» или «нелиберальную» демократию для описания политических режимов в своих странах. И Трамп не просто один из них: на выборах в ноябре 2020-го он получил больше голосов, чем любой кандидат в президенты США в истории (конечно, после Байдена), что свидетельствует об огромном влиянии и популярности трамповской идеологии.

Как и у других националистов-популистов, у Трампа вполне выразительная позиция: он выступал против глобализации, опирался на традиционную идею этнонационалистического популизма о поддержке государством всеобщего благоденствия, но только для «правильных» людей (не для «недостойных» мигрантов и всяких меньшинств, которые якобы узурпируют эти преимущества), разжигал и без того широко распространенное недоверие ко многим демократическим институтам (особенно к прессе).

Поражением уходящего американского президента по ряду стратегических и идеологических причин будут обеспокоены многие его европейские единомышленники. Последние четыре года Белый дом активно подталкивал своих союзников в Будапеште и Варшаве к разрыву отношений с Евросоюзом. Так, венгерский премьер недавно заявил: «Раньше мы думали, что Европа — это наше будущее. Сегодня мы знаем, что мы — это будущее Европы», а поляки даже предложили назвать свою новую военную базу «Форт Трамп». А ведь есть еще Борис Джонсон в Великобритании: Трамп, сам большой поклонник «брекзита», хвастался, что англичане называют своего премьер-министра «британским Трампом».

Популистские и ультраправые движения в европейских странах всегда имели свои собственные корни. Их влияние росло и убывало независимо от Дональда Трампа. Во Франции лидер правых Марин Ле Пен потерпела сокрушительное поражение от Эммануэля Макрона в 2017 году, когда американский президент был на пике своей популярности. Теперь, когда Макрон осажден пандемией и глубоко непопулярен, опросы показывают, что Ле Пен может обойти нынешнего президента на выборах в 2022 году. В Италии ультраправые партии построили свою политическую платформу на антимигрантской риторике — проблеме, которая существовала до Трампа и останется после него.

Безусловно, популисты и автократы в мире оказались несколько дезориентированы поражением Трампа. Но сами они отнюдь не побеждены: в своих странах у них собственные давние традиции национал-популизма, а огромная поддержка Трампа на выборах свидетельствует о мощных идеологических союзниках в США, с которыми можно работать. Просто нужно переждать Байдена.

Тем более что интернет и новые цифровые технологии, наряду с деформацией политической конкуренции, привели к тому, что качество и профессионализм политиков как государственных деятелей перестали быть определяющими. Политика нуждается в организации, реализации и контроле за исполнением. Собственно, для этого и нужны управленцы — компетентные, энергичные, порядочные и адекватно мотивированные. Но сегодня мы видим совсем другую картину, когда для реализации некоторого набора идей (дерегулирования бизнеса, ограничения нежелательной иммиграции, отказа от обременительных международных обязательств) находят хамоватого, малообразованного и психологически нестабильного нарцисса.

Трамп оказался слишком невежественен, слишком недисциплинирован и при этом слишком тонкокож, чтобы долгое время быть эффективным в политике. Он был колоритным полулистом, но ему не хватало политического таланта и компетентности, чтобы эффективно управлять и выполнять обещания. Совершенствования национальной инфраструктуры не произошло, рабочие места, ранее ушедшие в Китай, так и не появились. А когда разразилась пандемия, вместо того чтобы воспользоваться случаем и продемонстрировать лидерские качества, сплотить страну во время кризиса, который пришел из Китая, Трамп продолжил заниматься перебранками в Твиттере — он даже не понял представившейся возможности, не справился и проиграл.

Тем не менее главное Трампу удалось — он «раздвинул рамки» и подготовил приход к власти в США следующего автократа и популиста. Так что в целом руководство Республиканской партии вполне может сохранять оптимизм. От Трампа быстро отказались Fox News и Wall Street Journal, некоторые республиканские лидеры осудили попытки остановить подсчет голосов. Все они понимают, что собственно с Трампом покончено, и это их устраивает. У республиканцев большинство в Верховном суде, они получили больше мест в Конгрессе, чем рассчитывали, и, похоже, сохраняют контроль над Сенатом, а также ожидают значительных успехов на региональных выборах. Теперь у республиканцев больше женщин в органах власти и больше поддержки от «не белых» избирателей. Что еще нужно для нового проекта?

Реальный смысл этих выборов заключается не в том, что Трамп проиграл, а демократы победили.

Суть в том, что слабый и бесталанный политик потерпел поражение, в то время как его партия существенно укрепила свои позиции во всех других ветвях власти.

И это идеальная ситуация для способного правого националиста-популиста, который будет баллотироваться в президенты в 2024 году.

В оценке этой ситуации крайне важно не ошибиться: опасный предвестник фашизма — националистический популизм в форме «трампизма» — не остановлен, а лишь ждет перегруппировки для перехода в очередное наступление. Новый лидер национал-популизма не будет таким неуклюжим и уязвимым. Он займет свой пост не столько благодаря удаче, сколько благодаря мастерству. Более уравновешенный и менее дерзкий, чем Трамп, лидер имеет все предпосылки для победы. Именно таким образом совсем недавно в Голландии Тьерри Боде, новая популистская фигура на местной политической сцене, со своей партией «Форум за демократию» смог оттянуть половину сторонников у самого известного крайне правого политика Герта Вилдерса. Боде просто изучил все трюки соперника и исполнил их лучше.

Вообще же ситуация в мире и выборы в США убедительно показывают, что «трампистское» направление в политике очень даже жизнеспособно.

Демократия в мире столкнулась с серьезнейшим кризисом, подобным тому, что человечество уже переживало в середине XX века. Об этом говорится в открытом письме более 80 экспертов по изучению авторитаризма и фашизма из США, Британии, Израиля и Италии.

«Является ли Дональд Трамп фашистом, постфашистским популистом, автократом или просто неуклюжим оппортунистом, опасность для демократии не пришла с его президентством и выходит далеко за рамки 3 ноября 2020 года, — пишут ученые. — В то время как демократия, казалось бы, процветала повсюду в годы после окончания холодной войны, сегодня она, похоже, увядает или находится в полномасштабном коллапсе во всем мире. Как исследователи авторитарного популизма, фашизма и политического экстремизма XX века, мы считаем, что если мы незамедлительно не примем мер, демократия, какой мы ее знаем, будет продолжать свой пугающий регресс, независимо от того, кто победил на американских президентских выборах».

Послевоенное политическое устройство в США и странах Западной Европы на самом деле обеспечивало сосуществование и балансирование интересов различных сообществ — классовых, профессиональных, культурных, этноконфессиональных и других. При этом каждое сообщество было в той или иной степени вертикально организовано: внутри сообществ существовали иерархические связи, свои авторитеты и неформальные лидеры, через которых осуществлялась коммуникация с другими сообществами и с государством. И именно это придавало системе устойчивость и функциональность. Нарушение вертикальных связей внутри сообществ (чему немало способствовал интернет с возможностями массовой интерактивной коммуникации) ослабило и саму систему.

Почему Эрдоган обыгрывает Путина Турецкий президент обходит российского в том, что касается геополитической субъектности, полагает эксперт по международным отношениям Александр Тевдой-Бурмули.

Если же сегодня под флагом демократии продолжить поощрять воинствующий дилетантизм и невежество, решать сложные фундаментальные вопросы, апеллируя к обывательской массе (а обывательская масса вне поля профессиональной демократической политики — это толпа, так же отличающаяся от гражданского общества, как суд Линча отличается от суда присяжных), то на выходе будет популизм, а через пару итераций и фашизм, пусть и в высокотехнологичной форме. А суть фашизма как раз в том и заключается, что одна элитная группа в обход всех остальных апеллирует к толпе и затем, уже опираясь на массовую поддержку, сворачивает другие элитные группы в бараний рог.

Сейчас для этого складываются особенно благоприятные условия. Авторитарные лидеры смогут воспользоваться следствиями неутихающей пандемии — от хронической безработицы и проблем безопасности до растущего государственного долга и расовых конфликтов. Между тем сами эти лидеры усугубляют ситуацию, преуменьшая угрозу вируса и политизируя меры общественного здравоохранения. И все это при том, что за последнее время ни одна из глобальных проблем (изменение климата, загрязнение окружающей среды, неравенство, гонка вооружений, терроризм) не стала менее сложной и насущной.

Вообще же всерьез оценить результаты прошедших в США выборов и обсуждать перспективы невозможно, не затронув целый комплекс тем, связанных с быстро происходящими переменами в нашей жизни. Это касается в том числе дробления и сегментации общества, стремления запереться в своем углу социальной сети, чтобы оценивать любую информацию исключительно по мере комфортности для себя. Поиски же причин такого положения дел в современном мире ставят вопрос о способности человека освоить плоды информационно-технологической революции.

Особенность сегодняшнего дня в том, что для адекватного ответа на современные вызовы нужны ответственная политика, мыслящее гражданское общество, социальная солидарность и доверие, но все это стремительно исчезает из нашей жизни.

Григорий Явлинский

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°