eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Путин, мова и «коренизация»

В Кремле все же признали существование многострадального украинского языка.

12:23, 15.07.2021 // Росбалт, Блогосфера

Вводная картинка
© politikan.com.ua

Новая статья Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» вызвала на полях региональной и мировой политики значительный всплеск. Для следящих за российско-украинскими отношениями очевидно, что один из главных моментов истины в манифесте Путина — это тема украинского языка, которому многие из окружения президента отказывают в существовании. Например, вице-спикер Госдумы Петр Толстой в 2018 г. на «Перовом канале» заявил: «… В этих искусственных границах (Украины) законом теперь устанавливается и свой искусственный язык, не имеющий даже литературной нормы на всей территории Украины». Тогда никто так и не задал единороссу вопрос: если украинского языка не было, то что же российские цари и партийные секретари запрещали и ущемляли 300 лет?

Похоже, Путин расстроил ненавистников мовы, заявив в статье не только о «региональных языковых особенностях, го́ворах», но и о том, что «язык литературный (украинский — А.Я.) обогащался за счет народного. Огромную роль здесь сыграли Иван Котляревский, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко». Для российских бойцов пропагандистского антиукраинского фронта добавлю: литературной нормой мовы для всей Украины, как учили меня еще при СССР в Киевском государственном университете, является киево-полтавский диалект. А говоров много в любой стране, включая Россию. И это нормально.

Нет смысла спорить о деталях истории В реальном мире не существует третьих сил, которые могут манипулировать нацией, особенно же на это неспособны европейские «третьи силы» — усталые бюрократы, которые сами боятся приближения к ним Восточной Европы.

Признав историческое существование украинского языка вообще и литературного в частности, Путин, тем не менее, только вскользь обмолвился о гонениях на него: «Известны и Валуевский циркуляр 1863 года, и Эмский акт 1876 года, ограничивавшие издание и ввоз из-за границы религиозной и общественно-политической литературы на украинском языке. (…) В Российской империи шел активный процесс развития малороссийской культурной идентичности в рамках большой русской нации…» Шел, да. Но как?

Вот хронология, которая вряд ли требует особых комментариев.

1720 г. — указ Петра I о запрете книгопечатания на украинском языке. 1729 г. — приказ Петра II о том, что следует переписать с украинского языка на русский все государственные постановления и распоряжения, принятые в Малороссии. 1763 г. — указ Екатерины II о запрете преподавания на украинском языке в Киево-Могилянской академии. 1769 г. — указ Синода об изъятии украинских букварей. 1888 г. — указ Александра III о запрете употребления украинского языка в официальных учреждениях. 1895 г. — запрет украинских книг для детей.1908 г. — указ Сената о признании культурной и просветительной деятельности на Украине вредной.

Однако самую скандальную известность приобрел так называемый «валуевский циркуляр» от 18 июля 1863 г. — тайное распоряжение министра внутренних дел Российской империи Петра Валуева. Им приостанавливалось издание книг на «малороссийском» языке — религиозных, научных и образовательных. Публикация художественных не возбранялась.

Причиной издания циркуляра стали вовсе не лингвистические проблемы — в закрытой переписке чиновников указывалось, что такие вольности стимулируют рост сепаратистских, пропольских настроений.

Путин ничего не раскрыл, но загадал три загадки Непонятно, кому адресована «русско-украинская» статья вождя, что она предлагает и на что намекает.

В 1876 г. Александр II подписал Эмский указ (по названию города). Он появился после донесения царю помощника попечителя Киевского учебного округа Михаила Юзефовича, обвинившего украинскую творческую элиту в том, что они хотят «вольной Украины в форме республики с гетьманом во главе». Указ запрещал издавать и ввозить из-за границы украинские книги, преподавать в школах украинский язык. Нельзя было устраивать театральные представления на мове и печатать на ней тексты даже к нотам. Хотя к тому времени, по высказыванию историка Николая Костомарова, украинская литература в границах Российской империи фактически прекратила свое существование.

В 1881 г. Эмский указ был дополнен, давая некоторую возможность для издания художественной литературы. Интересно, что именно в тот период были опубликованы многие книги на украинском языке — Панаса Мирного, Ивана Нечуя-Левицкого, Леси Украинки и других. Однако табу на учебную и научную литературу по-прежнему действовало.

«Валуевский циркуляр» и прочие запреты утратили силу после Манифеста 17 октября 1905 г. Тогда Российская академия наук признала, наконец, украинский язык самостоятельным, а не наречием русского.

Продолжая тему мовы, Путин также вскользь упоминает: «В 20–30-е годы прошлого века большевики активно продвигали политику „коренизации“, которая в Украинской ССР проводилась как украинизация». За этой фразой скрывается пласт феноменальных событий, о которых мало кто знает или вспоминает. Однако это важно для понимания и сегодняшних процессов. Дополню то, что, видимо, не поместилось в статью Путина.

Политика «коренизации», которую по всей стране после октябрьского переворота 1917 г. начали проводить большевики для привлечения на свою сторону масс, означала замену русского языка на языки национальных меньшинств в администрациях, образовании и сфере культуры. Началом ее на юге страны стало постановление об этом ХП съезда РКП (б) от 1923 г. Украинские КП (б), ЦИК и Совнарком также издали соответствующие декреты. Украинизацию госструктур и предприятий планировалось закончить до начала 1926 г. Всем рабочим и госслужащим следовало выучить украинский язык под угрозой увольнения.

Почему даже украинцы не стали в своей стране «коренными» Глава Верховной рады подписал закон о «самых правильных» народах, и теперь свое детище должен одобрить президент Зеленский, что он, безусловно, сделает.

Летом 1930 г. президиум Сталинского (Сталино — ныне Донецк) исполкома постановил «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации». Украинизировалась вся жизнь — газеты, школы, вузы, театры, учреждения и т. д. К 1930 г. на Украине остались только три большие русскоязычные газеты. Замечу, все это делалось тогда волею Москвы.

Однако в 1932 г. Сталину доносят о засилье в украинских парторганизациях скрытых националистов и иностранных агентов. (Ничего не напоминает?) Следом прошли повальные аресты нескольких тысяч коммунистов «с украинским уклоном». (Один из главных инициаторов украинизации нарком образования в УССР Николай Скрипник покончил жизнь самоубийством.) В 1938 г. постановление СНК и ЦК ВКП (б) «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей» вводило русский во всех школах Украины. Так политика украинизации тихо почила в бозе.

Последующая «языковая» хроника советских времен выглядит так. 1958 г. — введение статьи 20 «Основ Законодательства Союза ССР и союзных республик», закрепляющей положение о «свободном выборе языка обучения», «об изучении по желанию учеников и родителей, кроме русского, другого языка». 1983 г. — постановление ЦК КПСС об усиленном изучении русского языка, разделении классов в украинских школах на две группы и повышении зарплаты учителей русского языка на 15 процентов. Уже в 1989 г., во время Перестройки, — постановление пленума ЦК КПСС о законодательном закреплении русского языка как общегосударственного. Все это «сознательные» украинцы справедливо называли русификацией, получая сроки в ГУЛАГах.

История, как известно, повторяется дважды. Сегодня на Украине происходит второе, так сказать, дополненное и исправленное издание «коренизации». И при этом нынешние киевские власти, похоже, действуют в лучших традициях старых московских большевиков.

Алла Ярошинская

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +18°
Санкт-Петербург: +23°