eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

«Деньги просто так» — для всех или ни для кого?

На значительной части нашей планеты «базовый доход» можно ввести хоть сейчас, остается решить проблемы философско-этического характера.

00:01, 24.07.2021 // Росбалт, Блогосфера

Вводная картинка
© Фото Ивана Шалёва, ИА «Росбалт»

Согласно любопытному исследованию ФОМ, 39% молодых людей в России в возрасте 18-30 лет хотели бы жить в обществе, где в труде не будет необходимости. Можно, конечно, глубокомысленно заявить, что это результат неизжитости советских представлений о «правильной жизни». Однако советское время минуло три десятилетия назад. Выросло и повзрослело целое поколение. Кроме того, если мы посмотрим на произведения западной массовой (и не только) культуры, то увидим, что один из главных сюжетов в ней — персонаж, который или получил наследство, или кого-то ограбил, обманул и теперь живет — беды не знает, занимаясь тем, что ему интересно.

… Цифры в опросе ФОМ вызвали у меня воспоминания о статье в одной из советских газет сорокалетней давности. В ней говорилось о мальчике, который на вопрос, кем он хочет стать, ответил, что собирается заниматься чем-нибудь интересным, но работать нигде не будет, потому что, когда вырастет, в стране уже настанет коммунизм. Автор публикации, появившейся в разгар брежневского застоя, естественно, осуждал такие легкомысленные настроения в среде советской молодежи, поскольку тяжелый труд на благо Родины продолжал оставаться едва ли не главной советской ценностью того времени.

Разумеется, знаменитую цитату из «Критики готской программы» Карла Маркса все помнили, проходили в школах и вузах:

«На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда… общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!».

Однако одни относились к этим словам классика как к идеалу, подобно тому, как верующие люди верят в приход царства божия на Земле, другие считали их утопией, которая не наступит никогда. Не забудем, что 1960-80 годы в СССР — это время нарастающего неверия в официальную идеологию, скепсиса, который к концу этого периода стал почти тотальным.

Укреплялся этот скепсис и тем курсом, которым страна шла под руководством ЦК КПСС. Его достаточно емко описывал анекдот, где остроумно обыгрывались названия главных советских газет: «Правды» нет, «Советская Россия» продана, остался только «Труд» за три копейки…

И хотя по советскому радио и ТВ продолжали регулярно крутить одну из известных революционных песен начала XX века («Красное знамя»), которая начинается со слов: «Слезами залит мир безбрежный, вся наша жизнь тяжелый труд…» (то есть тяжелый, беспросветный труд за гроши в ней как раз осуждается), советские лозунги, песни и кинофильмы продолжали возносить этот самый труд до небес. Наверное, самым известным из таких лозунгов был: «Мы придем к победе коммунистического труда!». Именно он многие годы красовался на крыше соседнего с моим дома.

Кому в России вредно мечтать о сытной жизни Ничего не остается, как сделать вывод, что в реальном росте доходов граждан власть видит главную угрозу налаженной стабильности.

Однако лозунги и реальная жизнь, как известно, не одно и то же. В реальности советские молодые люди 1960-80-х годов уже не хотели «пахать» на государство — этого, по словам Энгельса, «идеального совокупного капиталиста» («Развитие социализма от утопии к науке»). Советская молодежь изо всех сил «косила» не только от службы в армии, но и от обязательной трудовой повинности, которую на нее накладывало советское государство в обмен на бесплатное профессиональное образование.

Принудительный труд в позднем СССР выражался, например, в обязательной «отработке» на государство после окончания профессионально-технического училища, техникума или вуза в течение двух-трех лет там, «куда пошлет Родина». Молодых педагогов могли отправить в школу в какой-нибудь глухой деревне. Молодые рабочие были обязаны «оттрубить» два года на какой-то определенной фабрике или промышленном комбинате.

Если советский человек без уважительных причин не работал, за ним приходила милиция — это называлось тунеядством, за которое «светила» уголовная статья. Как известно, именно по ней осудили поэта Иосифа Бродского.

Само слово «отработка» навевало недвусмысленные параллели с практикой русского крепостного права — барщиной, то есть с обязательной работой крепостного крестьянина на поле помещика. По сути, эти отношения советского государства и гражданина действительно во многом копировали отношения, складывавшиеся между помещиком и его крепостным во времена феодализма. С той лишь разницей, что в СССР в роли коллективного помещика выступало государство.

Не забудем, что государственное крепостничество в СССР официально было отменено только в 1974 году, когда колхозники, наконец, получили паспорта.

В СССР вплоть до конца 1980-х годов господствовал принцип «кто не работает, тот не ест». Им гордились, как одним из главных достижений социализма, еще хотя Ленин в «Государстве и революции» объяснял, что эта идея почерпнута из буржуазного права: «этот социалистический принцип уже осуществлен (упомянутая работа была написана Лениным в августе 1917 года, то есть при капитализме, за два месяца до Октября). Однако это еще не коммунизм, и это еще не устраняет „буржуазного права“, которое неравным людям за неравное… количество труда дает равное количество продукта».

Ответ на вопрос, почему же за 74 года советской власти в СССР так и не удалось прийти к «победе коммунистического труда», как это не покажется кому-то странным, содержится в словах одного из основоположников «социализма как науки» — Энгельса. В «Анти-Дюринге» он пишет так:

Время окапываться по границам Лидеры России и Китая почти одновременно громко напомнили о былом величии своих стран, однако с этой мечтой они движутся в противоположных направлениях.
«Пока совокупность результатов общественного труда едва превышает самые необходимые средства существования, пока труд отнимает все или почти все время громадного большинства общества, до тех пор оно неизбежно делится на классы. Рядом с огромным большинством, исключительно занятым физической работой, образуется класс, освобожденный от прямого производительного труда и заведующий общественными делами: руководством в работе, государственным управлением, правосудием, науками, искусствами и т. д.».

Очевидно, что сегодня в мире на базе современных науки и производства «совокупность результатов общественного труда» значительно превышает «самые необходимые средства существования» населения. Это доказывается, например, взрывным ростом производительности сельского хозяйства в некогда странах «третьего мира». Например, по данным за 2019 год, мировым лидером по урожайности пшеницы стал Египет (6,4 тонны с гектара). В Китае этот показатель составил 5,5 тонны, в Индии 3,4 тонны. То есть Индия по уровню урожайности пшеницы с одного гектара практически сравнялась с США (3,5 тонны) и Канадой (3,4 тонны), существенно обогнав Россию (2,7 тонны).

Сотни миллионов людей в мире уже сейчас живут на пенсии и пособия. Еще сто с небольшим лет назад пенсии выплачивались единицам. Сегодня мы не можем представить себе, чтобы более-менее развитое современное общество бросило без куска хлеба пожилых или больных людей. На Западе уже не первый год обсуждается в прошлом совершенно не мыслимая тема — так называемый «базовый доход». Смысл этой идеи в том, чтобы каждый человек, независимо от возраста, получал от общества определенную сумму средств, достаточных не просто для существования на минимальном физиологическом уровне, но удовлетворяющую основные потребности современного человека в нормальном здоровом питании, одежде, жилье, лекарствах, отдыхе и так далее.

В США и большей части Европы «базовый доход» можно ввести уже сейчас — ресурсов, как денежных, так и материальных хватит. Остаются проблемы, скажем так философско-этического характера — не разленится ли человечество? Каковы в этом случае будут стимулы для производительного труда? Последний вопрос, впрочем, постепенно будет все менее актуален, поскольку уже сейчас в развитых странах на повестке дня замена живых рабочих на роботов.

Есть еще проблема массовой миграции из развивающихся стран в развитые. Европейцы и американцы в массе перестали бояться смешения народов и рас. Но разница в уровне культуры и образования между ними и значительной частью беженцев из стран Африки южнее Сахары или из Афганистана и Пакистана их несколько пугает. Наглухо же закрывать границы сегодня уже не вариант.

Решение может быть только в одном — в «подтягивании» образовательного и культурного уровня развивающихся стран, в развитии их экономик, производительности труда, а значит, и уровня жизни их граждан, до наиболее передовых государств мира. Примеры Китая, Южной Кореи ряда других стран показывают, что это возможно.

Таким образом введение системы базового дохода может быть осуществлено либо во всех (в большинстве) государствах, либо нигде. Учитывая скорость развития стран мира, в перспективе это вполне достижимо.

Анатомия слухов: «новое дворянство» наступает Кремль берет курс на обновление правящего класса — в парламенте оно будет фиктивным, а реальная власть начнет переходить от отцов к детям.

По сути, базовый доход, вкупе с развитием демократических институтов общества, и означает социализм — то есть достижение такого состояния человеческого общества, когда каждый сможет реализовать свои интересы и наклонности на благо себя любимого и всего общества в целом. В этом случае труд ради поддержания штанов (классическое экономическое принуждение при капитализме) уступит место работе, которая станет потребностью человека в его самореализации. Ведь оценка человека не только по роду занятий, но и по тому, как хорошо он делает свое дело, никуда и никогда не исчезнет. Вряд ли на вопрос: «А чем ты вообще занимаешься?» при наличии реальной возможности выбрать себе дело по душе (ведь работать ради денег уже не обязательно), кто-то с гордостью ответит: «Ничем. Сижу на базовом доходе».

Разумеется, адепты буржуазных добродетелей скажут на это, что человеку и обществу в целом для саморазвития нужен экономический стимул, без которого все завянет. Тут я сошлюсь на еще одну, как мне представляется, весьма показательную историю из советских времен, благо в то время можно было наблюдать не только примеры из разряда «ужас-ужас», но и множество интересных социальных практик.

История эта также была описана в одной из советских газет, причем однозначная оценка там не подразумевалась. В ней рассказывалось, как в одном из небольших поселков (кажется, где-то в Сибири, в районе очередной ударной стройки) была всего одна обычная советская столовая-тошниловка. Народ еду, которую там готовили, ругал, но деваться было некуда — местный монополист. И вот один парень, которого совсем достала эта столовка, сказал: «А пошли они к черту, давайте я буду вас кормить». Единственным его условием было то, что продукты ему для его импровизированного кафе приносили сами местные жители.

Парень просто любил готовить и делал это хорошо — пальчики оближешь. Народ тут же распробовал его еду и потянулся к нему. Столовка-тошниловка пришла в упадок, перестала выполнять план. Ее директор поступил, как и ожидалось, — подал на конкурента заявление в милицию, благо уголовную статью за частнопредпринимательскую деятельность тогда никто не отменял. Милиция пришла, но ничего такого «пришить» молодому человеку, вкусно кормившему жителей поселка, не смогла — парень за свою работу денег не брал. После этого работники столовой взялись за ум, и тоже начали готовить поприличней.

Конечно, долго этот эксперимент продолжаться не мог — молодой повар должен был как-то жить и чем-то зарабатывать — позднесоветское общество было вполне себе рыночным. Однако история эта, как мне кажется, ценна тем, что показывает, что в любом обществе всегда найдутся люди, которые готовы просто заниматься любимым делом, подходя к нему со всей душой.

«Есть такое твердое правило. Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету», — говорил Маленький принц у Антуана де Сент-Экзюпери. Так вот, на «планете людей» всегда найдутся такие дворники, повара, врачи и учителя, не говоря уж о спортсменах, артистах и ученых, которые именно так и относятся к своему делу. Тем более, когда над ними не висит дамоклов меч потери работы и средств к существованию.

Александр Желенин

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +8°
Санкт-Петербург: +9°