eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Торжество вареной колбасы и циничных зрелищ

Реклама на ТВ давно воспринимается как неизбежное зло, но порой она вызывает не просто отвращение, а испанский стыд.

09:46, 13.11.2021 // Росбалт, Блогосфера

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© FreeImages.com Content License

На этой неделе канал «Россия 1» показал 8-серийную военную драму Александра Котта «Седьмая симфония», посвященную великому произведению Дмитрия Шостаковича и музыкальному символу блокады Ленинграда. Проект оказался на удивление интеллигентным и человечным.

Однако на нашем телевидении ничто не может обойтись без ложки дегтя. И в данном случае это были бесцеремонно врывающиеся в напряженную атмосферу фильма рекламные блоки, которые на «Россия 1» отличаются особым дурновкусием.

Эта претензия может показаться пустой — ведь реклама сейчас буквально везде. Но необходимость постоянно прерывать просмотр все равно становится мощным эмоциональным раздражителем. Особенно если учесть сложную и животрепещущую для российской аудиторию тему, к которой хотелось бы уважительного отношения. Авторы сериала и артисты его проявили, сам же канал, судя по всему, озабочен в первую очередь получением прибыли. Поэтому обидно вдвойне: и за зрителя, и за создателей сериала.

«Седьмая симфония»: внезапная передышка от милитаризма в зомбоящике Сериал про Великую Отечественную, в центре которого не война и не солдаты, — редкость для российского телевидения.

Возможно, многие привыкли воспринимать мельтешащую рекламу как неизбежный «белый шум». Но если всмотреться и проанализировать увиденное, то складывается крайне неприятная картина — практически насмешка над самой темой голода и войны.

Вот всего лишь одна из серий: герои ведут важный разговор на гранитной набережной, мы видим суровую красоту Невы, символизирующую нечто неизбывное вопреки всякому злу, — и вдруг переносимся в какое-то гротескное скетч-шоу. Люди гримасничают от «острой боли», ряженые предлагают «выгодный кредит», антиоксиданты защищают от преждевременного старения, поп-звезды — отчаянно молодящийся Дмитрий Маликов и Полина Гагарина — натужно сияют белоснежными улыбками. Реклама жилого комплекса, названного в честь города, который пережил блокаду, в контексте сериала выглядит вообще издевательством.

Дальше — хуже. Жителям блокадного Ленинграда не хватало хлеба, а телевидение спешит рассказать об акциях на вареную колбасу и призывает «заказать доставку, если дома нет продуктов». После острой эмоциональной сцены с обменом императорской подушки на две пайки зрителя приглашают на прием к проктологу в брендовой клинике. Плюс зашкаливающее количество роликов на желудочно-кишечную тему (со всеми подробностями), которые в принципе вызывают отвращение, а тут уже — просто испанский стыд.

Да, можно кивать на то, что времена меняются, что сейчас потомки блокадников живут в мире и сравнительном финансовом благополучии, и надо радоваться, что им грозит не голодная смерть, а лишь житейские проблемы. Разве не ради этого одни ленинградцы воевали, другие трудились на благо фронта, а третьи сохраняли культуру, как герои сериала?

Но ведь именно поэтому они и заслуживают уважения и благодарности от тех, кто понятия не имеет о блокадной жизни. В Петербурге любая семья так или иначе соприкоснулась с этим бедствием, почти у каждого были бабушки и дедушки, которым всегда поневоле хотелось есть и которые не желали рассказывать о своей украденной молодости. И даже если мы привыкли к зашкаливающему телевизионному цинизму, веселье над переполненным кишечником и уверенность, что отсутствие еды решается только доставкой на дом, не может не задевать какие-то струнки души.

Спасем семью и вылечим ковид Мода на мракобесие никуда не делась с тех пор, как с экранов телевизоров исчезли Анатолий Кашпировский и Алан Чумак.

Тем, кто считает это нормальным явлением, стоило бы задаться вопросом: почему показы в кинотеатрах не прерываются рекламой в важный момент фильма? Почему никому не придет в голову так издеваться над спектаклями и концертами? Почему даже музыкальные ролики на YouTube идут без подобных перебоев? И только телевидение полностью пренебрегает культурой и эмоциональным настроем зрителя. А ведь для многих людей, особенно живущих вдали от крупных городов, оно, увы, остается единственной отдушиной.

Лет десять назад на центральных каналах крутили рекламу автомобилей с красивой картинкой и слоганом «Говорят, что роскошь где-то далеко». Спустя некоторое время фраза внезапно изменилась: вместо слова «роскошь» появилось «счастье». Сложно судить, с чем это было связано, но звучать стало гораздо благопристойнее — по крайней мере для аудитории, которая действительно очень далека от роскоши и может видеть ее только в телевизоре. Но чаще всего концепция не меняется. И неудивительно, что значительная часть молодежи растет с убеждением, будто еда растет в недрах сервиса доставки, а те, кто устроил блокаду Ленинграда, были не такими уж злодеями.

Людмила Семенова

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -2°
Санкт-Петербург: -13°