eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блогосфера

Чья возьмет?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Мир растерялся, не понимая, как ответить на глобальные вызовы. В ситуации замешательства три мировых игрока — США, Китай и Россия — пытаются сформировать свою глобальную роль.

14:09, 29.11.2021 // Росбалт, Блогосфера

Вводная картинка
© СС0

Америка отказывается (возможно, временно) от силового продвижения демократии и концентрируется на своей перестройке. Правда, созывая в декабре мировой Форум демократии, Байден пытается доказать, что либеральные ценности остаются принципом американской политики. Но энергия его администрации сфокусирована на другом: на поиске баланса между сдерживанием мировых оппонентов и диалогом с ними.

Китай был успешен в возвышении через экономическую экспансию. Но взыгравшая самоуверенность и бешеное усиление военной мощи сыграли с Китаем злую шутку. Запад переполошился, а США были вынуждены сгруппироваться для ответа. В десяти из тринадцати европейских стран опрошенные высказывают отрицательное отношение к Китаю (в США 79% респондентов негативно относятся к Китаю). Но Пекин сохраняет возможность использовать два инструмента влияния: культуру и экономический потенциал. Ирония в том, что 50% американцев считают Китай ведущей в мире экономической силой (37% считают такой силой США). Пекин сбавил агрессивный тон в дипломатии и у него есть шансы затруднить западное противодействие.

Российская экономика на грани паники: четыре причины Опасения по поводу хозяйственного обвала или даже войны растут уже несколько недель. Непредсказуемость наших властей велика как никогда.

Россия демонстрирует иную модель самоутверждения. Говоря словами Путина, Россия на мировой сцене стала «фактором напряжения». Речь не только о России-спойлере, который оттягивает на себя внимание, чтобы не дать основным игрокам получить свое. Речь не только о готовности Москвы к забаве «кто моргнет первым». Кремль создает альтернативу западному порядку, формируя ситуацию неопределенности с ожиданием военной угрозы. Этакий импрессионизм: угроза висит в воздухе и может материализоваться в любой форме, в любой момент и не только на границах России. Но угроза вовсе не препятствует диалогу с противниками о цене ее смягчения.

С одной стороны, между Россией и НАТО с 2013 по 2020 год произошло около 3000 военных инцидентов (!) Но с другой, Путин и западные лидеры спокойно переговариваются и ищут согласие по общим вызовам. Путин с Байденом готовятся к очередному саммиту. Запад в растерянности пытается понять, что там у Путина на уме. Для того, чтобы понять, с Кремлем нужно говорить и не раздражать Кремль излишне. Так, люди Байдена сейчас пытаются предотвратить в Сенате включение новых санкций против «Северного потока-2» в ежегодный оборонный бюджет США.

Тем временем Кремль может наслаждаться мировой истерикой, которую он спровоцировал. Усилия по формированию привлекательности России закончены. Москва демонстрирует готовность бить окна. Неудивительно, что 66% опрошенных в 14-ти странах говорят о своем негативном отношении к России. Но кого это в России волнует? Кремль формирует имидж государства, которое устанавливает свои «красные черты» для других.

Способность к эскалации может принести Кремлю нужный результат быстрее, чем имидж уравновешенного партнера. Россия в роли «геополитического Хичкока» парализует оппонентов.

Киев и Вашингтон «предвидят» войну с Россией? На Украине вновь говорят об угрозе вторжения армии РФ, приводятся данные о ее сосредоточении вдоль границы. Напряженность потихоньку возрастает.

Так, непонимание, какова цель Москвы в ее концентрации войск на границах с Украиной (нападет — не нападет?), не дает возможности Западу дать адекватный ответ. Для этого нужно понимание намерений Кремля. «Мы не уверены в том, что собирается делать Путин», — говорит министр обороны США Ллойд Остин. «У нас нет ясности относительно намерений Москвы», — вторит ему руководитель Госдепа Энтони Блинкен. «Россия готова к вторжению в Украину», — уверяет Bloomberg.

Запад в замешательстве зависает между необходимостью ответить и нежеланием своей готовностью ответить спровоцировать Москву. Тем более, непонятно: является ли угроза фантомом или нет?

Но российская стратегия «напряжения» имеет свои «побочки». Во-первых, такая политика подрывает выживание российского класса рантье за счет перевода своих средств на Запад. Во-вторых, возникают проблемы использования Запада в качестве ресурса для российского государства. В-третьих, Запад вынужден начинать милитаризацию. Даже инертная Европа, привыкшая к американскому зонтику безопасности, принялась размышлять о своей обороноспособности. Только что ЕС подготовил «Стратегический компас безопасности и обороны», который предполагает создание военного контингента ЕС для отражения угроз со стороны России.

Что мы имеем в итоге? США и Китай пытаются застолбить в XXI веке главенствую роль за счет экономических преобразований и технологического рывка. Байден стремится стать отцом американской трансформации. Си Цзиньпин мечтает сделать Китай мировой «креативной силой». Диалог Байдена и Си Цзиньпина говорит не только о противоречиях между Китаем и США, но и о попытках их лидеров найти мирный способ управления ими. Конфронтация США и Китая (и любая другая конфронтация) грозит подорвать их стремление выйти на новый уровень экономического прогресса.

Когда Китай захочет завоевать мир? Меняется не только Пекин. Вся планета теряет веру в общее согласие и прогресс. Чем дальше это зайдет, тем выше риск суперконфликтов.

Кстати, Китай не послал свои войска участвовать в военных маневрах «Запад-2021», чтобы не пугать Европу агрессивным «оскалом». Пекин явно не спешит участвовать в российской политике «напряжения»; но не прочь сыграть на контрасте с Москвой для формирования своего позитивного имиджа.

Россия, напротив, пытается сохранить глобальную роль за счет угрозы в любой момент подорвать статус кво в любой точке мира. Российской власти глобальная роль нужна для того, чтобы компенсировать ее неспособность обеспечить возрождение России за счет внутренних перемен. Риторический вопрос: кто в этой глобальной гонке выиграет, а кто проиграет?

Не стоит забывать и то, что, создавая ситуацию «напряжения», Москва возрождает у Запада утерянную им готовность к противостоянию.

И еще: а что если волна «омикрона» накроет нас, и мировые лидеры потеряют контроль над ситуацией? В таком случае эти геополитические игры потеряют значение и останется одно — борьба за выживание.

Лилия Шевцова

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +7°
Санкт-Петербург: +6°