eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Блоги

Кино не для всех — или ни для кого?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Одновременно напугать, вызвать сопереживание и заставить задуматься над социальной проблемой авторам «Рода мужского» не удалось.

18:07, 29.06.2022 // Росбалт, Блоги

Вводная картинка
© Стоп-кадр из фильма «Род мужской»

Порой после просмотра артхаусного фильма, получившего благосклонные отзывы кинокритиков и претендующего на глубокомыслие, возникают подозрения, что под видом элитного продукта зрителю подсунули пустышку. Хотя если подогнать под невнятное зрелище злободневную идеологическую базу, успех и признание у условно интеллектуальной публики все равно будет обеспечен — ведь мало кто готов откровенно признаться, что не постиг глубокого замысла.

Не исключено, конечно, что авторы просто выплескивают на экраны собственные травмы, проходят некий сеанс терапии и самоочищения. Но даже в таком случае для контакта с аудиторией требуется более вдумчивый творческий подход.

В этом смысле британский фильм «Род мужской», снятый Алексом Гарлендом и недавно вышедший в российском прокате, может претендовать на звание самой странной премьеры лета. То ли хоррор, то ли психологическая драма, то ли просто набор рефлексий…

Летний нуар на Первом канале Сериал «Заключение», несмотря на хорошую актерскую игру, оставляет ощущение какой-то разрозненности и эмоциональной недосказанности.

Больше всего бросается в глаза, что основной посыл максимально конкретен, но подача при этом совершенно бессвязная, вялая и неинтересная, несмотря на всю вычурность. Основная проблема, пожалуй, в том, что режиссер взялся за полный метр, когда идей было максимум на короткометражку.

Давным-давно Гарленд выступал одним из сценаристов в фильме Денни Бойла «Пляж», который получил неоднозначный отклик аудитории, но ему нельзя было отказать в яркости, динамичности и живости характеров. «Род мужской» с этой картиной роднит тяга к символам и контрастам, акцентированность на природе и налет мизантропии. Но, в отличие от «Пляжа», «Род мужской» не получается смотреть просто как галерею красивых пейзажей.

Согласно сюжету (которого на самом деле почти нет), девушка по имени Харпер (Джесси Бакли) уезжает в живописную деревню и арендует большой дом, чтобы прийти в себя после трагедии: недавно ее муж (Паапа Эссьеду) разбился насмерть в результате то ли несчастного случая, то ли самоубийства.

В деревне Харпер встречает очень странных мужчин, которых играет один и тот же актер Рори Киннер, и это явный намек на то, что все они — ипостаси одной личности. Откуда эта личность взялась и почему Харпер столкнулась с ней именно в этом обманчиво-идиллическом сеттинге — решительно непонятно. Конечно, нет ничего плохого, когда зрителю предлагается что-то домыслить, но для этого необходимо вызвать у него желание докопаться до истины, а в данном случае оно не возникает.

Все будет хорошо, даже если было очень плохо? Далеко не любой кинематографический сюжет можно и, главное, нужно превращать в сказку со счастливым концом.

Единственная интрига фильма состоит в том, каким на самом деле был брак героини, который со стороны, вероятно, выглядел вполне гармоничным. Однако из флэш-бэков становится ясно, что в отношениях присутствовали насилие и эмоциональный шантаж, который в итоге и привел к трагедии.

Основной конфликт разворачивается в душе героини. Харпер не может простить себе и неудавшийся брак, и смерть мужа, и то, что в конечном счете эта смерть оказалась для нее освобождением и благом. Вековые предубеждения о том, что женщина всегда ответственна за гармонию в семье, что «хороших» не бьют и не обижают, что терпение — высшая добродетель, а женственность и сексуальность — страшный грех и бич человеческого рода, до сих пор не изжиты.

И в фильме они считываются еще до того, как инфернальный викарий в исполнении того же Киннера проникновенно изрекает: «Мужчины иногда бьют женщин, это неприятно, но не преступно. Если бы вы дали ему шанс извиниться, он был бы жив». В сущности викарий проговаривает то, о чем Харпер думала все это время, а окружающие наверняка подливали масла в огонь, — и тем самым добивает ее. И это, по сути, куда более тяжелый момент, чем весь ворох сюрреалистического кровавого ужаса, который обрушивается на девушку в последней трети фильма.

При этом героиня совершенно не вызывает сопереживания — возможно, потому что тема отношения к насилию прописана слишком грубо. Гораздо эффективнее была бы тонкая подача, через намеки, сомнения и поступки, которые здесь вообще толком не показаны. Действия заменены на аллегории типа маски Мэрилин Монро, барельефа с нарочито сексуальным женским силуэтом, контраста между ярким светом и теплой охряной палитрой в первой половине фильма и кромешной темнотой — во второй.

Закат жизни в приморском раю Убежать от себя, просто сменив дислокацию, мало кому удается. И даже попытка снять стресс на курорте может обернуться драмой.

Собственно, в попытках напугать режиссер делает ставку в основном на эту темноту, многочисленные скримеры и отвратительные бодимодификации типа продольного рассечения руки. Но эти избитые и дешевые приемы вызывают только оторопь — и явно совсем не ту, на которую рассчитывали авторы.

В итоге фильм выглядит бессмысленной поделкой, спекулирующей на острой теме и желании критиков и зрителя показаться нетривиальными.

Людмила Семенова

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +22°
Санкт-Петербург: +22°