eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

Что будет с рублем и ценами в 2022 году

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Жителям России следует готовиться к высокой инфляции и нулевому росту, прогнозирует экономист Игорь Николаев.

00:01, 09.01.2022 // Росбалт, Бизнес

Вводная картинка
© Фото с сайта партии «Яблоко»

Многих людей в нашей стране все больше страшит будущее. И в перечне тревог одно из первых мест занимает такой вопрос: «Удастся ли если не улучшить, то хотя бы сохранить свой нынешний уровень жизни?»

Что будет в наступившем году с курсом рубля, ценами на нефть и газ, высока ли окажется инфляция и как себя будет чувствовать Россия в целом? Продолжится ли восстановительный рост, имевший место в 2021 году, или мы опять впадем в стагнацию, как это было в течение нескольких лет до ковида?

О перспективах российской экономики в текущем году обозреватель «Росбалта» побеседовал с директором Института стратегического анализа Игорем Николаевым.

— Каков ваш прогноз по ключевым параметрам развития отечественной экономики в новом году?

— Думаю, что 2022 будет противоречивым. Особого провала скорее всего не произойдет, но и серьезного подъема мы не увидим. Эффект низкой базы, который дал рост в 2021 году, тогда же и был исчерпан. Существенных факторов, которые бы убеждали, что в наступившем году нас ждет рост в 3% ВВП (как это следует из официального прогноза) или даже выше, честно говоря, не просматривается. В текущем году таких темпов роста мы, вероятно, уже не увидим.

Собственно, если удастся удержаться в плюсе и не упасть в минус — уже будет неплохо. Скорее же всего «рост» у нас будет где-то в районе ноля. На самом деле у нас такие темы «роста» наблюдаются в течение 10 лет после кризиса 2008–2009 годов. Потом был провал в минус в «ковидном» 2020 году, затем временный отскок в 2021-м. И далее, что вероятнее всего, мы вновь окажемся в стагнирующем положении.

Сначала выйдем из доллара, потом из евро, а куда — в юани? Запад вслух угрожает санкциями, о которых раньше молчал, что само по себе уже стало большой проблемой, говорит экономист Игорь Николаев.

— Что вы можете сейчас о сказать о возможных ценах на энергоносители в наступившем году, учитывая, их динамику в прошлом?

— В целом цены на нефть и другие сырьевые ресурсы в текущем году скорее всего будут находиться на достаточно высоком уровне. Это объясняется тем, что сейчас мы имеем начальную фазу так называемого энергоперехода основных мировых экономик на более экологичные виды сырья. В этой фазе в результате интенсивного ухода ряда развитых стран от традиционных углеводородов, цены на уголь, нефть и, тем более, на газ, как мы видели, растут. Этот эффект продолжится еще и в 2022 году, поскольку перестройка энергобалансов дело инерционное и быстро не происходит.

Цены на нефть, вероятно будут плясать в районе отметки 70 долларов за баррель эталонной марки Brent. Соответственно, особых рисков для рубля отсюда можно не ждать.

— Да, сейчас мы видим определенное укрепление рубля…

— Но для российской национальной валюты есть и другие риски. Например, санкционные. Вероятность последних может сохраняться на протяжение всего этого года. Небольшое ослабление рубля в течение 2022-го вполне возможно. Во второй половине года доллар в России может стоить примерно 80 рублей, а евро, около — 90. По сравнению с нынешним курсом российской национальной валюты — падение небольшое, особенно если учесть, что цены на нефть вероятно будут на достаточно высоком уровне.

Дорогие газ и электричество бумерангом вернутся в Россию Евросоюз ждет очень сложная зима, но нельзя забывать, что отечественный рынок вовсе не отгорожен от остального мира забором.

— Каковы факторы, которые говорят в пользу пусть и небольшого, но ослабления рубля?

— Высока неопределенность экономической ситуации в стране, значительны санкционные риски. Макропоказатели российской экономики также будут не слишком хорошими. Как я отметил, если нам по итогам года удастся остаться в плюсе по темпам прироста ВВП, то это будет очень хорошо, а так, полагаю, что будем болтаться где-то в районе ноля процентов.

— А что в нынешнем году, на ваш взгляд, может быть с инфляцией?

— Она останется высокой, потому что все те факторы, которые предопределили рост цен в прошлом году, сохранятся и в этом. Это и внешние моменты, например, высокие цены на сырьевые товары, и злоупотребление административными механизмами внутри страны, и хроническая проблема недостаточной конкуренции на внутреннем рынке, что было, есть и будет в российской экономике и в обозримом будущем. Сюда же можно отнести и такой фактор, как российские антисанкции, а также переоценку возможности влиять на инфляцию монетарными методами.

У нас думают, что, двигая ключевую ставку, можно загнать рост цен в тот диапазон, который хочется. То есть в район 4 процентов. Однако в 2022 году это вряд ли получится. Мой прогноз — инфляция по итогам года составит 8-10 процентов.

Даже если газ подорожает в пять раз, Европа не прогнется По мнению экспертов, попытка давления на ЕС с целью скорейшего запуска «Северного потока-2» может привести к обратным результатам.

— А чем вы объясните довольно странную ситуацию, когда цены на тот же газ были просто сумасшедшими, цены на нефть — вполне приличными, но одновременно сохранялась высокая инфляция, в частности, рост цен на продукты питания?

— Тут нет никакого противоречия. Экспортируя тот же газ, мы импортируем высокую инфляцию. Высокие цены на газ «сидят» в себестоимости многих импортируемых из-за рубежа товаров. Поэтому, с одной стороны, такие цены на энергоносители нам выгодны, а с другой, на внешних рынках возникает высокая инфляция, которую мы импортируем обратно. Причем этот рост стоимости импортных товаров еще далеко не отыгран окончательно. Есть определенный временной лаг, поэтому такая инфляция в виде более дорогих импортных товаров, будет к нам возвращаться еще не раз.

Однако инфляцию нельзя связывать только с внешними факторами. У нас же стало традицией кивать на заграницу. Дескать, если бы не «там», то у нас было бы все хорошо. Однако у нас не все хорошо и без «них». Есть и негативные внутренние факторы.

— Какие именно?

— Я уже сказал о низкой конкуренции на внутреннем рынке, можно вспомнить еще о недостаточно эффективном регулировании тарифов естественных монополий, о директивных механизмах замораживания цен. Скажем, в конце прошлого года государство в лице Минпромторга подписало соглашение с производителями минеральных удобрений. То есть зарегулировали кому и по каким ценам надо их поставлять на внутреннем рынке. Можно не сомневаться, что это тоже выльется в повышение цен в стране. На самом деле это Госплан и Госснаб в их прежнем виде. Мало того, что они установили твердые цены, но еще и кому, в каких объемах поставлять эти удобрения.

В результате будет происходить то, что мы видели год назад, когда были заморожены цены на сахар и растительное масло. Такие меры стимулируют рост цен на другие товары. Производители и продавцы решают, что если сегодня заморозили цены на сахар и растительное масло, то нет никаких гарантий, что подобное не произойдет и в отношении прочих товаров. В результате они начинают потихоньку, упреждающе повышать стоимость своей продукции. А потом мы удивляемся, почему при прогнозе инфляции в 3,7%, что было заложено на 2021 год, по факту у нас получилось 8,5%.

Беседовал Александр Желенин

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -3°