eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

«Россию спасет то, что европейцы не смогут отказаться от нашего газа в ограниченные сроки»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Москва не потерпит большого ущерба от нефтяного эмбарго, считает экономист Владислав Иноземцев.

08:13, 22.06.2022 // Росбалт, Бизнес

Вводная картинка
© Фото со страницы Владислава Иноземцева в соцсетях

ЕС начал рассматривать проект нового пакета санкций против России. Предыдущий, принятый в июне, обязывает страны союза отказаться от российской нефти в течение шести месяцев, от нефтепродуктов — в течение восьми. Есть информация, что новые ограничения затронут поставки российского газа. Также речь может пойти об отключении наших банков от международной системы передачи финансовых сообщений SWIFT. Однако политолог и экономист Владислав Иноземцев полагает, что Европа будет действовать осторожнее, чем прежде.

Полностью беседу можно послушать в подкасте «Включите звук».

— За последние несколько месяцев Россия подверглась самым разнообразным санкциям. Готовится уже 7-й пакет. Что нам грозит на этот раз?

— Я думаю, в ходе обсуждения одними из основных будут, безусловно, финансовые санкции. Несомненно, европейцы вернутся к не вошедшей в шестой пакет теме возможности владения российскими гражданами недвижимости и активами в Европе. Я думаю, что будут, возможно, ужесточены условия выдачи виз и миграционная политика.

Выручит ли Индия Россию с нефтью? Разворот энергетических потоков на Восток становится для Москвы все более важной задачей, особенно после вступления в силу европейских санкций.

Что касается газа, то эта тема вызовет большие разногласия. Инициатором седьмого пакета является Польша, которая уже отказалась от российского голубого топлива, но убедить сделать то же самое немцев или австрийцев будет намного сложнее. Поэтому я не предполагаю, что будут приняты какие-то серьезные обязывающие решения именно по газовой сфере.

В общем, мне кажется, что санкционная политика на сегодняшний день приходит в состояние перегрузки. Не в смысле перезагрузки, как в свое время это было при рецессии, а в том плане, что европейцы пытаются вводить все новые и новые санкции, которые начинают сильно влиять на их собственную экономику. Поэтому с новым шагом они будут осторожнее.

— Могут ли Индия, которая с дисконтом покупает сейчас нашу нефть, или Китай, который в прошлом месяце увеличил ввоз российской нефти примерно на 25% относительно апреля, стать для России новыми стратегическими партнерами в этой области?

— Даже смешно об этом говорить, но получается ситуация, что там, где европейцы могут повлиять, они не хотят, а там, где хотят, они не могут. В Европу шло порядка 60% российского нефтяного экспорта. При этом Китай выступал крупнейшим покупателем, как отдельная страна. Примерно 25% поставок. Остальное расходилось в Турцию, Индию, постсоветские государства.

Сейчас европейцы могут существенно уменьшить закупки российской нефти. Естественно, им потребуется заместить эти объемы потребления. Они будут получать их из Венесуэлы. Возможно, из Саудовской Аравии. Наверняка из дружественных им Ливии и Алжира. Но, так или иначе, если нефть из России в Европу поступать не будет, то на Старый континент она придет из других стран.

Объем производства в мире может быть увеличен на один-два миллиона баррелей, но вряд ли на шесть-семь. Поэтому, скорее всего, значительная часть того, что поступит в Европу, будет создавать «дыры» на нефтяных рынках в других регионах мира. Туда и пойдет российская нефть с дисконтом. Из развивающихся стран с достаточно низким спросом нефть перейдет в Европу, а туда с большими скидками пойдет нефть из России. Как это сейчас происходит с Индией, которая нарастила импорт приблизительно в тридцать раз.

Процесс будет идти и дальше. Нью-Дели не примет во внимание никакие западные наставления, потому что выгода слишком велика. Так что с нефтью сложится такая ситуация, что Россия большого ущерба не потерпит. Скидки, которые сейчас РФ предоставляет иностранным покупателям, оставляют цену на прежнем уровне. Она была порядка 85 долларов за баррель, потом ушла к 130. Если применить скидку 40%, то вновь вернется к тем же 85 долларам. Эта цена была и остается для России очень комфортной.

«В будущем российская нефть может оказаться никому не нужна» Страны Европы размышляют, как и на елку залезть, и ВВП не обвалить, и с недовольством населения не столкнуться.

— Если будут введены новые санкции в газовой отрасли, то сможет ли России компенсировать потери на Востоке и в других регионах?

— Что касается газа, то здесь абсолютно противоположная ситуация той, которая сложилась с нефтью. Здесь Европа могла бы нанести очень сильный удар, но не в состоянии сделать это сама, потому что Германия, Австрия, Италия и многие другие европейские страны очень сильно зациклены на российский газ.

Европа за последний год только увеличила его импорт. Проблема заключается в том, что минимум до 2024 года резкого спада потребления не будет. В то время как Россия здесь не может похвастаться какими-то возможными вариантами. Труба в Китай не загружена даже сейчас, поскольку нет соответствующей сырьевой базы. Для полной загрузки необходимо срочно достроить газопровод до месторождений в Западной Сибири, что безумно дорого. Сделано это, скорее всего, не будет. Прокладка нового газопровода из Западной Сибири в Китай потребует двух-трех лет и огромных трат, поэтому сейчас это не слишком обсуждаемая тема.

При этом американские и европейские санкции остановили любое строительство заводов по сжижению газа. В РФ была большая программа по развитию этого сектора до 2035 года. Она наверняка остановится, потому что все оборудование было западным. Соответственно, по газу у России нет возможности маневрировать. В Европу в 2021 году уходило приблизительно 77% экспорта газа. Заместить его нечем. Россию спасет то, что европейцы не смогут отказаться от нашего газа в ограниченные сроки.

— В последние годы средства, заработанные на продаже нефти и газа, составляют 40-45% от всех доходов российского бюджета. Сейчас эти доходы под угрозой. При этом Владимир Путин, выступая на ПМЭФ, заявил, что бюджет 2022 г. будет с профицитом, а инфляция в следующем году вернется к показателю в 4%. Это попытка сделать хорошую мину при плохой игре, или российский президент опирается на реальные цифры?

— Начнем с российского бюджета. Он действительно строился на нефтегазовых доходах, доля которых почти никогда не опускалась ниже 40%. Почему Путин считает, что в этом году бюджет будет сведен с профицитом, на мой взгляд, понятно. Дело в том, что в прошлом году закладывалась цена в бюджет 42,5 долларов за баррель, и он был сведен с невероятным профицитом. Дополнительные доходы составили боле 5 триллионов рублей (более 25% бюджета). Их несколько раз перекладывали в дополнительные расходы, но все равно осталось примерно 1,75 млрд профицита по итогам года.

В этом году цены на нефть были пересмотрены в сторону повышения, предполагалось большое наполнение резервного фонда. Теперь этого не произойдет, но текущий бюджет будет профицитным, потому что за прошедшие полгода цены на нефть и газ превышают расчетные (даже с учетом скидок). Расходы, конечно, увеличатся из-за боевых действий на Украине. Думаю, что их рост составит 4-5 триллионов рублей за год, но все равно прирост будет обеспечен. Бюджет будет профицитным, пусть и ненамного.

Способна ли Россия обрушить мировую экономику Почему антироссийские санкции спровоцировали планетарные проблемы, если многие утверждали, что РФ с ее с 2% мирового ВВП легко можно «вымарать» из глобального товарооборота.

Второй вопрос касается инфляции. Он очень спекулятивен. Инфляция ничего не говорит об экономическом развитии. Если мы посмотрим на лучшие годы российской экономики (2000-е годы), когда она развивалась высокими темпами, сильно модернизировалась, когда рос фондовый рынок, то не надо забывать, что средняя инфляция между 2000 и 2008 годом была 10,3% в год. От того, что она стала низкой в середине 10-х годов, люди лучше жить не стали.

Более того, дефляция около 6% в год в США наблюдалась в годы Великой депрессии, когда экономика падала. Времена казались ужасными, а инфляции не было. Сейчас у нас инфляции, скорее всего, не будет по той простой причине, что доходы населения снижаются, производства будут останавливаться. На этом фоне, когда нет доходов, нет возможности сбыта, рост цен объективно затруднен.

Если мы вспомним ситуацию 2018-19 годов, когда не было реального повышения доходов, то именно это обеспечивало в значительной степени крайне низкую инфляцию. Люди понимали, что им нечего тратить, у них не было возможности серьезным образом увеличивать расходы. Естественно, не росли и цены. Росла конкуренция между предприятиями, цены не увеличивались. Поэтому я думаю, что инфляция действительно будет невысокой, но экономический спад будет продолжаться как минимум несколько лет подряд.

Беседовал Петр Годлевский

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +21°
Санкт-Петербург: +28°