eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Бизнес

На 2023 год заначки еще хватит, но уже придется серьезно экономить

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Говоря о прогнозах и тенденциях, нельзя забывать про «эффект базы» — нас ждет падение от падения, отмечает экономист Игорь Николаев

16:00, 07.11.2022 // Росбалт, Бизнес

В следующий год Россия входит с усиливающимися санкциями и ограничениями.
© СС0 Public Domain

Как отразится на российском бюджете потолок цен на отечественную нефть, который решили ввести ведущие страны Запада? О чем говорит крепкий рубль? Что происходит с параллельным импортом? Какими цифрами может исчисляться падение ВВП в этом году? С чем российская экономика войдет в 2023 год? Ответы на эти вопросы дает главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор экономических наук Игорь Николаев.

— Страны G7 и Австралия окончательно договорились об установлении фиксированной цены на российскую нефть. Каким именно будет ценовой потолок, до сих пор не согласовано, но планируется это сделать до конца ноября. Как это повлияет на бюджет РФ?

— Плохо повлияет, потому что, если будет установлен ценовой потолок для российской нефти, это приведет к недополучению многих миллиардов долларов в российскую казну. Судите сами. Бюджет на следующий год, который уже принят Госдумой в первом чтении, сверстан с сильным дефицитом. Параметры, заложенные в него, исходят из мировой цены на российскую нефть марки Urals в $70,1 за баррель в 2023 году. Если будет $60 за баррель, — а эти цифры чаще всего называются, — то тогда доллар с лишним с каждого барреля Россия недополучит. В сумме это многие миллиарды долларов.

При этом здесь надо учитывать, что даже при той цене, исходя из которой сверстан бюджет, расходы в нем заложены больше, чем доходы. Дефицит должен составить около 2% ВВП — это очень много. Очевидно, что при $60 за баррель (или около того) дефицит значительно увеличивается. И встает вопрос: за счет чего его покрывать? У нас очень сильно похудеет Фонд национального благосостояния — на несколько триллионов рублей.

Установление ценового потолка на импортируемую для зарубежных потребителей нефть означает недополучение всей российской экономикой, а не только бюджетом, многих миллиардов долларов США. Это усугубит те финансовые проблемы, которые у нас и без того возникли прежде.

Чем обернется «час икс» для российской нефти На 5 декабря назначена новая атака Запада на Россию с целью наконец-то «разметать ее бюджет в клочья».

— В подтверждение ваших слов: по итогам октября российский бюджет недополучил 7,5 млрд рублей нефтегазовых доходов. На экономику по-прежнему отрицательно влияют многочисленные санкции. Весной-летом много надежд возлагалось на параллельный импорт. Почему сегодня о прорывах на этом участке «экономического фронта» не слышно?

— Косвенным показателем того, насколько на самом деле заработал параллельный импорт, является курс рубля к доллару. Рубль по-прежнему выглядит очень прилично, крепким. Безусловно, это не совсем рыночный курс, потому что сохраняются валютные ограничения. Но ведь этот курс на самом деле предопределен или определяется в первую очередь тем, что у нас экспорт в стоимостном выражении по-прежнему значительно превышает импорт. Почему? В том числе потому, что параллельный импорт еще не очень эффективен.

Безусловно, поставки по параллельному импорту уже идут, но весной представлялось так, что буквально два-четыре месяца, и все наладится. В этом смысле, как видим, налаживается все с большим трудом. Так что пока надежды, которые возлагали на параллельный импорт, не реализованы.

Процесс потихоньку идет, но значит ли это, что в конце концов параллельный импорт заработает? С большой уверенностью я сказать не могу, потому что угроза вторичных санкций в значительной степени сдерживает этот процесс. И эта угроза никуда не денется.

В целом же, если реально оценивать ситуацию, параллельный импорт, конечно, не принесет нам то спасение, на которое мы надеялись.

За счет чего, если говорить о государственной казне, мы можем выходить из этой ситуации? Есть еще Фонд национального благосостояния. Он просто будет тратиться значительно быстрее в следующем году. На 2023 год заначки еще хватит, хотя придется экономить (что уже, собственно говоря, происходит). Дальше трудно загадывать.

Это реакция на негатив со времен 1990-х: снять деньги и хранить их дома О курсе рубля, нефтяных доходах и оттоке вкладов из банков и рассказывает экономист Сергей Хестанов.

— Падение ВВП РФ в сентябре, по оценке Минэкономразвития, составило 5% в годовом сравнении после снижения на 4% в августе. Какие цифры падения ВВП по итогам года вам кажутся наиболее реалистичными? И чего ожидать в будущем году?

— У нас есть сейчас две официальные оценки. Минэкономразвития исходит из того, что по итогам 2022 года снижение ВВП составит 2,9%. Центробанк более консервативен, его прогноз около 3,5%. Я скорее соглашусь Центробанком. Где-то 3,5% — не больше 4% падения по итогам года мы увидим. Это, конечно, гораздо лучше, чем представлялось ранее. Весной текущего года звучали оценки 8—10% и даже больше. С другой стороны, радоваться тому, что будет 4% трудно, потому что мы видим, что от месяца к месяцу темпы падения ВВП нарастают.

Вот вы упомянули оценку Минэкономразвития по динамике ВВП в сентябре текущего года. Я бы еще обратил внимание на сентябрьский официальный статистический показатель Росстата по динамике промышленного производства: минус 3,1% в годовом выражении. Казалось бы, тоже не так плохо, но я бы отметил, что это худший показатель в текущем году. А если вспомнить, что в январе было плюс 8%, а сейчас мы имеем минус 3,5%, и показатель продолжает ухудшаться, то ничего хорошего в этом нет.

В экономике подчас гораздо важнее не абсолютные показатели, а тенденция, динамика. В следующий год мы входим с падением. И если объективно оценивать, насколько эти тенденции могут быть устойчивыми, естественно, нельзя не вспомнить про очень серьезные санкции. Впереди запрет на импорт российской нефти со стороны европейцев, который они собираются начать реализовывать с декабря. Плюс ценовой потолок, о котором мы уже говорили. Тенденция понятна.

Трудно оптимистично прогнозировать, что будет после Нового года. По официальному прогнозу, ВВП в 2023 году должен снизиться на 0,8%. Это неоправданно оптимистичный прогноз. Думаю, что падение в следующем году будет существенно выше. Я бы ориентировался на 4—5%, не меньше.

Да, это не какое-то катастрофическое падение на 10—15%, но это будет серьезное снижение. Вдобавок здесь надо учитывать эффект базы: если в этом году падение, то в следующем — это падение от падения. Вот с такими тенденциями и с такими прогнозами мы входим следующий год.

Беседовал Петр Годлевский

Самые интересные новости и статьи Росбалта в Telegram

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -4°
Санкт-Петербург: -3°