eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Like

«Макдоналдс» все-таки уходит из России. Люди говорят о конце эпохи

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Компания проработала в стране 32 года, а теперь продает местный бизнес.

21:01, 16.05.2022 // Росбалт, Like

Вводная картинка
© CC0 Public Domain

Поставщикам и сотрудникам McDonald’s по всему миру 16 мая было разослано письмо от президента и главного исполнительного директора корпорации Криса Кемпчински.

Сообщение пронизано сожалением о конце истории фастфуда в России, но там же говорится, что компания просто не может поступить иначе. Обычно такие релизы не печатают, но, чтобы понимать эмоциональную составляющую ситуации, а также мотивацию других покинувших Россию международных брендов, «Росбалт Like» приводит это письмо лишь с небольшими сокращениями.

«Дискуссия о том, чтобы привезти McDonald’s в Россию, началась на Олимпийских играх 1976 года в Канаде. Членам олимпийской сборной России нужно было как-то лучше передвигаться по Олимпийской деревне. Поэтому мы разрешили им воспользоваться нашим автобусом „Биг Мак“. Так начались 14 лет переговоров, которые завершились славным днем в январе 1990 года, когда на Пушкинской площади открылся первый „Макдоналдс“, вызвавший столько надежд и волнений.

В истории «Макдоналдс» это был один из самых гордых и волнующих этапов. После почти полувековой вражды времен холодной войны образ «золотых арок», сияющих над Пушкинской площадью, стал для многих по обе стороны «железного занавеса» предвестником начала новой эры.

В то время я был студентом университета, и я отчетливо помню, как мы обсуждали это на занятиях под руководством известного специалиста по России, профессора Джерри Хоуфа. Нас всех поразили кадры из вечерних новостей: очереди, растянувшиеся более чем на четверть мили вокруг площади, где русских встречали с улыбкой и дружелюбным приветствием: «Добро пожаловать в „Макдоналдс“, могу я принять ваш заказ?» Для многих из нас эти слова были обыденностью, но для русских они стали откровением. Как сказала учительница московской школы иностранному корреспонденту после того, как получила свою еду: «Это урок гуманного обращения, который должны усвоить наши дети».

Инфографика сайта "Макдоналдс Россия".

Россияне приняли McDonald’s в свою повседневную жизнь, в свои семьи и дружеские отношения. McDonald’s стал неотъемлемой частью России, ежедневно обслуживая миллионы россиян в одиннадцати часовых поясах и 850 населенных пунктах. От Калининграда до Санкт-Петербурга, от Москвы до Нижнего Новгорода и вплоть до Владивостока — россияне приняли «Макдоналдс». А мы приняли Россию.

На протяжении многих лет компания «Макдоналдс» инвестировала миллиарды долларов в страну, чтобы создать цепочку поставок, инфраструктуру и человеческий капитал, необходимые для поддержания нашего растущего бизнеса. Сегодня в наших ресторанах работают более 60 000 человек, и мы с нуля создали сеть местных поставщиков, на которых работают еще десятки тысяч человек. Если вы хотите понять мультипликативный эффект «Макдоналдс» на местную экономику, достаточно посмотреть на наше влияние на Россию.

«Макдоналдс» и Россия настолько переплелись, что, кажется, невозможно представить одно без другого. И все же, к сожалению, именно в таком положении мы находимся сегодня.

Как вы знаете, почти все транснациональные компании, такие как McDonald’s, пересматривают свое присутствие в России. Это сложный вопрос, не имеющий прецедента и имеющий глубокие последствия. Размышляя над этой проблемой, я задал себе пять основных вопросов, первые четыре из которых носят практический и в основном коммерческий характер.
Имеем ли мы законное право работать в стране?
Есть ли у нас свобода для ведения бизнеса и беспрепятственного удовлетворения потребностей наших клиентов и работников?
Способствует ли наше присутствие на рынке укреплению бренда в мире?
И имеет ли это смысл для бизнеса?
К сожалению, ответ на каждый из этих вопросов в настоящее время отрицательный, и я не думаю, что в обозримом будущем ситуация изменится.

Пятый и последний вопрос более сложен: соответствует ли это нашим ценностям? Фред Тернер (один из основоположников McDonald’s как глобальной корпорации) больше других отстаивал одну ценность: поступать правильно. Кто-то может возразить, что обеспечение доступа к продовольствию и продолжение трудоустройства десятков тысяч простых граждан, безусловно, является правильным поступком. Но невозможно игнорировать гуманитарный кризис, вызванный… (спецоперацией) в Украине. И невозможно представить, что «Золотые арки» представляют собой ту же надежду и обещание, которые побудили нас выйти на российский рынок 32 года назад.

Именно поэтому компания «Макдоналдс» приняла решение о полном уходе с российского рынка. Впервые в нашей истории мы полностью покидаем крупный рынок и продаем портфель ресторанов «Макдоналдс». Они больше не будут носить имя «Макдоналдс» и предлагать наше меню. Золотые арки больше не будут сиять в России.

Это решение было непростым, и его нелегко будет выполнить, учитывая масштабы нашего бизнеса и текущие проблемы, связанные с деятельностью в России. Но конечная цель ясна. Что делает это особенно трудным, так это преданность наших сотрудников и поставщиков «Макдоналдс» в России… Нас вдохновляет их страсть к «Макдоналдс» и нашим клиентам, и мы бесконечно благодарны им за их вклад.

Невозможно предсказать, что нас ждет в будущем, но я решил закончить свое послание тем же духом, который привел «Макдоналдс» в Россию в первую очередь: надеждой.

Поэтому давайте не будем заканчивать свое послание словами «до свидания». Вместо этого давайте скажем, как это делается по-русски: до новой встречи». (Последнее выражение написано по-русски).

Уточняя факты из письма, добавим, что в системе «Макдоналдс» в России работали более 62 000 человек, а на предприятиях-поставщиках — еще около 100 000. Если учитывать их семьи, получится примерно полмиллиона россиян.

В начале марта сообщалось, что McDonald’s закрыл все свои 850 ресторанов в России из-за специальной военной операции РФ на Украине.

При этом государственные и окологосударственные российские СМИ распространяют информацию о том, что рестораны «Мака» откроются уже в июне под новым названием. Также якобы планируется сохранить рабочие места, большинство поставщиков, сеть ресторанов и меню.

На самом деле это не так. Рецепты изготовления «Биг Мака» и прочих блюд, как и их названия, принадлежат McDonald’s. Компания уже заявила, что их не отдаст. Плюс самое главное в таком бизнесе — это технологии. И речь не только об оборудовании (хотя и это крайне важно), но и о системе управления и организации. Без присмотра от McDonald’s российский аналог никогда не достигнет уровня оригинала. Вопрос лишь в степени «далекости» от него. Если у российских владельцев бизнеса McDonald’s все пойдет хорошо, то фаст-фуд будет напоминать привычный «Мак», если нет — то это будет просто очередной местный общепит.

Еще в марте создатель сети «Теремок» писал, что «аналог McDonald’s» в России создать нельзя. Так же, как аналог iPhone, к примеру.

В любом случае настоящего «Макдоналдса» россияне теперь поесть не смогут. И даже окончание «спецоперации» его не вернет. Во-первых, страна надолго погружается в глубокий экономический кризис, а ее граждане беднеют. Делать здесь бизнес становится для международных корпораций просто невыгодно. Во-вторых, при сохранении статус-кво велики риски политической непредсказуемости, что также отпугивает инвесторов.

В социальных сетях (где доля молодых людей по определению больше, чем в стране) новость об окончании истории «Макдоналдса» в России была воспринята крайне болезненно. При этом почти все комментаторы (даже те, кто уверяет, что ничего страшного не произошло) понимают: это реально то, что называется «ушла эпоха».

Сообщается, что убыток от ухода с российского рынка может составить для McDonald’s от $1,2 млрд до$ 1,4 млрд.

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +31°
Санкт-Петербург: +29°