eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Улюкаев утратил свободу, доверие и пост

Среди журналистов, с утра ожидавших у дверей Басманного суда доставки задержанного за взятку главы Минэкономразвития, самым часто произносимым словом было «беспрецедентно».

23:42, 15.11.2016 // Росбалт, Москва

Фото с сайта kremlin.ru

Басманный районный суд Москвы на два месяца отправил под домашний арест обвиняемого во взяточничестве министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, поддержав позицию следствия, которое настаивало на том, что чиновник может скрыться от правоохранителей и повлиять на свидетелей. В тот момент еще глава МЭР заявил о намерении сотрудничать со следователями, чтобы восстановить свою репутацию. Его адвокаты настаивали, что арест министра парализует работу ведомства. За началом беспрецедентного  в истории современной России процесса наблюдал корреспондент «Росбалта».

Вверх по Каланчевской улице, мимо дверей Басманного районного суда, бежит дюжина мужчин, гремя тяжелыми камерами, штативами и переносными лестницами. Они громко пыхтят, еле справляясь с дыханием, и то и дело подгоняют друг друга: «Давай, давай, может, его везут!». Пару секунд назад суд неспешно обогнул белый полицейский грузовик с синей полосой.

За развернувшейся картиной с улыбкой наблюдают члены съемочной группы крупного государственного телеканала. Они как раз готовились выйти в прямой эфир. «Слушайте, может, это правда его везут?» — засомневался оператор. «Да не-е-е, вы что. Чтобы Улюкаева на такой скотовозке везли? Это точно не он», — уверенно заявил корреспондент. Но на всякий случай предупредил студию по телефону: «Какой-то автозак есть во дворе. Если успеем, я смогу это обыграть в эфире прямо».

«Какой обыграть? Это ж бежать надо…», — возразил было оператор. Но к тому времени корреспондент уже уточнил информацию у коллег и подбодрил напарника: «Уехал, да? Ну, значит, тебе на радость он уехал!» Спустя мгновение он изменился в лице, переспросил: «Не уехал?», — и озорно констатировал: «Ну, значит, не на радость! Будем готовы».

Сотрудники других каналов и фотографы проявляли готовность по-другому: они выстроились в ряд на тротуаре за углом здания суда, откуда открывался вид на подъезды и внутренний двор. Позиция оказалась насколько хороша для съемки, что многие строили догадки, не была ли она спроектирована специально. Мешало только одно обстоятельство — холод. Спасаясь от него, журналисты периодически забегали в близлежащую палатку «Бистро», чем обеспечили заведению необычно крупную кассу.

Беспрецедентно и само заседание по аресту главы ведомства, напоминали зрителям репортеры. «Басманный суд проходили чиновники, губернаторы, предприниматели. Их привозили сюда после коррупционных скандалов. Но чтобы арестовывали по подозрению во взятке министра федерального значения — это происходит впервые», — рассказывал на камеру корреспондент крупного телеканала. Описывая задержание министра, он провел аналогию с делом губернатора Кировской области Никиты Белых, который также, по версии следствия, был пойман при получении взятки наличными. «Конечно, следствие будет настаивать на том, чтобы его арестовали, потому что велика сумма взятки», — делал вывод журналист.

Не менее живо на происходящее реагировали прохожие. Прошмыгивая через лес штативов, они вопросительно поглядывали на репортеров и иногда интересовались, что происходит и «кого сажают». Высокий мужчина в солидном сером пальто, из-под воротника которого выглядывала рубашка, получив ответ, разразился философским монологом: «Так хорошо жил, и тут раз — два ляма. Сегодня — полковник, а завтра — покойник. То-то, я смотрю, журналисты даже с особым энтузиазмом сегодня работают, рассказывают об этом всем». Порой зеваки и вовсе, пользуясь случаем, делились с человеком с камерой своими проблемами и чаяниями, рассчитывая на помощь.

Уже под вечер новость о намерениях следствия отправить Алексея Улюкаева под домашний арест добралась до суда — в коридоре перед залом заседаний было не протолкнуться. Приставы больше часа тщетно пытались укротить толпу из нескольких десятков человек. С трудом им удалось выделить коридор, чтобы провести обвиняемого. «Вы признаете вину?! Скажите, вы признаете вину?!» — вслепую прокричал кто-то из репортеров. Улюкаев, одетый в строгий темный костюм, на выпады никак не реагировал, он молча проследовал в зал, направив взгляд в пол. Следом устремились камеры.

«Это беспрецедентно! В коридоре давка, ничего не ясно! Такого давно никто не видел!» — кричала в микрофон хрупкая журналистка. «В коридоре суда идет настоящая борьба!», — всерьез подхватил еще один репортер, снимая себя на мобильный. Раздался смех.

Чтобы разместить жаждущих в зале, приставы задействовали все скамеечные ресурсы этажа. Опустошена была даже клетка для подсудимых. Глава МЭР занял место у края стола своих адвокатов — лицом к судье Артуру Карпову и спиной к журналистам. На протокольный вопрос о месте работы он ответил тихо и уверенно: «Министром в министерстве экономического развития РФ».

Оглашение ходатайства СК следователь Роман Нестеров начал с описания обстоятельств дела: пойман с поличным, при получении взятки в $2 млн (более 130 млн руб.) «за совершение действий, входящих в его должностные полномочия как министра». «При нем были обнаружены явные признаки преступления, и, кроме того, очевидцы указали на Улюкаева — как на лицо, совершившее преступление», — подчеркнул он.

По его словам, сразу после задержания глава ведомства был допрошен, а затем ему предъявили обвинение. Свою вину, рассказал Нестеров, Улюкаев не признал и «фактически от дачи показаний отказался». Его вина, продолжил он, подтверждается множеством улик и показаниями свидетелей. При этом он оговорился, что «следствие находится в начальной стадии и сбор доказательств только начался». «Иная мера пресечения, кроме как содержание под домашним арестом, не представляется возможной, — сказал Нестеров, — поскольку органами предварительного расследования учтено состояние здоровья Улюкаева, семейное положение, его образ жизни до задержания».

Отдельное внимание следователь уделил здоровью министра. Судье Карпову обвиняемый посетовал, что страдает гипертонией, атеросклерозом и заболеваниями, которые «целом связаны с сосудистой системой». Защита подтвердила это документами. Однако следователи выяснили, что член кабинета министров должен был на днях отправиться в командировку на Кубу и в Перу. «Если состояние здоровья Улюкаева позволяет совершить длительный перелет, то он может также находиться под домашним арестом», — заключил Нестеров.

В завершение он высказал опасения, что, оставшись на свободе, Улюкаев сможет скрыться от правоохранителей и, в силу высокой должности, повлиять на ход следствия. Прокурор коллегу поддержала.

Алексей Улюкаев выступил лаконично. Он поправил следователя: «Я не отказался, а воздержался от показаний», — и подчеркнул, что комментировать дело, которое находится «в самом начале производственного процесса», еще рано. Приказ о командировке, добавил министр, был подписан 2 ноября, после чего и могли обостриться те болезни, при которых перелет и ограничение свободы противопоказаны. «Я настроен максимально сотрудничать со следствием. В моих объективных интересах — полное сотрудничество, потому что моя репутация может быть восстановлена только таким путем», — подытожил он, попросив суд не отправлять его под арест, чтобы он смог ухаживать за пожилыми родителями, — «Вот, собственно говоря, и все, ваша честь».

Защитник министра Тимофей Гриднев напомнил об утреннем интервью заместителя Улюкаева, которое констатировало: без руководителя работа экономического ведомства встанет. «Мы понимаем, что уже конец финансового года, все министерства и ведомства работают в достаточно жестком, оперативном режиме, — сказал он, — и мы считаем, что, если Улюкаев останется на свободе, это будет полностью отвечать интересам РФ».

Юрист отверг причастного главы МЭР к нарушению закона: «Действительно, мы находимся в начале большого и тяжелого пути, в начале доказывания того обвинения, которое выдвинуто в отношение нашего подзащитного. Мы, в отличие от следствия, внимательно ознакомившись с протоколом, не только не нашли доказательств получения взятки, но и нашли такое количество противоречивых вопросов, которые подлежат разрешению».

К тому же высокая должность Улюкаева говорит не о его широких возможностях скрыться, а о «высоком доверии государства к нему», настаивал адвокат. Он предложил суду допустить, в случае домашнего ареста, возможность ежедневных прогулок — по два часа утром и вечером.

Однако Артур Карпов не внял доводам защиты и отправил министра под домашний арест на два месяца — до 15 января 2017 года. До этого дня чиновнику запрещено выходить на улицу, общаться с кем-либо, кроме близких родственников и правоохранителей, а также получать и отправлять корреспонденцию и пользоваться телефоном и интернетом.

На выходе из суда Тимофей Гриднев предупредил журналистов: защитники дали подписку о неразглашении материалов дела. Поэтому на сыпавшиеся с разных сторон вопросы он отвечал однообразно: «Без комментариев». Адвокаты еще не решили, будут ли они обжаловать постановление Басманного суда. «Но скорее всего, —  будем», — резюмировал Гриднев.

Спустя полчаса после оглашения вердикта стало известно, что Алексей Улюкаев лишился поста министра экономического развития «в связи с утратой доверия» президента России. 

Денис Гольдман

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 2°
Санкт-Петербург: 0°