eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Москва

Почему дело «Нового величия» больше, чем кажется?

Скандальное расследование — лакмусовая бумажка для общества: если ему не воспротивиться, статья 282.1 УК РФ может стать вирусной, считают правозащитники.

20:10, 30.08.2018 // Росбалт, Москва

СС0 Public Domain

Исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев на пресс-конференции в «Росбалте» напомнил: общественная кампания уже добилась того, что двух обвиняемых по этому делу — Анну Павликову и Марию Дубовик — освободили из-под стражи и перевели под домашний арест. Произошло это только после того, как по делу «Нового величия» высказался Верховный суд, указав в своем постановлении, что никаких весомых доводов, чтобы удерживать девушек в СИЗО, у следствия нет.

Однако четверо фигурантов расследования  — Дмитрий Полетаев, Руслан Костыленко, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков — по-прежнему остаются под стражей. Остальные — Павел Ребровский, Максим Рощин, Рустам Рустамов, Сергей Гаврилов, Анна Павликова и Мария Дубовик — находятся под домашним арестом. Свидетелем по этому делу проходит Руслан Д. (по версии СМИ, его настоящее имя — Александр Константинов). 

Как заявила на пресс-конференции координатор правовой помощи проекта «ОВД-инфо» Алла Фролова, представлявшая позицию адвоката Руслана Костыленков Светланы Сидоркиной, сейчас молодой человек находится в СИЗО № 3, обвиняется, как все остальные,  по ч.1 и 2 ст. 282.1 УК РФ.

«В июне 2018 года к нему без адвоката приходили трое в гражданском, заставляли отказаться от адвоката АГОРЫ Светланы Сидоркиной, сказали, что через три дня он должен дать показания, нужные следствию. Мы до сих пор не получили ответов: кто приходил, на каком основании? Мы написали все возможные запросы и обращения во все аппараты, чтобы оградить его от давления и неправомерных неследственных действий со стороны спецслужб», — высказала свою версию Фролова.

По-прежнему под арестом находится Дмитрий Полетаев. По словам его мамы Галины, за все время нахождения в СИЗО к нему только дважды приходили представители следствия, оперативные работники для ознакомления с результатами экспертизы или постановлениями об их назначении. «Никакие иные действия — ни допросы, ни очные ставки — в отношении Димы не проводятся. Мне непонятно, в чем необходимость длительное время удерживать Диму в СИЗО. Что это, если не психологическое давление с целью получить признательные показания?», — считает Галина Полетаева.

Вместе с ними в СИЗО остается 19-летний Вячеслав Крюков. Его мама Светлана, приехавшая на пресс-конференцию из Геленджика, рассказала, что Вячеслав всегда хорошо учился в школе, участвовал в Олимпиадах, брал первые и вторые места. «Он сдал хорошо ЕГЭ, и поехал поступать в столицу. И поступил — в Российский государственный университет правосудия, на бюджет. Увлекался историей» — отметила Светлана Крюкова.

По словам адвоката Вячеслава Крюкова Дмитрия Иванова, дело против его подзащитного возбудили 13 марта 2018 года.

«Тогда же в качестве свидетеля допросили Руслана Д., который в своих показаниях довольно четко говорил, кто является организатором „Нового величия“. Однако 15 марта, после задержания, Вячеслав Крюков давал показания в качестве свидетеля — на 9 листах. То есть, фактически следствию уже были известны показания Руслана Д., статус Вячеслава Крюкова был определен — он будет проходить по этому делу минимум подозреваемым. Но его допросили как свидетеля и без адвоката», — подчеркнул Иванов.

Сегодня позиция защиты такова: Вячеслав Крюков не принимал участия ни в создании экстремистского сообщества, ни в его деятельности. «Он не был судим, не привлекался. На заседании об изменении меры пресечения защита предоставила суду 35 документов, характеризующих моего подзащитного как добропорядочного гражданина, который прилежно учился. Мы просили изменить меру пресечения на любую другую, не связанную с содержанием под стражей, но суд отказал. Одно из оснований — место жительства находится вдали от следствия (Вячеслав прописан в Геленджике). А второе — он не работает, у него нет источника дохода. Понятно, почему 19-летний парень, учащийся на дневном отделении вуза, не работает. И что в этом возрасте он может находиться на содержании родителей. Мы обжаловали постановление суда, но пока нас не слышат», — отметил Иванов.

По словам Аллы Фроловой, в деле 10 обвиняемых, у некоторых по несколько адвокатов. Сейчас главная задача — скоординировать их действия и выработать единую позицию.

«У нас есть информация, что к некоторым из адвокатов якобы поступали предложения, выгодные следствию для дальнейшей работы. Под этими предложениями мы можем предполагать досудебное соглашение, дачу нужных показаний, признание вины невиновных людей и особый порядок рассмотрения дела в суде. В настоящий момент ни один из адвокатов, насколько нам известно, на это не согласился. Дальнейшие согласованные действия адвокатов — это главное, что можно сейчас сделать», — считает Фролова.

По ее словам, недавнее заявление Руслана Д. на телеканале «Дождь» вызывает много вопросов. «Человек не появился перед камерой. Если брать за основу текст, где Руслан Д. уверяет, что он — не сотрудник спецслужб, то это единственный человек, который виновен в данном преступлении», — полагает Фролова.

Иванов согласился: есть факт, который сейчас неоспорим — в деле фигурирует некий Руслан Д., который, по версии прессы, является человеком, спровоцировавшим подростков на создание организации.

«Если он является сотрудником правоохранительных органов, тогда это провокация. Если нет — он первым должен быть привлечен к уголовной ответственности за создание экстремистского сообщества», — считает адвокат.

«Ребята просто встречались, общались. Не нужно им было ни офисов, ни стрельбищ, ни уставов», — поддержала мать обвиняемой Анны Павликовой Юлия Павликова.

«По рассказам Ани, Руслан Костыленков был довольно пассивным „лидером“, что-то делать откровенно ленился. И Руслан Д. постоянно закидывал его какими-то указаниями. Это есть в переписке», — заметила она.

Адвокат Анны Павликовой Ольга Карлова мнение о том, что это дело спровоцировано, разделяет. «Я человек абсолютно аполитичный. В этом деле меня волнует только правовая сторона. На мой взгляд, дело является результатом жесточайшей провокации со стороны взрослого человека, обладающего умением воздействовать на людей, имеющего в арсенале технологии и методики по организации таких преступлений. На самом деле, организатором преступления является он, а не Руслан Костыленков. Я изучила все материалы дела, которые мне доступны на сегодняшний день, и даже переписку, которую мы смогли изъять благодаря маме Ани Павликовой. Телефон был зарегистрирован на нее, и мы смогли получить доступ. Там все руководящие инструкции исходят от Руслана Д. Я не увидела там ни одного сообщения от Руслана Центра (Костыленкова), которого позиционируют как лидера», — изложила она свою версию.

«Этот человек (Руслан Д — „Росбалт“) дважды не дал уйти моей подзащитной из этой организации. Забросал ее личными сообщениями: вернись, без тебя никак. У нас есть документальные подтверждения. То, что она сейчас проходит все эти испытания, на его совести. Кроме того, в показаниях Руслана Д. отсутствуют указания на двух внедренных сотрудников: Рустама Кашапова и Максима Расторгуева. Он просто о них не упоминает. Почему? При том, что Максиму Расторгуеву, судя по его же показаниям, в свое время Руслан Костыленков предложил возглавить штурмовой отряд. Судя по показаниям того же Расторгуева, при этом присутствовал Руслан Д. Но этого в показаниях Руслана Д. нет. Почему он не призывает к ответственности ни Максима Расторгуева, ни Кошапова, которые также были участниками „Нового величия“. Можно только предположить, что он знал, кто это такие», — считает адвокат.

«Именно Руслан Д., по показаниям Анны Павликовой, давал ей указание связаться с Кашаповым, потому что она — девушка, ей будет легче найти общий язык с парнями, и наладить отношения между Кашаповым и Русланом Центром (Костыленковым), потому что Центр его не переваривает. Руслан Д. уговорил Аню сходить на встречу с Кашаповым и получить подарок для Руслана Центра (Костыленкова). Это были каска и противогаз. Но почему-то встретил ее не Руслан Костыленков, а Руслан Д., и получил от нее каску и противогаз. Теперь это вменяется Анне Павликовой как элемент экстремистской деятельности», — заметила Карлова.

По ее словам, 29 августа защита подала ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Анны Павликовой. «У нас есть постановление ЕСПЧ, которое определяет действия тайного агента. Это не обязательно должен быть оперативный сотрудник. В это понятие, по практике европейского суда по правам человека, попадает любое третье лицо, которое сотрудничает с органами и занимается провокацией к совершению преступлений. Есть практика Верховного суда РФ, который также не раз прекращал уголовные дела на основании того, что было установлено: умысел на совершение преступления не возник бы без действий третьего лица — провокатора. Напомню, Руслан Д. за свои деньги арендовал помещение для собраний. Это доказано. Последние два собрания проплатил он, потому что ни у кого не было денег. Сам не явился под каким-то предлогом. Пришли только Павликова, Костыленков, Гаврилов и Крюков. Они приняли решение разойтись, потому что всем это уже надоело. Это было сказано 12 марта, а 15 марта их арестовали», — отметила адвокат Павликовой.

«Если Руслан Д. внедрился, чтобы раскрыть преступление, для чего тогда ему понадобилось вовлекать 17-летнюю девочку, которая, по сути, уже ушла из движения?» — недоумевала Карлова.

По ее словам, вчера вместе с Юлией Павликовой — мамой Ани — они подали заявление о привлечении Руслана Д к уголовной ответственности по статье 150 части 4 УК РФ — «вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления по мотивам политической ненависти».

Также вчера от имени Анны Павликовой подали ходатайство о прекращении уголовного преследования в ее отношении с указанием на то, что она была вовлечена в состав организации, дважды уходила. «Как мы знаем, если человек добровольно покинул организацию, он не подлежит уголовной ответственности», — напомнила Карлова, подчеркнув, что борьба только начинается.

Как заявил правозащитник, член СПЧ Николай Сванидзе, ход этого дела наводит на определенные выводы. «В СИЗО находились две девушки, которые за это время уже успели в значительной степени сломать себе здоровье. Их никто не собирался выпускать под домашний арест. Было несколько этапов рассмотрения этого дела в суде, и зачитывались все бумаги — 188 тысяч строк о том, какие они все „ботаники“, какие они домашние, бабушек через дорогу переводят, зверюшек любят, уроки не прогуливали. Это все чистая правда. Но она не производила никакого впечатления на суд. Судья выслушивал все и выносил решение — оставить меру пресечения в виде содержания под стражей. И потом это решение было изменено, и девочек отпустили. Почему? Было оказано общественное давление. Совершенно очевидно, что характер нашей судебной и правоохранительной системы сегодня таков, что решения принимаются, в зависимости от того, что это за дело, на одном из верхних этажей власти. Иногда — на достаточно высоком этаже. Для того, чтобы это решение было принято, нужно оказывать постоянное общественное воздействие на ситуацию. Под лежачий камень вода не течет. Девочки и дальше бы сидели в СИЗО», — полагает Сванидзе.

По его словам, сейчас задача правозащитников и общества в целом — добиться прекращения уголовного дела, закрыть его за отсутствием состава преступления. Вторая задача — открыть дело в отношении провокатора.

«Совершенно очевидно: появился взрослый человек с профессиональными навыками психологического воздействия на молодых людей. Он все это технично сделал и слился. Для меня лично очевидно, что произошло, и кто этот человек. Такие вещи должны быть осуждены очень жестко. Дело „Нового величия“, если дать ему развиться, социально и политически опасно в перспективе. Боюсь, что это такое зернышко большого процесса. Сейчас это 10 человек, а потом может быть 20, 140 человек. Достаточно пройтись по телефонным книжкам, привлечь всех знакомых. И получится не одна звездочка на погоны, а две. Это очень опасно. На мой взгляд, сейчас критический момент этого дела. Мы должны это понимать», — полагает правозащитник.

Алла Фролова согласилась: Дело «нового величия» — лакмусовая бумажка для общества. «Когда в марте оно появилось, это был пробный шаг. К сожалению, за это время оно не первое. Есть еще одно дело, которое было открыто в мае. Обвиняемыми по нему проходят восемь человек, из них семь подростков, несовершеннолетних. Кстати, провокатор тоже имеет фамилию Константинов. Назовем его дело КНГ — команда наемных головорезов. Это молодые люди, которые играли во всякие глупости в „Бургер-Кинге“. Напомню, совершеннолетний там один, и сейчас он находится в СИЗО „Матросская тишина“.

Дело „Нового величия“ и дальнейшие действия спецслужб говорят о том, что они хотят поставить это на поток», — высказывает мнение Фролова.

«Мы боремся, и должны продолжать дальше — шаг за шагом. Освободить девочек — тяжело, долго, с ошибками, но сделали. Дальше мы должны прекратить это дело. Мы должны все понимать, что в борьбе за ребят, обвиненных по делу „Нового величия“, мы боремся за себя. Иначе статья 282.1 будет вирусной статьей», — резюмировала она.

Анна Семенец

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 0°